papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Стенограмма Нюрнбергского процесса. Том VII.

День шестьдесят третий
Среда, 20 февраля 1946
Шейнин: … После Мюнхена два крупных немецких банка — Dresdner Bank и Deutsche Bank — захватили филиалы пражских банков, находившихся на отнятой у Чехословакии территории. Так, Dresdner Bank захватил, между прочим, 32 отделения Богемского учетного банка, а Deutsche Bank — 25 отделений Богемского Union Bank. Как только эти два банка получили контроль над судетскими отделениями банков, они начали стремиться к тому, чтобы оказывать влияние и на пражские главные отделения соответствующих банков. Чехословацкие банки были акционерными обществами. Каждое акционерное общество, в котором хотя бы один директор был евреем, стало считаться еврейским.

Таким образом, и нееврейское имущество было захвачено.

...После вторжения 15 марта 1939 г. несколько чехословацких банков в Чехии стали путем аризации имуществом Dresdner Bank; так немецкий банк захватил Union Bank Богемии. Таким образом, все финансовые интересы, которые эти банки имели в чешской промышленности, так же как и все акции, попали в германские руки.
С тех пор началось проникновение немецкого капитала в чешские банки, их экспроприация и слияние с немецкой банковской системой. Dresdner Bank (он был фактически предприятием, заведующим фондами национал-социалистской партии) и Deutsche Bank было поручено дело экспроприации фондов, принадлежащих чехословацким банковским концернам

(б) Оружейные заводы.
Dresdner Bank приобрел самые важные заводы в Чехословакии, то есть заводы Шкода в Пльзене и чехословацкую «Збройовку» в городе Брно. Частные акционеры должны были сдать свои акции по наименьшей стоимости; банк заплатил за эти акции купонами, изъятыми из оборота, или же купонами, конфискованными немцами в районах, захваченных ранее согласно Мюнхенскому договору.
(с) Концерн «Герман Геринг».
Немецкий захват чехословацких банков, а таким образом и промышленности, посредством больших берлинских банков был осуществлен при содействии огромного концерна «Герман Геринг», который один за другим захватил самые большие чехословацкие промышленные предприятия под предлогом аризации, путем давления со стороны Рейха, путем финансовых «мероприятий» и, наконец, путем угроз Гестапо концентрационными лагерями.
Таким образом, все большие чехословацкие предприятия и оружейные заводы, угольная и металлургическая промышленность попали в немецкие руки. Огромная химическая промышленность была захвачена немецким концерном «I. G. Farben Industrie».
...Оглашу, далее, выдержку из раздела «Налоги»: «Когда началась война, нацисты наложили на Протекторат «военную контрибуцию» в размере 2000 миллионов крон (14 200 000 фунтов стерлингов) в год. Они утверждали, что они имеют на это право на том основании, что «чехи не воюют, а немцы воюют за них.
Сразу после оккупации немцы захватили доходы с различных косвенных налогов и направили их в имперскую казну».
Таким образом, господа судьи, приведенные мною выдержки из доклада чехословацкого правительства дают ясное и точное представление о том, как, захватив Чехословакию, гитлеровцы подвергли ее самому разнузданному ограблению решительно во всех областях ее экономики — сельского хозяйства, промышленности и финансов.
...Обнаруженные и приобщенные к материалам дела дневники Франка дают ясное и конкретное представление о злодеяниях, совершенных гитлеровцами в Польше под его руководством. В этих дневниках, господа судьи, содержатся также записи, непосредственно относящиеся к теме моего выступления.
Вот почему я, с вашего разрешения, приведу выдержки из дневника, которые ранее оглашены не были. Из тома под названием «Заседания руководителей отделов 1939/40 гг.» страницы 11—12. В вашем томе документов, господа судьи, это находится на странице 21 — оборот. Читаю:
«...Мое отношение к полякам — это отношение между муравьем и тлей. Если я обрабатываю поляка и, так сказать, дружественно его щекочу, то я это делаю в ожидании того, что за это мне пойдет на пользу производительность его труда. Здесь речь идет не о политической, а о чисто тактической, технической проблеме. Там, где несмотря на все эти мероприятия не повышается производительность, или там, где самый незначительный акт дает мне повод принимать решительные меры, я не остановлюсь, конечно, и перед драконовскими мерами...»
Из тома с надписью «Дневник 1942 года».
«Доктор Франк: Если вспомнить, что 540 миллионов злотых Польского банка, распыленные в присоединенных восточных областях, были взяты Генерал-губернаторством без всякой оплаты со стороны империи, то это составит дань в сумме более полумиллиарда, которую Генерал-губернаторство уплатило Германии, не считая иных финансовых услуг».
...И далее:
«На вопрос господина генерал-губернатора президент Науман отвечает, что в 1940 году было изъято 383 тысячи тонн зерна, в 1941 году — 685 тысяч тонн зерна, в 1942 году — 1,2 миллиона тонн зерна. Из этого уже видно, что изъятие увеличивается с каждым годом и все более достигает пределов возможного. Теперь собираются увеличить изъятие на 200 тысяч тонн, и тем самым будет достигнут крайний предел. Голод польского крестьянина можно усилить лишь до такой степени, чтобы он все же был в состоянии обрабатывать свое поле и производить все те работы, которые от него требуются сверх того, как, например, поставка дров и т. д.».
Впрочем, то, о чем говорил Науман, никак не повлияло на политику беспощадного ограбления польского народа, судьба которого, по словам самого Франка, его интересовала лишь в определенном разрезе.
В томе под названием «С 1 января по 28 февраля 1944 г.» имеется следующее заявление Франка, цинично сделанное им на совещании руководителей германского сельского хозяйства 12 января 1944 г. Господа судьи найдут эту выдержку на странице 30 тома документов. Читаю:
«...Если бы мы выиграли войну, тогда, по моему мнению, поляков и украинцев и все то, что, околачивается вокруг, можно превратить в фарш. Пусть будет, что будет...»
Я думаю, господа судьи, что после этой цитаты мне как представителю советского обвинения нет нужды добавлять что-либо к разделу о злодеяниях, совершенных гитлеровскими преступниками на территории польского государства. Поистине одной приведенной фразы более чем достаточно для того, чтобы получить точное представление о режиме, созданном в Польше Франком, и о Франке, создавшем этот режим.

