papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Categories:

Русские просветителя (от Радищева до декабристов) в двух томах. «Мысль» 1966

Александр Степанович Лубкин (ок. 1771—1815)
Начертание логики (1807)
Логики часть вторая. О средствах и ясности познаний
Глава третья. О ясности познаний
Член первый. О ясности опытного познания
§ 146. При всем нашем старании чувства показывают нам в вещах не более, как только одни различные их внешние виды, в коих они нам являются, а посему и чувственное вещей познание надлежало бы только относить до одной чувственной оных наружности. Однако мы никогда почти на сем пункте не останавливаемся и посредством примеченной нами наружности вещи тотчас хотим знать, почему оная в таком виде является нам, и видеть отношения ее внешности ко внутренним ее качествам. Любитель истории не довольствуется видеть порядок и обстоятельства происшествий, по желает еще знать причины оных; и любомудр посредством внешних опытов и наблюдений тщится проникнуть в сокровенности натуры и переступать тот предел, на коем обыкновенно чувства останавливаются.

Сколь таковая предприимчивость ни похвальна, но обыкновенно почти в сем случае подвергаемся двум крайностям, т. е. заключаем или слишком много, или слишком мало. И то и другое, естественно, долженствует производить ошибки и заблуждения.

§ 148 <...> 3) сколько случай допустит, осторожно советоваться обо всем с другими, потому что иногда равных знаний человек останавливается и видит темноту там, где все казалось для нас ясно, и замечает то, что мы пропустили.

Член второй. О ясности умственного познания
§ 149. Умственные наши познания никогда бы не подлежали ошибкам или темноте, естьли б общие наши понятия всегда и у всех одинакую и постоянную имели определенность и пространство. Но различно умов и способностей делает то, что оные почти у каждого имеют более и менее отличное знаменование. К сему присовокупить надлежит и скоропоснешность нашу в составлении общих понятий, по которой мы даем им часто большее или меньшее против надлежащего пространство. Но между тем заметить надобно, что все наши умствования, сколь бы далеко оные ни простирались, обыкновенно начинаются с самых простейших начал обще сведомых и в согласии на которые никто не затрудняется. Почему и нет невозможности, чтоб умствования наши были совершенно ясны, как скоро они будут очевидно тождественны с самыми началами.
§ 150. Итак, теория будет ясна: 1) когда оная начинается с простейших начал или с последней, по необходимости выведенных из опытов и наблюдений (§ 147); 2) когда все в составление ее входящие общие понятия будут точно и верно определены и чтоб таковая их определенность подтверждалась опытом либо нелепостию противного положения (§ 120); 3) когда в разрешении оных, классификовании и соединении ничего не будет произвольного, но все будет основываться или на опыте, или на необходимости умствования; 4) когда дальнейшие последствия, выводимые по строгости умозаключения из той теории, не будут содержать в себе никакой нелепости или противоположности с какими-либо несомненными познаниями, а паче будут с ними согласны; 5) когда оные могут подтверждены быть еще новыми опытами и наблюдениями, смотря по свойству предмета. К сему присовокупить надлежит также сказанное в § 148.

Логики часть третия. О разных видах логического делопроизводства
Глава первая. О способе снискивать познание о вещах
§ 155. Предметы, чувствам подлежащие, суть дела как естественные, так и художественные и разные явления, от них происходящие. Чтоб познание наше об них было достаточное и полное, для сего требуется: 1) иметь отличительное познание о внешности вещи; 2) о ее составе; 3) об ее частях, как отделяемых, так и неотделяемых; 4) об ее внутреннем строении; 5) об ее происхождении; 6) знать время и обстоятельства ее пребывания; 7) знать ее силы, действия и перемены, от соединенных с нею вещей происходящие; 8) ведать ее назначение и употребление.
§ 156. Чтоб приобресть отличительное об внешности вещи понятие, для сего нужно: 1) уметь выбрать пристойное время, когда ту вещь, во всей ее полноте обозреть можно, так, например, отличительные признаки многих растений видны бывают только во время их расцветания; 2) когда потребуется, то чувства вооружить; 3) иметь нужные предварительные сведения об общей природе тех вещей, к классу которых рассматриваемая вещь принадлежит, ибо, напр., не имеющий никаких сведений о ботанических началах к рассматриванию растений совсем почти не способен. <...> А чтоб узнать состав той вещи, надлежит с нею производить химические исследования и опыты. Для познания внутреннего вещи строения и частей, оную составляющих, нужно делать как внимательные опыты, так и иметь предварительные познания в тех науках, которых предмет составляют рассматриваемые вещи, ибо не имеющий сведения об анатомии и физиологии животных не может рассуждать об особенном их строении и различной орудности и не имеющий понятия о механике ничего почти не увидит в какой-либо машине, а наипаче сложной.

Tags: Лубкин, О познании, Система и элемент, Теория
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments