papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Categories:

Институт Дальнего Востока РАН Духовная культура Китая : Энциклопедия : в 6 т. т. I

Философия

...

Мо-цзя

...

В отличие от конфуцианцев, противопоставлявших «долг/справедливость» (и [1]) и «пользу/выгоду» (ли [3]). моисты доказывали взаимообусловленность этих понятий: «справедливость —- это то, что полезно». Но «справедливость» не тождественна «пользе» — результату деятельности, а представляет собой нравств. оценку поступка, имеющего практич. пользу для общества. Поздние моисты четко разграничивали «действие», «деяние» (вэй [1]) вообще и нравств. «поступок» (син [3]) см. Чжи—син). Критериями оценки «действий» и «поступков» являются их мотивы и цели («устремления», «желания» — чжи [3]), а также последствия — «результат» (го [2]) и их обществ, значимость, выраженная в понятиях «заслуга» (гун [3]), «награда» (дэ [2]), «слава» (жун юй) и «преступление» (цзуй), «наказание» (фа [2]).

...

Поздние монеты добавили к этому свою систему взглядов на процесс познания, виды и критерии знания, методы его достижения, причины ошибок и критерии истины. В основе этой системы лежит решение одной из главных во 2-й пол. IV в. до н.э. филос. проблем: соотношения «имен» (мин [2]) и «реалий», «действительности» (ши [2]). Согласно учению мо-цзя, знание является отражением действительности в форме «имен»-понятий; последние суть «названия реалий», к-рые для своего существования «не нуждаются в именах». Свойство не существует отдельно от вещи; познавая свойства, человек познает вешь; ни одно из свойств — тех, что познаны, и тех, что не известны, — нельзя изменить, не изменив предмета. Чувств, познание, отвечая на вопрос «какова вещь?» (со жань) и давая «одностороннее знание». (ти чжи) о предмете, не дает ответа на вопрос «почему она такова?» (со и жань) и должно быть дополнено рассуждением в последовательности: «описание» (цзюй [4]) вещи или явления, «исследование» (ча), «осмысление» (люй [2]). Далее исследование человеч. мышлением знаний, полученных от др. людей, осуществляет переход к высшей стадии разумного знания — «мудрости» (чжи [1]), когда постигается «почему вещь такова?», т.е. «причинность» (гу [1]) и т.н. «всеобщее знание» (цзянь чжи).

...

Поздние монеты разработали также подробное учение о «методе» (фа [1]) как своде правил получения истинных знаний и способов применения последних. «Метод» включает «замысел» (и [3]), «способ действия» (гуй [2]) и «форму» (юань [3] — поверку результата первонач. намерением). Из учения о «методе» вытекали общие условия получения «ясного» (мин [3]) знания посредством суждений (сань у — «три [основополагающие] вещи»): 1) суждения должны иметь «основание», «причину» (гу [1]); 2) необходимо следовать правилам построения умозаключений — «принципам» (ли [1]); 3) для построения умозаключений суждения должны иметь «родовое» (лэй) сходство, т.е. объединяться каким-либо обшим содержательным признаком («Мо-цзы», гл. «Да цюй»).

...

Большинство ошибок в познании, согласно мо-цзя, обусловлено пятью видами причин: 1) односторонность восприятия вещей органами чувств; 2) ограниченность познавательных способностей человека в каждый данный момент; 3) неверное использование «имен»-понятий (неправильно соотносимых с «действительностью»); 4) нарушение правил рассуждения; 5) «незнание того, что знаешь и чего не знаешь», т.е. отсутствие четкого представления о границах собственного знания о предмете.

...

Мэн-цзы («Учитель Мэн»), Мэнций, Мэн Кэ, Цзы-юй. 372/71 или 390/89 — 289 или 305 до н.э.

...

Лю Сян (I в. до н.э.) в «Ле нюй чжуань» («Жизнеописания великих женщин», разд.

«Жизнеописание образцовых матерей») поместил рассказ о матери Мэн-цзы — вдове, дважды менявшей место жительства, чтобы сын оказался в благотворной среде (от кладбища переехала к рынку, а оттуда к школе), и продолжавшей его воспитывать даже после женитьбы, но в итоге последовавшей «пути женщины» — после смерти мужа слушаться сына. Когда же она умерла, Мэн-цзы подвергся обвинению в том, что похоронил ее пышнее, чем отца («Мэн-цзы», I Б, 16).

последовавшей «пути женщины» ...

...

Примерно в 70 лет, возможно вновь по завету Конфуция, к-рый в таком возрасте стал «следовать желаниям своего сердца» («Лунь юй», II, 4), Мэн-цзы оставил эти попытки, вернулся к частной жизни и всецело предался теоретич. деятельности

...