Шейнин: … Я начну с доказательств преднамеренности этих преступлений, осуществленных на территории СССР. Я докажу, что массовое и огульное расхищение и ограбление частной, общественной и государственной собственности немецко-фашистскими захватчиками носило не случайный характер, что оно не было локальным явлением или результатом разложения и мародерства отдельных воинских соединений и групп, а, напротив, являлось существенной и неразрывной частью общего плана нападения на СССР и, более того, основным мотивом, центральной движущей силой этого преступного плана, этой преступной агрессии.

...В документе, известном под названием «Совещание с отделами вооруженных сил от 29 апреля 1941 г.», предъявленном трибуналу американским обвинением 10 декабря за номером USA-141, значится: «Цель совещания: Обсуждение организационной структуры хозяйственного сектора мероприятия Барбаросса — Ольденбург...»
Далее в этом документе указано, что «фюрер, в отмену прежней тактики подготовки данного мероприятия, распорядился о единой разработке всех экономических дел» и что таким центром должен явиться «экономический штаб особого назначения «Ольденбург» во главе с генерал-лейтенантом Шобертом* и что штаб этот будет подчиняться рейхсмаршалу, то есть Герингу. Таким образом, подсудимый Геринг уже в апреле 1941 года возглавил всю деятельность по подготовке ограбления СССР.
* Вильгельм Шоберт (1879 – 1972) – немецкий генерал-лейтенант Люфтваффе. В 1941-1942 руководитель экономического штаба «Восток».

...В начале этой программы мы читаем:
«Основные хозяйственно-политические директивы для организации хозяйства Востока (группа сельского хозяйства).
Продовольственно-политической целью этого похода является:
1. Обеспечение продовольствием на многие годы вперед немецких вооруженных сил и немецкого гражданского населения».
Как видите, господа судьи, дана совершенно ясная и откровенная формулировка целей нападения на СССР. Разумеется, она далеко не исчерпывает этих целей. Не в одном лишь грабеже продовольствия заключалась эта цель и далеко не одним продовольствием ограничивался этот грабеж. Но ведь это выдержка из «папки сельскохозяйственных фюреров», а грабительские задания получали и выполняли не только они одни.

...Уже позднее, в августе 1942 года, а именно 26 — 28 августа, на совещании в Ровно выступил только что прибывший из ставки Гитлера гауляйтер Кох. В архиве Розенберга обнаружена запись этого совещания. Этот документ был передан нам американским обвинением, по регистрации которого он проходит под номером PS-264, но cуду представлен не был. Оглашаю выдержку из этой записи. Господа судьи могут ее найти на странице 72 тома документов. Читаю:
«Он (Кох) следующим образом изложил политическую точку зрения и свои задачи как рейхскомиссара: «Нет никакой свободной Украины. Цель нашей работы должна заключаться в том, что украинцы должны работать на Германию, а не в том, чтобы мы делали этот народ счастливым. Украина должна дать то, чего не хватает Германии. Эта задача должна быть выполнена, невзирая на потери...
Фюрер потребовал от Украины три миллиона тонн зерна для Германии, и они должны быть поставлены...»
Позже я докажу, насколько эта первоначально намеченная цифра — три миллиона тонн зерна — была перевыполнена гитлеровскими грабителями, алчные аппетиты которых возрастали из месяца в месяц.
Все эти грабительские установки были заранее запланированы и продуманы преступным гитлеровским правительством, причем была разработана организационная схема специального аппарата для проведения организованного грабежа и намечены конкретные методы ограбления оккупированных территорий.

...В заключение я оглашаю приказ Кейтеля, датированный 16 июня 1941 г., в котором он за шесть дней до нападения на СССР предписывал всем войсковым частям германской армии принять к исполнению все директивы «Зеленой папки». В вашем томе документов, господа судьи, он находится на обороте страницы 89.
Цитирую:
«По поручению фюрера рейхсмаршал издал «Директивы по руководству экономикой» в подлежащих оккупации областях. Эти директивы предназначены для ориентации военного руководства и хозяйственных инстанций в области экономических задач в подлежащих занятию восточных областях. Они содержат указания о снабжении войск из ресурсов страны и дают указание войсковым частям об оказании помощи хозяйственным органам. Эти указания и распоряжения должны выполняться войсковыми частями. Немедленная и полная эксплуатация оккупированных областей в интересах военной экономики Германии, в особенности в области продовольственного и нефтяного хозяйства, имеет исключительное значение для дальнейшего ведения войны».
Я опускаю вторую часть этого приказа, в котором конкретно излагается, как должны выполняться директивы «Зеленой папки», и зачитываю последний абзац приказа Кейтеля.
«При помощи полевых и местных комендатур, организованных в наиболее важных сельскохозяйственных и нефтяных районах, эксплуатация страны должна быть проведена в широких масштабах.
Кейтель».
Заключительная фраза этого документа о том, что «эксплуатация страны должна быть проведена в широких масштабах», была принята к исполнению частями германской армии, и оккупированные области Советского Союза с первых же дней войны подверглись самому беспощадному ограблению. В подтверждение этого я позже представлю суду ряд подлинных немецких документов: приказов, инструкций, распоряжений и т. п., исходящих от различных немецких военных инстанций.
А пока, чтобы закончить с «Зеленой папкой», я могу в заключение констатировать, что этот разительный документ — убедительное свидетельство недюжинной грабительской квалификации и огромного разбойничьего опыта гитлеровских заговорщиков.
Широко задуманная и детально разработанная заговорщиками программа ограбления оккупированных территорий Советского Союза начала осуществляться гитлеровскими захватчиками буквально с первых же дней нападения на СССР. Помимо организованного грабежа, осуществляемого специально для этой цели созданным огромным аппаратом всевозможных «сельскохозяйственных фюреров», «инспекторов», «специалистов» по экономике, «технических» и «разведывательных» батальонов и рот, хозяйственных групп и отрядов, «военных агрономов» и т. п., широко поощрялась гитлеровским правительством и верховным командованием германской армии так называемая «материальная заинтересованность» немецких солдат и офицеров, получивших неограниченные возможности грабить советское гражданское население и отправлять свою «добычу» в Германию.
Всеобщее и поголовное ограбление городского и сельского населения оккупированных территорий и массовый вывоз в Германию личного имущества советских граждан, а также колхозного, кооперативного и государственного имущества проводились повсеместно, где только появлялись немецко-фашистские захватчики, по заранее обдуманному плану, заранее подготовленными методами.

...В целях экономии времени я не буду оглашать дальнейшие абзацы этой ноты и лишь своими словами доложу суду, что в них приводится целый ряд совершенно конкретных фактов ограбления мирного населения различных районов, деревень и областей Советского Союза с упоминанием фамилий ограбленных и тех вещей и имущества, которое у этих мирных жителей было разграблено. Далее в ноте указывается:
«Грабительская оргия германских офицеров и солдат распространилась по всем захваченным ими советским районам. Германские власти узаконили мародерство в своей армии и поощряют эти грабежи и насилия. Германское правительство видит в этом осуществление провозглашенного им бандитского «принципа», согласно которому у каждого германского вояки должна быть «личная материальная заинтересованность в войне». Так, еще в секретной инструкции от 17 июля 1941 г., обращенной ко всем командирам рот пропаганды германской армии и обнаруженной частями Красной Армии при разгроме 68-й пехотной германской дивизии, прямо указывается на необходимость «воспитывать у каждого офицера и солдата германской армии чувство личной материальной заинтересованности в войне...» Такого же рода приказы, толкающие армию на массовые грабежи и убийства в отношении мирного населения, издаются и в других армиях, воюющих в союзе с Германией.
На германо-советском фронте, и в частности на подступах к Москве, все больше встречается офицеров и солдат, одетых в награбленную одежду, с ворованными вещами в карманах, везущих в танках содранную со своих жертв женскую и детскую одежду, обувь и белье.
Германская армия все больше превращается в армию хищных грабителей и мародеров, которые разоряют и грабят цветущие города и села Советского Союза, расхищают и уничтожают имущество и всякое добро, нажитое трудовым населением наших сел и городов.
Факты свидетельствуют о крайней моральной деградации и разложении гитлеровской армии, заслужившей за свои грабежи, воровство и мародерство гневное проклятие и презрение всего советского народа».

Tags: Кейтель, Немцы, Нюрнбергский Трибунал, Персонаж, Польша, Чехословакия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments