Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Шахматист

Лев Николаевич Толстой (9 сен 1828 - 20 ноя 1910) Псс. Том 19. Москва – 1935

Анна Каренина
Роман в восьми частях (1873 —1877)
Часть седьмая
...Только в самое первое время в Москве те странные деревенскому жителю, непроизводительные, но неизбежные расходы, которые потребовались от него со всех сторон, поражали Левина. Но теперь он уже привык к ним. С ним случилось в этом отношении то, что, говорят, случается с пьяницами: первая рюмка — коло̀м, вторая соколо̀м, а после третьей — мелкими пташечками. Когда Левин разменял первую сторублевую бумажку на покупку ливрей лакею и швейцару, он невольно сообразил, что эти никому ненужные ливреи, но неизбежно необходимые, судя по тому, как удивились княгиня и Кити при намеке, что без ливреи можно обойтись, — что эти ливреи будут стоить двух летних работников, то есть около трехсот рабочих дней от Святой до заговень, и каждый день тяжкой работы с раннего утра до позднего вечера, — и эта сторублевая бумажка еще шла коло̀м. Но следующая, размененная на покупку провизии к обеду для родных, стоившей двадцать восемь рублей, хотя и вызвала в Левине воспоминание о том, что двадцать восемь рублей — это девять четвертей овса, который, потея и кряхтя, косили, вязали, молотили, веяли, подсевали и насыпали, — эта следующая пошла всё-таки легче. А теперь размениваемые бумажки уже давно не вызывали таких соображений и летели мелкими пташечками. Соответствует ли труд, положенный на приобретение денег, тому удовольствию, которое доставляет покупаемое на них, это соображение уж давно было потеряно.

Collapse )

Шахматист

Лев Николаевич Толстой (9 сен 1828 - 20 ноя 1910) Псс. Том 15. Москва – 1955

Война и мир. Черновые редакции и варианты. Часть третья
I. Варианты из черновых автографов и копий
* № 259 (рук. № 96. T. IV, ч. 1, гл. XII, XIII).

— Что ж, тебе скучно тут? — спросил Пьер, приподнимаясь.
— Как не скучно, соколик! Меня Платоном Каратаевым звать, — прибавил он, видимо с тем, чтобы облегчить Пьеру обращение к нему. — Соколик прозванье. Как не скучать. Москва — она городам мать. Как не скучно на это смотреть. Москву заполонили, всю. Расею забрали. Как не скучно.
— Что ж ты думаешь, что уж конец России? — сказал Пьер.
— Расеи конца сделать не можно, — спокойно и споро отвечал Платон, — потому Расеи да лету союзу нету. А по грехам. Покорись беде, и беда покорится. Терпеть надо. Да наше дело такое.

В балагане, в который поступил Пьер, было 23 человека пленных солдат, офицеров, чиновников. В замкнутой жизни этого небольшого общества людей, несмотря на исключительное положение — неволи, бедности, лишений, в к[оторых] они находились, сложились также резко и определенно все те формы жизни, в которых всегда и везде выражается человечество. Сделалось само собой разделение труда: одни солдаты занимались грубой работой, другие — устройством, третьи — высшими соображениями. Образовались классы высших (майор, чиновник и Пьер), средних — офицеров, фельдфебеля и еврея и низших — солдат. Отделился не класс — разряд людей: художников, поэтов, мыслителей (сказочник, шутник-солдат, Пьер, Каратаев), разряд людей, доставлявших духовную пищу. Выразилось вечное свойство человеческой природы: тщеславие. Люди гордились и тщеславились, выдумывая себе предлоги тщеславия: кто своим знанием французского языка, кто своим платьем и знакомствами. Чувство собственности, — хотя и, казалось бы, нечего было этим людям иметь собственного — точно так же связывало и разделяло людей. Играли в шашки и карты на деньги, которые некуда было употребить, и на платье и сапоги. Солдаты играли в бабки на бабки, которые не имели, казалось бы, никакой ценности, но которым придана была общим согласием искусственная ценность и можно было радоваться приобретению и печалиться потере их.

Collapse )
Collapse )

Шахматист

Лев Николаевич Толстой (9 сен 1828 - 20 ноя 1910) Псс. Том 15. Москва – 1955

Война и мир. Черновые редакции и варианты. Часть третья
I. Варианты из черновых автографов и копий
* № 255 (рук. № 96, T. IV, ч. 1, гл. IX—XII, и ч. 2, гл. XII).
...Пьер в своей жизни имел избыток всего, что только могут желать люди. Теперь же он испытывал лишения, которых не испытывают самые несчастные из людей, и потому он мог желать всего. И из этого всего он так ясно видел теперь то, что было существенное благо, и то, что было ложь. Как ему странно было вспоминать теперь, как он, теплый, сытый, безопасный, лежал в своем кабинете и чувствовал себя несчастным. Теперь он понимал, что для счастия жизни нужно только <жить> без лишений, страданий, без участия в зле, которое делают люди, и без зрелища этих страданий. Тихий уголок где-нибудь, ясное солнце, садик, занятие, первое, которое встретится, свободное занятие, думал он, еще приятнее [?], больше ничего мне не нужно.

* № 256 (рук. № 96. T. IV, ч. 1, гл. XII, XIII, и ч. 2, гл. XI— XII).
...Платон Каратаев [зач.: казалось] не знал ничего ач.: на свете] наизусть, кроме тех солдатских ответов, которые он в рекрутстве выучил из-за сильных побоев, и он не знал ни одной поговорки и пословицы. Когда Пьер, иногда пораженный смыслом его речи, просил повторять сказанное, Платон Каратаев не мог вспомнить того, что он сказал минуту тому назад, и, когда он говорил свои речи и начинал их, казалось, не знал, чем он кончит. Он был как бы живой сосуд, наполненный чистейшей народной мудростью, сам не зная этого. На всё всегда он был согласен, всем всегда доволен, на всё у него было словечко, иногда шуточное, иногда поразительно глубокое и тем более поразительное, что он говорил иногда совершенно противуположное тому, что он говорил прежде, но и то, и другое было справедливо.

Шахматист

Лев Николаевич Толстой (9 сен 1828 - 20 ноя 1910) Псс. Том 14. Москва – 1953

Война и мир. Черновые редакции и варианты. Часть вторая
II. Варианты из наборных рукописей
* № 234 (T. III, ч. 3, гл. X, Х І І - Х І Х ) .

...Наступил последний день Москвы. Была ясная, веселая, осенняя погода. Было воскресенье. Как и в обыкновенные воскресенья, благовестили к обедне во всех церквах и до полдня еще продолжалось постоянное непонимание того, что ожидает Москву. Прежние отношения между людьми еще держались во всё прежней силе. Даже после полдня, когда не по какому-нибудь объявлению или сигналу, а по таинственному телеграфу народного сознания мгновенно узналось то, что Москва отдается, всё еще оставалось то же.

Collapse )
Collapse )

Шахматист

Лев Николаевич Толстой (9 сен 1828 - 20 ноя 1910) Псс. Том 14. Москва – 1953

Война и мир. Черновые редакции и варианты. Часть вторая
I. Варианты из черновых автографов и копий
№ 183 (рук. № 89. Тт. III—IV).
...На полях: Pierre испугался до ужаса после и передумал смерть и полюбил жизнь, детей, дружбу, еду, булку.
...Старый граф видел всё это. Ему это не было радостно. Ему было тяжело и грустно — он чувствовал, что он при всем этом не нужен, что он отжил свою жизнь, сделал дело свое: наплодил детей, воспитал, разорился, и теперь они ласкают, жалеют его, но им его не нужно.

Collapse )

Шахматист

Лев Николаевич Толстой (9 сен 1828 - 20 ноя 1910) Псс. Том 13. Москва – 1949

Война и мир. Черновые редакции и варианты
Варианты к тому второму «Войны и мира».
№ 152 (рук. № 89. T. II, ч. 5, гл. XX—XXII).
Зачеркнуто.: Они заговорили о <Сперанском> войне и отъезде государя. — Не бойся, ничего не будет, — сказал Андрей, — другой плот на Немане построим и скажем que nous sommes de grands hommes [что мы великие люди] и всё кончится.

Зачеркнуто.: О главнокомандующем он сказал: — Бенигсен лучше всех, с ним приятные воспоминания у государя, вместе шалили и шутили над Павлом.
Когда Pierre сказал, что заметно патриотическое настроение, — да, как в седьмом году, особенный патриотизм выказали те, которые собирали провиант и сукно.

Шахматист

Лев Николаевич Толстой (9 сен 1828 - 20 ноя 1910) Псс. Том 13. Москва – 1949

Война и мир. Черновые редакции и варианты
Варианты к тому второму «Войны и мира».
* № 127 (рук. № 89. T. II, ч. 4, гл. VIII, IX, XIII).
...Nicolas сидел по утрам в своем накуренном кабинете с трубкой и книгой, хотя ему и нечего было делать отдельно, но так, потому что он был мущина.

№ 134 (рук. № 89. T. II, ч. 5, гл. I—V).
...В Москве, как только он въехал в свой огромный дом, с засохшими и засыхающими княжнами, с громадной праздно кормящейся дворней, как только он увидал, проехав по городу, эту Иверскую с свечами, эту площадь с неизъезженным снегом, этих извощиков, эти лачужки Сивцова Вражка, увидал стариков московских, всё ругающих, ничего не желающих и никуда не спеша доживающих свой век, увидал старушек, московских барынь и английский клуб, он почувствовал себя дома, в тихом пристанище.

Collapse )

Шахматист

Лев Николаевич Толстой (9 сен 1828 - 20 ноя 1910) Псс. Том 13. Москва – 1949

Война и мир. Черновые редакции и варианты
Варианты к тому второму «Войны и мира».
Часть первая.
* № 81 (рук. № 85. T. II, ч. I, гл. I — II).
...В эти ночи он чувствовал себя влюбленным, но не в кого нибудь, а в самого себя, в свое прекрасное чувство, в свою способность к высокой любви к кому то и к чему то.

* № 82 (рук. № 85. T. II, ч. 1, гл. V, X).

Collapse )