Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

Шахматист

Поль Мишель Фуко (1926—1984) Герменевтика субъекта (1982)

...Сначала напомним, что слово «любопытство» — это polupragmosune, т. е. не столько желание узнать что-либо, сколько бестактность. Стремление вмешаться в то, что нас не касается. В начале своего трактата Плутарх дает очень точное определение этому: «philomatheia allotrion kakon». Это желание, удовольствие узнать о том, что у кого-то что-то не так и что именно не так. Интерес к тому, что у другого не задается, не ладится. Удовольствие, извлекаемое из того, что узнаешь о его ошибках.

Collapse )

Шахматист

Михаил Юльевич Левидов (1891-1942) ЖЗЛ Стейниц. Ласкер. (1936)

Эмануил Ласкер — организатор побед

Si duo faciunt idem — non est idem (Когда двое делают одно и то же, это не значит, что получится одно и то же)
Латинское изречение

От обороны к нападению
...Летом 1895 года петербургское шахматное общество приглашает его в Петербург — очевидно для переговоров об устройстве матча с Чигориным. Предложение отклонено, ибо уже выработан организационный план знаменитого гастингского турнира, на котором должно было вскрыться, кто же такой, в конце-концов, этот Эмануил Ласкер: человек, которому везет, как уже начали тогда говорить о нем, или это человек, который действительно заслужил свой успех? Лишь в значительно более поздние годы понял шахматный мир, что в личности Ласкера объединяются оба эти момента, что Ласкер тот человек, который заслужил, чтобы ему везло.

Collapse )

Шахматист

Михаил Юльевич Левидов (1891-1942) ЖЗЛ Стейниц. Ласкер. (1936)

Вильгельм Стейниц — догматик
На этом я стою — и не могу иначе.
Мартин Лютер

Мысль, не становящаяся действием, — это выкидыш или измена.
Роман Роллан

Стейниц защищается и ошибается...
...Стейниц не отрицал величия Морфи, но ведь он видел, что это величие прошлого! О Морфи, о сравнении матча Морфи — Андерсен с матчем Стейниц — Цукерторт пришлось ему слышать со всех сторон. Великолепно! Я дам противнику бой на его собственной территории! И немедленно по окончании матча Стейниц бросается в ожесточенный бой против... Морфи. Ведь недаром же есть у него журнал, и из этого журнала его никто не может удалить...
И вскоре после матча Стейниц стал анализировать в своем журнале партии матча Андерсен —Морфи, доказывая, что метод игры того времени был совершенно неудовлетворителен с точки зрения современных взглядов (т. е. теории Стейница).
Мы уже знаем, что тактичностью никогда не мог похвастать Стейниц; и он не понимал, конечно, какую совершал «тактическую ошибку», критикуя Морфи. Вопрос этот не был так маловажен, как это может сейчас показаться. Американскому общественному мнению тогда уже приходилось слышать нелестные суждения, что всю свою культуру Америка взяла из Старого Света, не имея никаких своих достижений в области науки и искусства. И поскольку особо оспаривать эти мнения не приходилось, то имя Пауля Морфи было тоже некоей опорой для американского буржуа, понятия не имевшего о шахматах, но желавшего хоть где-нибудь, помимо доллара, найти американское превосходство перед Европой.

Collapse )

Шахматист

Michael Polanyi (1891-1976) Личностное знание (1958)

Часть 1 Искусство познания
Глава 1 Вероятность
6. Максимы
В главе, посвященной анализу умений и навыков (гл. 1), я еще остановлюсь подробнее на этих правилах (или нормах), регулирующих искусные действия, которые я хотел бы назвать максимами. Максимы - это правила, искусное применение которых составляет часть области мастерства, в которой они формулируются как некие регулятивные принципы.

Collapse )

Шахматист

Дневник голодания, или режиме, о голоде, о лишениях и свободном времени.

Внеочередная пауза в питании. После выхода из июльского вынужденного входа прошло 44 дня, в коих был 1 (один день). 
Ура, вторая попытка в этом году оставить употребление табака оказалась успешной. Не употребляю зелье те же самые сорок четыре дня. И, на выходе, не без обращения к поддержке сил небесных, вместе с курением убрал из своего рациона кофе, чай, прочие напитки, пью воду.

Тело, лишенное привычных химикатов онемело от горя и подлости, но за полтора месяца без стимулятов, пообвыклось, изменения отчетливые со сном. Желание спать приходит отчетливо, информативно, не проблем, не прибивает, можно и задержаться, засыпаю нынче в секунды, сплю глубоко, в общем, срослось. 
Очень заметна прибавка времени, которое было поглощено поглощением и нейтрализацией этих двух лишних привычек.

Из чего складывался режим в эти сорок четыре дня?
Ежедневно, утром и вечером чтение текста, 2*45=90мин.
Пять раз в неделю дважды в день - со службы и на службу 2*45=90мин. хорошей такой ходьбы, во время ходьбы 2*45=90мин аудио уроки. лекции знающих.
Тренировки и гимнастики - обычный трехчленный цикл, подтягивания четыре подхода, отжимания+гибкость и подвижность, гибкость подвижность и силовой комплекс на корпус и разгибатели ног. В среднем кладем 45мин.
Урок древнего языка себе - 45 мин.
Упражнения на аккордеоне - 60 минут.
Урок немецкого ученику - 45 минут.
Итого выходит ежедневно в среднем 90мин чтение, языки 90мин, гимнастика 45мин,  аккордеон 60мин, лекции и ходьбу 90 минут не считаем, это не нагрузка и неприятность, а самое отличное время для тушки и прочего ливера, включая мозговую мякоть, время расслабухи, движухи и восприятия информации. Гимнастику, кстати, тело начало считать за отдых, во первых размяться и отдохнуть от вынужденного положения тела. К тому же, гимнастика проста, это тебе не ноты разучивать и попадать в них пальцами рук, или правила запоминать, на сегодня - язык и аккордеон - самые трудные уроки дня, приступить к ним стоит усилий, несколько раз окладывал до очень поздних времен, но это становится всё чаще и чаще желанным, хочется играть то, что выходит лучше и надежней, за это время - связал значки нотного стана с движением тела и запомнил новую песню - Гори гори моя звезда, уже пора переводить её в базовую часть урока, удивительная музыка.
Итого, выходит, лень считать, почему внеочередная пауза в питании, что такое режим, и зачем его необходимость, некотрые наблюдения и рассуждения о питании и голодании - завтра. 
Да, так вот, в этом куске режима время, освобожденное от курения и возлияни зелий - стало очень ощутимым, нет ни гонки, ни поспешности, если встаешь в охотку, выходит, в восемь начинается первый урок, потом язык, потом гимнастика, потом музыка, это будет два с половиной часа и сорок пять минут, сорри, туплю, это будет вместе с паузами между уроками - проще сделать эту основу одним махом, без попыток присесть за компом, или сожрать что-нибудь в неурочный час, это будет 8+3,5 = 11,30 свободен, остается куча свободного чтения на дополнительное чтение тупление в шахмат, где мне за последнее время  обламали весь рейтинг. Урок для ученика - уже на вечер, перед ужином, это уже не трудно. Всего получается конструктивной деятельности три с половиной часа, плюс три четверти час, короче, если не торопясь и вразвалочку перемещаться от урока к урок, это 4,5 часа в день - обязательных занятий, все успевается, есть наблюдения по реакциям тела и разума на неотменимые виды деятельности. Но - реально прибивает, завтра продолжу отчет о некоторых особенностях прошедшего полуторо месячного режимного блока.
Шахматист

Дневник голодающего - пять дней до приказа.

Ну вот, смех смехом, а неделя эта в разгаре.
А с понедельника лишенцы мы.
Депривация еды.
Чтобы прервать, значит, вечное лето в холодильнике, чтобы тушке жизнь раем не казалась.
Об чем скучать будем, того и кушать будем.
Еще один вроде как доброволец намечается - голодать будет параллельно, и ежденевно будет каплю крови жертвовать, будем смотреть его показатели.
В этот раз к голоданию подошел в ничё так форме, мышечная ткань присутствует, два месяца режима себя проявили.
Отчаянно придерживаюсь режима - аккордеон сегодня был, а гимнастику пропустил - мотивация - лень, и три дня было подряд, типа можно день пропустить, завтра длинная, с утра будет проще её сделать.
Шахматист

О правде, лжи, и стремлении к сознательной смерти. Продолжение.

Посрал.
Все по-честному.
Но мы подобрались близко, к тому моменту, когда меня осенило, когда я с изумительной ясностью понял, какую роль играет ложь в дезинтеграции личности, почему глупость собирает такую богатую жатву.

Все дело - в тренировке.

Еще одно - надеюсь, последнее, перед изложением сути замечание.
К моменту моего осознания роли лжи в деле разрушения личности, у меня за плечами было года четыре тренировок. И вот опять - невозможно удержаться от веточки рассказика, который, хотя это и не видно со стороны, имеет, тем не менее, самое прямое и непосредственное отношение к телу повествования. И, рискуя навлечь на себя праведный гнев нетерпеливого читателя, я пойду на поводу его стремления осуществиться. Речь опять об осознании. Много места повествование о нем не займет, рассказик маленький, но вполне заслуживает самостоятельного название. И название это будет... ну хотя бы... а почему бы и нет... - История одного заблуждения.
Итак.

История одного заблуждения.
Было это в дни московской олимпиады. Был я тогда студент и нас припахали на обслуживание этих самых игр. Я относился к службе стадиона, а проще говоря стоял, еще с одним пареньком на третьестепенных воротах в Лужниках. Мимо нас редко кто проходил/проезжал/следовал, это было тихое зеленое местечке, где стояли спортивные снаряды в виде перекладины и прочих железяк, назначение которых было для меня в то время неизвестно. Ну вот. А паренек этот был изумительно умным. Я тоже был изумительно умным в те времена, но тут на моем пути встретился поразительный человек. Он обыгрывал меня в шахматы и/или шашки как хотел и когда хотел. При этом он нисколько не рисовался, часто повторяя, что все, что нужно - это уметь считать. Но -считать в то время я ничего не хотел, играть в эти игры тоже в общем-то не умел, проигрывать мне быстро надоело и никаких осознаний эти проигрыши во мне не вызвали, слишком сильно было во мне понимание того, что я в любом случае поумнее буду, подумаешь, какие то там шашки. Да, и ни причем здесь шашки. А причем здесь перекладина. От нечего делать - играть с ним я больше не хотел, мой напарник однажды подошел к перекладине. Просто так, у него в мыслях не было кому то чего-то доказывать или показывать. Он выделывал, легко, свободно и с видимым наслаждением разные штуки на перекладине. Выход силой, подъем переворотом и еще куча движений, названия которых для меня и до сих пор остаются тайной. Во, вспомнил одно - "склёпка" называется. Не суть, не суть, не суть. Как выяснилось потом, он умел делать даже "солнышко", оказывается, он вообще был дипломированным гимнастом. Ну вот. А я всегда ЗНАЛ, что я ОЧЕНЬ сильный человек. Возможно, лет в пять, так оно и было, мне вообще повезло с тушкой, я бы давно уже сдох, если бы мне так не повезло. И я вот знал. Мне и в голову не приходило кому то что-то там доказывать. И уж тем более проверять. И вот, я подошел к этой перекладине с мыслью, - Шахматы это все хирня, щас я покажу, что на турнике тоже кой чего смогу показать. И подпрыгнул. И повис. И - не подтянулся. Вообще. Ни разу. Этот шок я помню отчетливо. В последующем у меня бывали удары и посильней, но это был первый - ТАКОЙ беспощадной ясности и силы. Все стало ясно - картинка в моей голове - совершенно не соответствовала реальности. Последние мои показатели в подтягиваниях были вполне даже ничего себе, у меня был в школе период увлечения гиревым спортом, мы жонглировали, лазали по канату, вообще забавлялись с гирями, у меня было несколько приколов, короче, лет в 14 я действительно был вполне даже сильным и физически развитым мальчиком. Такое вот представление и сохранилось в моей голове. И жило и даже развивалось, росло и крепло. Внешне это проявлялось нахрапистостью, наглостью и безбашенностью. И спокойным знанием собственного превосходства уж перед ровесниками-то сто процентов. Это знание было настолько прочным, что я ни разу и не испытывал потребности кому бы то ни-было что-то доказывать, ни другим ни себе. И никто и не удосужился показать мне мое заблуждение.
И тут вдруг такая катастрофа. Это было похоже на врезание в бетонную стену на крейсерской скорости, когда все кругом не предвещало никакого препятствия. Уйти от этой реальности, от крушения представлений, которые составляли фундаментальную основу моей спокойной уверенности в себе, не было никакой возможности. Я был физически слаб. Не слаб - ничтожен. Я мог висеть на перекладине как сопля. И это было все, что я мог сделать. И скрыться от этой ПРАВДЫ не было никакой возможности. "И это все, что я могу сказать о войне во Вьетнаме" (с) Форест Гамп.
Выбора у меня не было. Или я должен был разрушить фундаментальное мое заблуждение, заблуждение, на котором находилась, жила, росла, развивалась моя личность, разрушить его у меня просто не было ни сил, ни возможности, в те времена я еще не умел пользоваться напалмом, или... или сделать из заблуждения истину. Я должен был изменить реальность, я должен был стать сильным. И не просто сильным. В моем заблуждении - я был САМЫМ сильным из всех окружающих меня людей. Я прикупил литературы, вспомнил все, что я знал из тренировок (совсем в юном возрасте, лет этак в 12 меня выцепил со двора один дядечка, реальный рекордсмен мира по тяжелой атлетике, он убедил мою маму, что я должен обязательно тренироваться, что в 16 он гарантирует мастера спорта, поступление в институт и отмазку от службы, я был послан к нему в его железный ад, пару недель поездил, понял, что тут смерть моя пришла, и я бросил это дело, мотивировав тем, что стал хуево видеть, типа отслоение сетчатки и меня отпустили, но кое каких верхушек (как потом оказалось вполне поверхностных) я нахвататься успел), завел себе дома самопальную штангу, накупил гирь и гантель, соорудил дома стойки (бля - это были подставки для капельниц, спизженные со склада военной кафедры, они спокойно выдерживали нагрузку до 200 кг, ахуй эта военная надежность) - и начал пиздячить. Все было очень всерьез, с тренировочным дневником, с кровью из носа, с постоянно болевшим в разных местах телом, с прохладным неосознаваемым тогда убеждением - или я сильный, или - дальше мысль не шла, все было ясно и понятно - Я - СИЛЬНЫЙ, просто нужно немного времени, чтобы это проявить. И я тренировался каждый божий день. И делал кучу ошибок. Но ритмичность тренировок, за два года я вряд ли пропустил больше трех дней, за первый год - не было ни одного пропуска, я стал действительно сильным, перепрыгивал легковушку, мог приподнять запорожец с любого края, подтягивался 40 раз в 4х подходах с двухпудовкой на поясе, через три года (на момент описания момента осознания я уже поуспокоился и продолжал хуячить уже чисто от удовольствия и продолжая движения к цели - стать реально самым сильным в мире, хотя бы в жиме лежа (я тогда не знал результатов чемпионов мира, да и знал бы они меня не испугали бы, я все еще наращивал силу и массу и не подозревал о том, что мои способности могу вообще не позволить мне даже и близко подойти к этим вот результатам. Ну вот. Зачем я это сюда вплел? Да просто так, чтобы было, да и к тому же когда начал это дело писать - было четкое ощущение, что все это ложится в общую канву размышление о правде и лжи.
Но к осознанию.
Случилось это в гостях.
Володя (назовем его так) пригласил меня домой.
Он вообще богато жил, у него водились деньги, дома его жена приготовила какой то удивительно красивый и мало питательный для меня суп - на то время мой атлетический завтрак составлял полкило творога+6 ложек сахара+2 яйца - все было очень красиво, уютно и по-домашнему, и вместе с тем очень грациозно и эстетично. И вот, мы покушали, и я сел на уши его жене, а Володя устроился в кресле перед телевизором, с дочкой (было ей тогда лет наверное пять) на коленях, с изумительно блаженным, любящим, домашним, совершенно счастливым видом. Между тем, всего только два часа назад - я знал это доподлинно - было в его жизни деятельность, которая, по моим представлениям совершенно не согласовывалась с этой вот безмятежностью, человек который делал то, что делал Володя два часа назад - никак не согласовывался с безупречным, искренним, открытым, безоблачным и счастливым семьянином, который жил сейчас перед моими глазами. Я никак не мог уложить это в голове, как это вообще возможно, так вот перевоплотиться. И когда мы остались вдвоем, я спросил его, Володь, как тебе это удается? Как у тебя получается - днем ебать совершенно чужих телок, причем делать это совершенно самозабвенно, искренне, честно, а вечером - так же честно смотреть в глаза своей жене и вообще чувствовать себя совершенно в своей тарелке? Как?
Он поглядел на меня с легким недоумением, пожал плечами и сказал безмятежно, - А я этого уже не помню.
Он не помнил того, что было два часа назад! В его искренности сомнений не было, он действительно всегда был рад разрешить любое мое заблуждение, всегда был открыт, всегда отвечал прямо, ясно и честно.

И в голове моей - щелкнуло. И мозаика сложилась. И я понял - причина приобретенного слабоумия - тренировка на забывание!

Кстати - вспомнил, зачем я приплел сюда рассказик о моих тренировок - ради одного только вывода, который попутно у меня в процессе обретения силы и поправке реальности под мыслеконструкцию среди прочих выводов образовался. Тренировка позволяет достичь результата.

И тренировка на забывание - а этот тренинг у некоторых не прекращается ни на минуту - это отдельная история - история о том, почему многие люди тренируются в этом виде спорта - приносит свои плоды, учтите, что речь идет о годах, что там - о десятилетиях тренировок - даже такая изумительная машина, человеческий мозг - разучается запоминать.

Но это - уж точно - иная история, история, которая дала мне занятие на годы и годы вперед, история поиска и уничтожения лжей, как выяснилось, лжи маскируются даже под правду, но об этом - потом.

Лишь одно замечание. Чем более развит разум, чем точней, умней, разнообразней его мышление, тем лучше, при прочих равных физическое здоровье тела, это научный факт, проверено на людях, поэтому - чистая голова - помогает комфортному выживанию, но это уже так - просто так... далеко не каждый желает осознанно выжить...