В конф. осмыслении осн. характеристик «природы» (син [1]) человека учение самого Конфуция следует считать своего рода «нулевым циклом». В нем были даны предпосылки для отстаивания различных, даже противоречащих друг другу точек зрения по этой проблеме, что затем и реализовалось прежде всего в противостоянии теории Мэн-цзы и выдвинутого другим крупнейшим конфуцианцем древности — Сюнь-цзы (III в. до н.э.) учения о «злой природе» (син э) человека. В «Лунь юе» сообщается, что «нельзя было услышать рассуждений Учителя (т.е. Конфуция. — АЖ.) о природе (син [1]) и небесном «Пути-дао» (V, 13), но там же приводится и принципиально важное высказывание Конфуция: «По природе [люди] близки друг другу, а по привычкам далеки друг от друга» (XVII, 2). Вероятнее всего, в этом высказывании заключена мысль о единстве человеч. природы и ее нейтральности по отношению к добру и злу, к-рые становятся свойственны человеку под влиянием внеш. обстоятельств.

...

Под изначальной «добротой» Мэн-цзы понимал гл. обр. четыре прирожденные специфич. качества человека, своим истоком имеющие непосредственное спонтанное чувство, а завершением — сознательное поведение: «Все люди обладают не выносящим [чужого страдания] сердцем (синь [1]). У всякого человека, вдруг увидевшего ребенка, готового упасть в колодец, будет испуганное и страшащееся, соболезнующее и сострадающее сердце. И это происходит не из-за внутренней близости с родителями ребенка, не из желания иметь хорошую репутацию среди соседей и друзей и не из отвращения к тому, что ребенок разразится воплями. Отсюда видно, что не имеющий соболезнующего и сострадающего сердца — не человек, не имеющий стыдящегося [за себя] и негодующего [на другого] сердца — не человек, не имеющий отказывающего [себе] и уступающего [другому] сердца — не человек, не имеющий утверждающего и отрицающего сердца — не человек. Соболезнующее и сострадающее сердце — начало гуманности (жэнь [2]), стыдящееся [за себя] и негодующее [на другого] сердце —- начало должной справедливости (и [1]), отказывающее [себе] и уступающее [другому] сердце — начало благопристойности (ли [2]), утверждающее и отрицающее сердце — начало разумности (чжи [1]). Человеку принадлежат эти четыре начала, так же как ему принадлежат четыре конечности (сы ти)» («Мэн-цзы», II А, 6); «Гуманность, должная справедливость, благопристойность и разумность не извне внедрены в меня, они мне исконно (гу [3]) присущи» («Мэн-цзы», VI А, 6). Естественным выводом отсюда было признание того, что «всякий человек может стать [совершенномудрым] Яо или Шунем» («Мэн-цзы», VI Б, 2).

...

Семантически иероглиф шань [2] («добро») далеко выходит за пределы этики, проникая в эстетич. (со значением «красота»; ср. «добрый молодец»), праксиологич. (со значением «умелость»; ср. «добрый мастер») и др. нормативно-оценочные сферы. В кит. философии эта универсальная нормативно-оценочная категория имеет и онтологич. смысл: согласно «Чжоу и» («Си цы чжуань», I, 4/5), «добро» есть «продолжение Пути-дао». (Поэтому реализацию человеком своей доброй природы Мэн-цзы осознавал как способ следования Пути-дао и установления гармонии с миром.) Дай Чжэнь в «Мэн-цзы цзы и шу чжэн» («Смысл терминов „Мэн-цзы" в истолковывающих свидетельствах», цз. 3) разъяснил эту позицию: «Добро каждого дела означает его согласованность (хэ [1]) с Небом». Основой «небесного Пути-дао» Мэн-цзы, как и его учитель Цзы Сы в «Чжун юне», называл «подлинность» (чэн [1]), забота о к-рой составляет «человеч. Путь-дао», позволяющий слиться со вселенной и постичь ее: «Вся тьма вещей имеет полноту во мне. Оборотясь к себе (букв.: к своей телесной личности — шэнъ [2]), найти подлинность — нет большей радости, чем эта!» («Мэн-цзы», IV А, 12; VII А, 4).

забота о подлинности...

...

Исходя из подобной дифференциации, Мэн-цзы обосновал легальность смены гос., в т.ч. династийной, власти как естественного перехода «небесного предопределения» к достойному правителю от недостойного, к-рый сам его утрачивает и автоматически превращается в простолюдина, узурпировавшего трон: «Вредящий гуманности называется вредителем, вредящий должной справедливости называется злодеем. Человек, являющийся вредителем и злодеем, называется мужиком-отщепенцем. Слыхал, что казнили мужика-отщепенца Чжоу, но еще не слышал, что убили государя (Чжоу, последнего в дин. Шан-Инь, XII/XI вв. до н.э. — А.К.)» («Мэн-цзы», I Б, 8, 3).

мужик-отщепенец...

...

Tags: Духовная культура Китая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments