papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Лосев Алексей Федорович (10 (22) сентября 1893 — 24 мая 1988) История античной эстетики т. 7.

Афинский неоплатонизм

Гипотезы «Парменида» Платона в связи с историей их истолкования в античном неоплатонизме

Заключение

Всеобщий и вечно существующий организм в максимальной полноте своих функций — вот предмет античной эстетики. Выражаемое здесь — материально-чувственный космос, взятый в своей глобальной стихийности; выражающее здесь — его вечно становящиеся чувственно-материальные части (области, моменты); и, наконец, выраженное здесь — материально-чувственный космос, но уже не глобально не расчлененный, а данный в полноте всех своих тоже материально-чувственных, структурно расчлененных и целесообразно соподчиненных моментов (небесный свод, земля и подземный мир). При этом делается понятным весь огромный и прямо-таки невероятный интерес всей античности к проблеме становления. Это становление ведь и является гарантией того, что материальное тело максимально полно себя выражает. В системе выразительных (то есть эстетических) категорий становление тела есть не что иное, как выразитель его выражаемой предметности. Вот почему это становление, но уже в структурно оформленном виде, входит в античности и в окончательную эстетическую выраженность, будучи ее вечной осмысленно-бурлящей стихией и жизнью.

Приложения
I. Порфирий. «О пещере нимф»

Однако космос, темный и тумановидный в силу своей материальности, оказывается прекрасным и привлекательным благодаря сложным сплетениям и упорядоченному расположению образов, почему и называется космосом. Вполне справедливо называть и пещеру привлекательной для входящих в нее и встречающих в ней разного рода образы. Тем же, кто мысленно проникает в ее бездонную глубину, она уже представляется мрачной.

Двойственный характер пещеры брался для выражения не интеллигибельной, а чувственной сущности. И данная пещера, имея в себе неиссякаемые источники влаги, является символом не интеллигибельной, а чувственной сущности. Это не было святилище орестиад [горных], или акрейских [вершинных] нимф, или каких-либо еще иных. Оно было святилищем наяд, получивших свое имя от потоков [naiô или naö — «теку»]. Нимфами-наядами мы называем собственно потенции, присущие воде, но, кроме того, и все души, вообще исходящие в [мир] становления. Предполагалось, что души эти соединяются с влагой, движимые божественным духом, как, по словам Нумения, сказал и пророк: «Дух божий носился над водами» (Библия, Книга Бытия I 2). Египтяне вследствие этого помещали свои божества (daimonas) не на чем-либо твердом, а на кораблях — в том числе и солнце, а также и парящие над влагой души, нисходящие для становления. Это же приводило Гераклита (В 77) к учению, что для души становление во влаге представлялось не смертью, а наслаждением. Они испытывают наслаждение, ниспадая в мир становления.

В другом месте он говорит: «Мы живем их смертью, а они живут нашей смертью» (там же).

Чистые же души отвергают становление. Сам Гераклит (В 118) говорит: «Душа сухая — самая мудрая». Вследствие этого дух (pneyma) увлажняется, делается более мокрым, стремясь здесь к [плотскому] соединению, так как душа влечется к влажному дыханию из-за склонности к становлению.

Римляне празднуют Кронии [Сатурналии], когда солнце входит в созвездие Козерога, и во время празднеств надевают на рабов знаки свободных, и все друг с другом общаются. Основатели обряда этим хотели показать, что те, кто ныне по рождению являются рабами, в праздник Кроний [Сатурналий] освобождаются, оживают, и через место, являющееся жилищем Кроноса, небесными вратами возвращаются в мир становления.

...

И вообще в дверях ни в какое время не полагается болтать, потому что дверь священна. Поэтому пифагорейцы и египетские мудрецы не позволяют разговаривать при проходе через двери или ворота, выражая молчанием свое благоговение перед божеством, в котором начало всего.

Причем у Платона в «Горгии» (493d) сосуд истолковывается как души. Иная бывает благодетельна, иная — зла. Одна — разумна, другая — неразумна. Сосудами называют души как носительницы различных способностей и деяний. У Гесиода (Орр. 94) говорится также о двух сосудах, из которых один закрыт, другой же открываем наслаждением, и содержимое его расплескивается во все стороны, в нем же остается одна только надежда. Те, у кого дурная душа, подверженная рассеянию в материи и уклоняющаяся от порядка, питают себя обычно лишь благими надеждами.

Не следует думать, что подобные толкования искусственны и убедительность их есть результат измышлений. Надо признать, насколько древняя мудрость и гомеровская разумна, и не отказывать ей в точности [понимания] всякого достоинства [добродетели] человека, так как Гомер в мифологическом вымысле загадочно намекал на изображение божественнейших вещей. Гомер не достиг бы цели в создании всего своего замысла, если бы не исходил из некоторых истинных представлений, перенеся их в вымысел.

Ну да ну да... живые — есть? А мертвые — есть?

Ямвлих. Теологумены арифметики
I. [О единице (monados)]

...
Единица (monas) — начало числа, существующее до всякого полагания. Она называется «monas» (монада) от «menein» («пребывать постоянно»), потому что единица, на какое бы она ни распространялась число, сохраняет неизменным один и тот же вид (eidos); например, единожды три — три, единожды четыре — четыре: очевидно, что единица, перейдя на эти числа, сохранила один и тот же вид и не сделала число другим.

Tags: Лосев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments