papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Categories:

Стенограмма Нюрнбергского процесса. Том III Новочеркасск 2019

День двадцать шестой
Четверг, 3 января 1946
Эймен: Скажите, пожалуйста, сколько времени вы находились на посту начальника управления III?
Олендорф: Я работал начальником III управления с 1939 года до 1945 года.
Эймен: Обратимся теперь к определению «мобильные части», которое находится внизу, с правой стороны схемы. Объясните, пожалуйста, что означают названия «айнзацгруппы» и «айнзацкоманды»?
Олендорф: Понятие «айнзацгруппа» было установлено совместно начальниками РСХА, ОКВ и ОКХ. Они согласились по вопросу использования подразделений Зипо в зонах боевых операций. Понятие айнзацгруппы впервые было установлено во время польской кампании. Договоренность между ОКХ и ОКВ была достигнута только накануне похода в Россию. В этом соглашении указывалось, что группы армий или, вернее, сами армии должны иметь уполномоченного, представителя начальника полиции безопасности и СД, и этот уполномоченный, который был им придан, должен был иметь в своем распоряжении подразделения, т. е. так называемую айнзацгруппу, которая подразделялась на команды. Эти айнзацкоманды должны были по распоряжению фронта или армии в случае необходимости придаваться отдельным войсковым частям.

Эймен: Скажите, если знаете, до начала кампании против СССР было ли заключено какое-либо соглашение между ОКВ, ОКХ и главным управлением безопасности Рейха?

Олендорф: Да, использование описанных мною подразделений и команд происходило в соответствии с письменным соглашением между ОКВ, ОКХ и главным управлением безопасности Рейха.

Эймен: Откуда вам известно, что было такое письменное соглашение?

Олендорф: Я неоднократно присутствовал во время переговоров, которые велись Альбрехтом и Шелленбергом с представителями ОКВ и ОКХ. Кроме того, я видел письменный экземпляр переговоров, я держал в руках это письменное соглашение, когда принимал айнзацгруппу.

Эймен: Скажите, пожалуйста, если вы вообще получили какое-нибудь предупреждение о кампании против СССР, за сколько времени до ее начала вы получили это предупреждение?

Олендорф: Примерно, за четыре недели до начала выступления.

Эймен: Таким образом, до того, как вы начали нападение на Советский Союз, вы на этом совещании получили приказы уничтожать евреев и коммунистических работников в дополнение к обычной, повседневной работе СД и полиции безопасности? Правильно это?

Олендорф: Да.

Эймен: Скажите, пожалуйста, вы лично говорили когда-нибудь с Гиммлером по поводу сообщений, сделанных Гиммлером командующим армейскими группами и армиями в связи с этими задачами?

Олендорф: Да, Гиммлер сообщил мне, что до начала похода против России Гитлер на совещании с командующими групп армий и армий сообщил эту задачу командующим и указал командующим на то, что они должны оказывать соответствующую поддержку.

Эймен: Таким образом, вы можете удостоверить, что командующие армейских групп и армий были также информированы относительно этих приказов о ликвидации евреев и советские служащих?

Олендорф: Я думаю, что в такой форме это не будет правильным. Они не имели приказа об уничтожении. Приказ об уничтожении исходил от Гиммлера, но так как ликвидация должна была происходить в зоне, которая находилась в ведении высшего командования группы армий или армии, армии был дан приказ поддерживать эти мероприятия. Без подобных указаний, которые были даны армии, деятельность этих айнзацгрупп была бы вообще немыслима.

Эймен: У вас были какие-нибудь другие разговоры с Гиммлером относительно этого приказа?

Олендорф: Да. В конце лета 1941 года Гиммлер был в Николаеве. Он собрал руководителей и сотрудников этих айнзацкоманд. Он повторил им приказ о ликвидации и сказал, что руководители и люди, которые будут проводить в жизнь это истребление, не несут личной ответственности за выполнение этого приказа. Ответственность несет только он сам и фюрер.

Эймен: А вы сами слышали, как это было сказано?

Олендорф: Да.

Эймен: Скажите, вы лично руководили и наблюдали ли за массовыми казнями этих людей?

Олендорф: Я присутствовал на двух массовых казнях в качестве инспектора.

Эймен: Подробно поясните трибуналу о том, как проводились отдельные массовые казни?

Олендорф: Местная айнзацкоманда пыталась учесть всех евреев и объявляла регистрацию. Регистрацию проводили сами евреи.

Эймен: Под каким предлогом, если вообще был какой-нибудь предлог, их собирали?

Олендорф: Их созывали под предлогом переселения.

Эймен: Продолжайте, пожалуйста.

Олендорф: После регистрации евреев собирали в одно определенное место. Оттуда их позднее перевозили к месту казни. Как правило, местом казни был противотанковый ров или просто яма. Казни осуществлялись по-военному, то есть расстрельной командой.

Эймен: Каким образом они транспортировались к месту казни?

Олендорф: Их привозили на грузовиках к месту казни, причем столько, сколько можно было казнить немедленно. Таким образом, все это проводилось по возможности быстро, т. е. промежуток между действительной казнью и осознанием, что это совершится, был очень незначительным.

Эймен: Это была ваша идея?

Олендорф: Да.

Олендорф: Некоторые командиры подразделений не придерживались военных методов уничтожения и проводили индивидуальные расстрелы, выстрелом в затылок.

Эймен: Вы возражали против этого порядка?

Олендорф: Да, я был против этого.

Эймен: Почему?

Олендорф: Так как это вызывало нежелательную психологическую реакцию как у жертв, так и у тех, кому было приказано провести этот расстрел.

Эймен: Что делали с вещами, которые члены айнзацкоманд снимали с жертв?

Олендорф: Поскольку речь шла о ценных вещах, их посылали в Берлин, в главное управление безопасности Рейха или в министерство финансов. Предметы, которые можно было использовать на месте, немедленно использовались.

Эймен: Что потом происходило с золотом и серебром, которое снималось с жертв?

Олендорф: Как я уже говорил, это передавалось в Берлин, в министерство финансов.

Эймен: Откуда вы это знаете?

Олендорф: Я помню, что в Симферополе это делалось таким образом.

Эймен: Что происходило с часами, которые снимались с жертв?

Олендорф: Часы по требованию армии поступали в распоряжение фронта.

Эймен: Скажите, пожалуйста, все жертвы — женщины, мужчины и дети — казнились одинаково?

Олендорф: До весны 1942 года одинаково. Затем последовал приказ от Гиммлера, что в будущем женщины и дети должны были уничтожаться только в душегубках.

Эймен: А как женщины и дети подвергались казни раньше?

Олендорф: Так же, как мужчины; их расстреливали.

Олендорф: Я получал донесения о том, что айнзацкоманды неохотно используют эти душегубки.

Эймен: Почему же?

Олендорф: Так как погребение этих жертв утруждало членов айнзацкоманд.

Эймен: Каким образом вы определяли, какие именно евреи должны быть казнены?

Олендорф: Это не входило в область моей компетенции, это делалось самими евреями, так как регистрация проводилась еврейским советом старейшин.

Олендорф: Широкая синия линия, соединяющая пост Гиммлера в качестве рейхсфюрера СС и главы германской полиции с главным управлением безопасности Рейха, показывает идентичность организаций полиции безопасности и СД с точки зрения их задач. Здесь речь идет об управлении, в котором совмещаются вопросы министериального руководства с отдельными вопросами исполнительного порядка, т. е. берется весь комплекс вопросов, разрешаемых полицией безопасности и СД. Структурная схема организации передает, однако, с точки зрения юридической и с точки зрения подчинения, так сказать, нелегально существовавшую структуру. Дело в том, что такое понятие, как РСХА, вообще официально нигде не фигурировало. Формально и по закону дело выглядело иначе, чем это представлено на схеме. Здесь были государственные и партийные учреждения, которые объединялись, т. е. данное учреждение не издавало никаких распоряжений или законов, или каких-либо указов на законном основании. И это потому, что государственная полиция в министериальном подчинении все время зависела от министерства внутренних дел, в то время как СД, несмотря на эту структуру, все же была партийным органом.

примечания

Густав Адольф Носске (1902 — 1990) — немецкий юрист, оберштурмбаннфюрер СС, командир 12 айнзацкоманды, осуществлявшей Холокост на Юго-Западе СССР. После войны осуждён американским трибуналом на пожизненное заключение. Досрочно освобождён в 1951.

Бруно Штреккенбах (1902 — 1977) — один из руководителей СС; группенфюрер СС и генерал-лейтенант войск СС и полиции (1941). В 1940-1942 начальник управления I РСХА. После войны осуждён судом в СССР к 25 годам лишения свободы. В 1955 передан ФРГ.

Эрих фон Манштейн (1887 — 1973) — немецкий генерал-фельдмаршал, участник Первой и Второй мировых войн, военный преступник. Британским военным трибуналом был приговорён к 18 годам лишения свободы. Досрочно освобождён в 1953.

Tags: Биография, Нюрнбергский Трибунал, Организация, Персонаж, Убийство
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments