papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Categories:

Достоевский Федор Михайлович (11 ноября 1821 — 9 февраля 1881) ПСС Т. ХХIII

Дневник писателя за 1876 год
Октябрь
Глава вторая
I. Новый фазис восточного вопроса
...
И вот после громового слова России опять начнет чваниться перед нами европейская пресса. Ведь даже венгерцы писали и печатали про нас, почти еще за день до ультиматума, что мы их боимся, а потому и виляем перед ними и не смеем объявить нашу волю. Опять будут интриговать и указывать нам англичане, которые опять будут воображать, что их так боятся. Даже Франция какая-нибудь и та с гордым и напыщенным видом заявит на конференции свое слово и «чего она хочет или не хочет», тогда как — что нам Франция и на кой нам знать, чего она там у себя хочет или не хочет?
...
Одной материальной выгодой, одним «хлебом» — такой высокий организм, как Россия, не может удовлетвориться. И это не идеал и не фразы: ответ на то — весь русский народ и всё движение его в этом году.
...
Рукописные редакции
Подготовительные материалы
...
Различать преступление — это надо, но сказать, что нет никакого преступления, а есть только болезнь, — выйдет абсурд. Да если даже и болезнь, то не всякая болезнь такова, что с ней нельзя справиться.
...
Народ. Нападай на правительство, но не на народ.
...
Умер Снегирев.
Да, хорошо жить на свете, и жить и умирать.
...
Здесь есть одна дама, которая очень любит человечество.
...
Дети и земля кажутся мне чем-то неотделимым друг от друга.
...
Турки, пусть Европа не верит в наше бескорыстие, но невероятно, чтоб она так верила в нашу силу.* Они сделали изучение. Мы сильны, но вовсе ведь не так, чтоб покорить Европу или придавить, или, как они высоким слогом говорят, цивилизацию. Это лишь слова для возбуждения массы. Может ли кто верить в такую дряхлую мечту (что русские покорят Европу).

* Далее было начато: Мы сильны, но вов<се>
...
Не спрятать же мне из деликатности к его мусульманскому непониманью мою историю. Ведь этак можно дойти до того, что, щадя его деликатность и оскорбительность сердца, мне придется церкви срыть.
...
1) Лучшие люди.
2) Россия представляет чрезвычайно фантастическую картину — жидовскую и христианскую.
...
Школы. Прямолинейность. Высшая интеллигенция хуже народа.
...
Такие огромные нации должны жить и высоким духовным значением.
...
Другие редакции фрагментов текста
...
Невозможно, чтобы два могучие соседа не подрались. Вот это-то и имеет в виду Англия в среднеазиатском вопросе. В восточноевропейском — константинопольский вопрос, у нас промах. Она воображает, что мы тоже завалены товарами и жаждем такого порта, как Константинополь. Но у нас другое; Россия лопнула бы на две части, если б мы взяли Константинополь. Обаяние Константинополя так велико, что и Петербург не устоял бы. Я часто спрашиваю себя: как без переворота можно согласиться бросить такие дворцы, — кстати, что будет с Петербургом, если бросят. Уцелеют немцы, множество домов без поддержки, без штукатурки, дырья в окнах — а посреди — памятник Петра.
...
Всех немедленно единит прекрасное и великодушное чувство бескорыстной и великодушной помощи распинаемым на кресте своим братьям; но Европа не верит этому, не верит ни благородству России, ни ее бескорыстию. В Европе укушенные, в Европе тайна. Тут главное, с этим Восточным вопросом всегда усиливается в Европе какая-то неизвестность, которая мешает всякому ясному взгляду, всякому точному разрешению. Эта неизвестность, эта загадка, эта тайна есть, конечно, опять-таки Россия, с которою живет Европа уже двести лет как будто и считая ее своею, европейскою, но про себя, однако, всегда косясь на нее как на роковую загадку, бог знает, откуда явившуюся и которую надо, однако же, разрешить во что бы ни стало, и вот каждый раз с Восточным вопросом эта загадка, эта неизвестность усиливаются до болезни, а между тем ничего не разрешается: кто же и что же это, наконец, такое и когда мы это наконец узнаем? Кто они, эти русские? Азияты, татаре? хорошо кабы так, по крайней мере, дело бы было ясно. Но нет, про себя мы должны сознаться, что нет. Неужто и в самом деле это что-то новое с попытками новой, особенной какой-то и на нас непохожей цивилизации? Так что же хочет сказать эта цивилизация? Кончают тем, что разрешают по-своему, на свой аршин, «Орда, захват, дескать, завоевание, бесчестность, коварство, будущее истребление цивилизации, татаре».
И однако же, даже самая ненависть к России не в силах соединить вполне укушенных: с Восточным вопросом вся Европа, из целого немедленно раздробляется на свои личные отдельно-национальные эгоизмы. Всякому хочется что-то получить, так что всякий раз с появлением этого рокового вопроса разбаливаются и начинают нарывать тоже и все остальные застарелые политические распри и боли Европы. А потому всем естественно хочется затушить вопрос, а Россию, если можно, заговорить, заколдовать, запугать.

что-то новое с попытками новой, особенной какой-то и на нас непохожей ...
...
Tags: Достоевский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments