papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Трубный глас, все ко мне! Или всадники в мире кишки.

Считаю женщину основой бытия.
Ни меньше, ни больше.
При этом, совершенно не собираюсь оставаться в какой бы то ни было основе, кроме, разве что, основы человеческого сердца.
Очень часто, мир пизды, ок, чтобы могли женщины читать, оставим им вход в мир сердца и разума, будем называть это миром кишки, так вот, мир кишки - часто - остается основой бытия тех, кто не изведал другой основы.
Люди разные, одним нравится погорячей, другие предпочитают гречку с молоком.
Я вижу множество драм, драм, которые проистекают от естественного протеста мужчины против ценностей той основы, которая его породила.
Я сам - был и продолжаю быть в этой драме.
Как описать её?
Как сделать основы коллизии явными, зримыми, понятными для читателя?
И здесь нужно явным образом, тупо и зримо определиться.
Этот текст, вообще тема эта - не для всех, не для каждого.
Призываю читателя моего, особого, трубу подношу к губам своим, запрокинув лоб свой навстречу зениту, зеленое солнце взрывается под веками моими, в центре моей головы, в сантиметрах пяти за глазами, - белый цвет, белый взрыв, белый свет. Легкие, мне повезло, у меня все еще хорошие легкие, набираю в грудь, мне и с этим повезло, грудь у меня широкая, воздуха полной мерой, расправляю кожу мою на раме ребер моих, мне повезло, ломалась решетка клетки сердца моего, ребра не раз мои ломались, но форму держали, не пускали супостата в темницу, в светлицу сердца моего, распираю воздухом ребра, сильно, сильно, сильно вдыхаю. Долго вдыхаю. До мурашек по всем краям. До помутнения разума, до потери сознания, о это хороший опыт - опыт потери сознания, он позволяет мне делать, не чувствуя, он позволяет мне действовать, не сознавая, до тонкой грани, до почти что отказа систем, я вдыхаю. Разум послушно уходит, гаснет, нынче не время разума. Жизнь моя, мышцы мои, двигатель мысли моей - шлет мне привет сладкой и острой и тут же истомной, непереносимой болью, предупреждает об отключении. Пусть. Жизнь подождет. Нынче не время жизни. Ноги мои стоят. Тело мое запрокинуто. В лоб мой, в глаза мои, выцветшие от увиденного, в мозг мой послушный, спокойный, молчащий - солнце бьет, в самый центр, черный свет, черный свет, черный свет. Видевший черный свет - понимает меня. Рама тела моего надежно стоит, мышцы выкрикнув боль голодания, замерли, омертвев в нужном положении. Самурай, утратив голову, продолжает разить. Трудно описать ощущение, но финальный, самый финальный момент - солнце бьет в самый раструб трубы, в самую глотку мою бьет безжалостно солнце. И вот, когда розданы все уже предупреждения, когда можно уже и выдохнуть не успеть, ведь, чтобы ожить потом, нужно время на выдох, нужно время на вдох. Не подведет. Мое тело не подведет. В затылке моем, под затылком моим, над основанием черепа моего, в кремле разума моего - есть водители ритма, они включены, они включены, они включены, после выдоха, после выдоха, после выдоха, будет сигнал, будет сигнал, будет сигнал. Будет сигнал на вдох. Мышцы мои, древние, мудрые и надежные мышцы мои, - и без кислорода работают. Погибаю, но двигаюсь, умираю, но не сдаюсь, это мышцы мои, не подведут они. Вдох, вдох, вдох, - воспоследует, тело - вытянет, тело, боже мой, боже мой - вновь и в который раз уже - тело вытянет разум из черной тьмы, что последует, она здесь уже, черная тьма, навсегда, она здесь, но постойте, мне еще нужно - выдохнуть, выдохнуть, выдохнуть.
Воздуха сколько, боже мой, сколько же воздуха в теле моем. Больно мне, больно мне, больно мне, до предела раздвинуты битые кости мои, но моя эта боль, мне поможет она, моя боль. Все. Предел. Вдох закончен. Труба, я труба, я трубач, я взрываюсь на выдохе - в солнце, в зенит, в бесконечность - тревога, тревога, тревога! Успеваю! Успеваю! Успеваю! Прежде чем тело утратив опору воздуха - рухнет, прежде чем рухнет давление крови пустой, жидкой, скудной, прежде чем тьма всё окутает, я успеваю! Я успеваю её протрубить! Тревога! Тревога! Тревога! Все ко мне! Все ко мне! Все ко мне! Меня нельзя не услышать, всю жизнь свою, весь свой воздух, весь свой смертельный потенциал, вложен был в этот призыв, в этот призыв, в этот призыв. Тревога! Тревога! Тревога!
Всадники! Всадники! Всадники! Пробудитесь! Где бы вы не были, пробудитесь! Чем бы вы себя не считали, не мыслили, не понимали, пробудитесь, очнитесь, на коня! на коня! на коня!
Время пришло. Время боя пришло. Пришло время всадника.

ща покурим и продолжим
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments