May 27th, 2019

Шахматист

История теоретической социологии отв. ред. Ю. Н. Давыдов т. 1 (1995)

История теоретической социологии и истории социальной философии

«Взгляды людей всегда более узки, чем предначертания природы. Более достойно быть руководимыми последними, чем несовершенными законами». Тюрго

На фоне этого рассуждения общеметодологического порядка явственно проступает – программная – идея социологии как науки об основах мотивации человеческого поведения, обусловленной, по убеждению Кондорсе, структурой «нашим моральных идей», подчиненных, в свою очередь, «неизменным и необходимым» законам «справедливого и несправедливого». Как видим, он считает возможным, зная эти законы (тождественные в его глазах, аксиоматике «прав человека»), построить науку о мотивах, определяющих поведение людей как на индивидуальном, так и на массовом уровнях.

Кроме того, применение «теории вероятностей» показывает, согласно его утверждению, «какова вероятность того, что совокупность явлений обусловлена волей разумного существа»; какова вероятность «того, что зависит от других явлений, сосуществующих с ним или предшествующих ему»; и, наконец, какова вероятность того, что «должно быть приписано необходимой и неизвестной причине, называемой случаем, слово, истинный смысл которого можно понять только посредством изучения этого вычисления» [2, 205].

...

Шахматист

Вернадский Владимир Иванович (1863—1945) Дневники 1935-1941

11.II.1938

(Москва)

У Комарова по поводу Института (истории) науки и Сергеевича. Разговор по существу. Видел панику правительства: они ожидали, что Ягода захватит власть и они погибнут. Думают, что предупредили в последнюю минуту

Вскрылась передача доносов. Они пробрались и к Комарову (обе группы - друг на друга доносы). Думаю, есть здоровое ядро.

14.II.1938), утро

(Москва)

С Лазаревым о его делах и о магнитометрическом исследовании Брагинского метеор[ита].

Выяснилась, для меня его поездка за границу в 1920 (г.): через Красина (получил) премию за Курск[ую] (магнитную) аномалию 7000 р[уб.] зол[отом].

Шахматист

Тахо-Годи Аза Аликбековна (26 окт 1922) Лосев (ЖЗЛ) Москва 2007

Приложения

Из воспоминаний об Алексее Федоровиче Лосеве
Елена Тахо-Годи
«ГИГАН»

Да и вообще у нас с «Гиганом» были разные интересы и заботы. К нему приходили и в тот год, да и потом, когда я бывала там снова и снова, какие-то дяди. Дяди назывались «секретарями». Честно признаться, долгое время они были для меня почти неотличимы друг от друга. Да и имя у них у всех было одно — «секретарь». Дяди пили кофе, брали какие-то бумаги и уходили вместе с «Гиганом» «под клены» заниматься. И «Гиган» сидел там, «под кленами», в кресле-качалке и что-то говорил, а они что-то писали. Постепенно лица этих «секретарей» стали как-то проявляться в моем сознании с течением времени, но, конечно, не тогда, когда мне было два, а несколько позже. Человек лысоватый, в очках — Бибихин, человек в очках и с черной бородой — Шичалин, человек в очках и с белой бородкой —Столяров. Когда они появились как отдельные самостоятельные личности, когда обрели свои имена в моем сознании — в пять, шесть, девять лет, — это я уже не помню. А в тот, теперь такой далекий 1969 год, может быть, еще никого из них и не было среди тех «секретарей», но для меня тогда было это малосущественно. Меня интересовало другое: кресло-качалка, на
которой сидел «Гиган» и на которое можно было забраться сзади и качаться, как на качелях.

«Конечно, тут требовалось от меня послать тебе свое вежливое "спасибо" и свою учтивую благодарность, как этого требует ваша буржуазная мораль. Но я рожден не буржуем, а, наоборот, рожден эпатировать буржуазию, поэтому я всегда либо разоблачал буржуазную мораль с ее кухонно-служебным благополучием, либо подхалимствовал ей, но удивительным образом это мое подхалимство почему-то всегда принималось как издевательство. Поэтому я шлю тебе не благодарность за кепку, а сравнение ее с поцелуем младенца. А уж нравственно это или безнравственно, это, дорогие мои буржуи, определяйте сами. И вообще для буржуазной морали я слишком хулиган, и меня всегда какая-то невидимая сила подмывает издеваться над вашим буржуазным благополучием. И, кроме того, хотя я мужик себе на уме, но люблю срывать покровы и лезть с ногами в тайны ваших буржуазных секретов. »

Виктор Троицкий
О ЛОСЕВЕ (заметки ad marginem)

ТРУДНЫЕ ДРОБИ
«Жизнь есть прежде всего непрерывный континуум, в котором все слилось воедино до неузнаваемости» — вполне отрезвляюще звучат эти слова Лосева. И все же, предупреждение получив, рискну-таки проследить в этом всюду плотном, как скажут математики, континууме только одну ниточку судьбы, не единственную, конечно, да и не особенно вроде бы заметную.

Шахматист

Институт Дальнего Востока РАН Духовная культура Китая : Энциклопедия : в 6 т. т. III

Литература. Язык и письменность

Ду Му, Ду My-чжи, прозв. Фаньчуань цзюйши. 803, г. Чанъань (совр. Сиань пров. Шэньси) — 852. Выдающийся поэт кон. эпохи Тан, исследователь др.-кит. военной мысли.

Впоследствии занимал ряд высоких чиновничьих постов в южных регионах Китая. Жизнеописание включено в «Синь Тан шу» («Новая история [династии] Тан»). Один из самых авторитетных комментаторов трактата по военному искусству «Сунь-цзы».


Жил в период заката Танской империи. Засилье евнухов при имп. дворе и коррупция усиливали политич. нестабильность. За время жизни Ду Му сменилось восемь императоров, двое из к-рых умерли вследствие увлеченности алхимией (отравившись даос, «эликсирами бессмертия») и как минимум двое других были убиты евнухами.

«Дянь лунь лунь вэнь» — «Суждения/Рассуждения о классическом», «Трактат о стильном произведении», «[Раздел] „Обсуждая изящную словесность“ [из трактата] „Рассуждения о [классических] образцах/[основополагающих] началах“. Первое в истории Китая сугубо авторское лит.-теоретич. сочинение. Автор — Цао Пи, основатель и первый монарх царства Вэй (220—265) эпохи Троецарствия (220—280) и один из крупнейших поэтов кон. II — III в.

Характеристике предпослана преамбула, где Цао Пи говорит об относительности и субъективности всех высказанных прежде оценок лит. произведений, объясняя это врожденным стремлением авторов к лидерству: «Издревле так повелось, что люди изящной словесности, вэнь, пренебрегали друг другом. <...> Увы, люди склонны себя возвеличивать, а ведь изящная словесность по плоти своей неодинакова, и в ней можно по-разному добиться успеха. Поэтому-то каждый, опираясь на то, в чем он силен, порицает чужие слабости» (пер. И.С. Лисевича). Т.о., Цао Пи ставит перед собой задачу выделить типологии. признаки вэнь и объективные эстетич. критерии.

словесность по плоти своей неодинакова...

«Жулинь вайши» — «Неофициальная история конфуцианцев». Сатирический роман крупнейшего кит. литератора XVIII в. У Цзин-цзы (1701—1754), один из выдающихся образцов кит. классической лит-ры.

В традиц. Китае чиновник почти всегда был носителем ученого звания, а ученый муж, представитель ученого сословия, почти всегда занимал к.-л. должность или имел право ее занять. Обладание ученой степенью давало массу привилегий — освобождение от налогов и пошлин, наказаний, повинностей, службы в армии. Обладатели ученых званий часто становились также владельцами земельных угодий, богатых поместий.

Жэнь Фан, Жэнь Янь-шэн. 460обл. Лэань (в совр. пров. Шаньдун) — 508. Гос. деятель, ученый, представитель поэтич. течения Юнмин ти (Поэзия в стиле юнмин), участник лит. содружества Цзинлин ба ю («Восемь друзей из Цзинлина»), возглавляемого Шэнь Юэ.

На все это справедливо указывается в характеристике его тв-ва, данной Чжун Жуном в трактате «Ши пинь» («Категории стихов»), где он отнесен наряду с Шэнь Юэ, Фань Юнем и Се Тяо к литераторам второй (средней) категории: «Янь-шэн с юных лет без усилий сочинял стихи. В то время говорили: „Стихи Шэня, кисть Жэня“и [Жэнь] Фан тяжело переживал это. На склоне лет его любовь [к поэзии] и увлечение ею стали искренними, его изящная словесность (вэнь) претерпела изменения, и он стал хорош в оценке сути явлений. Освоенный им художественный стиль стал изысканно элегантен, а сам он обрел нрав государственного мужа. Поэтому помещен [мною] во вторую, [а не в третью] категорию. Но Фан, обладая обширными знаниями, на каждом шагу ссылается на деяния [предшественников], поэтому его стихи не стали редкостно-необыкновенными. Молодые интеллектуалы усердно подражают ему. Напрасно!»

его стихи не стали редкостно-необыкновенными...

Шахматист

Sir Winston Leonard Spencer-Churchill (30 ноя 1874 - 24 янв 1965) Part III 1916–1918 (1923-31)

To All Who Endured

CHAPTER VIII

THE ROUMANIAN DISASTER

Nothing would set the seal of defeat upon the German effort at Verdun more dramatically than the recapture of Douaumont, famous all over the world. It was on this that Nivelle and Mangin set their hearts.

The preparations were long and thorough. 530 heavy pieces, including a new 16-inch Creusot battery, in addition to the ordinary artillery of the Verdun army, were concentrated upon the German salient—or a gun to every fifteen yards of the front to be attacked.

The German wedge was bitten off, the tricolour flew again upon Fort Douaumont, and 6,000 German prisoners were in Mangin’s cages. The ‘cornerstone’ of Verdun, as the Germans had precipitately called it, had been regained; and the name of Verdun was registered in history as one of the greatest misfortunes of the German arms.

CHAPTER IX

THE INTERVENTION OF THE UNITED STATES

Collapse )

‘Had we been able,’ writes Tirpitz, ‘to foresee in Germany the Russian revolution, we should perhaps not have needed to regard the submarine campaign of 1917 as a last resource. But in January, 1917, there was no visible sign of the revolution.’

Surely to no nation has Fate been more malignant than to Russia. Her ship went down in sight of port. She had actually weathered the storm when all was cast away. Every sacrifice had been made; the toil was achieved. Despair and Treachery usurped command at the very moment when the task was done.

The long retreats were ended; the munition famine was broken; arms were pouring in; stronger, larger, better equipped armies guarded the immense front; the depôts overflowed with sturdy men. Alexeieff directed the Army and Koltchak the Fleet. Moreover, no difficult action was now required: to remain in presence: to lean with heavy weight upon the far-stretched Teutonic line: to hold without exceptional activity the weakened hostile forces on her front: in a word, to endure—that was all that stood between Russia and the fruits of general victory.

We may measure the strength of the Russian Empire by the battering it had endured, by the disasters it had survived, by the inexhaustible forces it had developed, and by the recovery it had made.

Шахматист

Encyclopedia of Psychology Alan E. Kazdin, PhD, Editor-in-Chief

ATTRACTION

The reciprocity of attraction effect has been demonstrated experimentally, as well as in more naturalistic interaction situations, providing validation for the accepted dictum that “attraction breeds attraction.”

One possible exception to the attraction reciprocity effect that has received attention concerns people who possess low self-esteem: for such individuals, incongruent expressions of high esteem from others may cause cognitive dissonance and discomfort

Although one form of dissimilarity, personality “complementarity” (e.g.. a “dominant” individual paired with a “submissive person”). was initially hypothesized to produce attraction, there is little evidence to support the hypothesis.

It has been demonstrated that people prefer to like others rather than dislike them even when there are countervailing pressures.

Wheeler, L., & Kim, Y. (1997). What is beautiful is culturally good: The physical attractiveness stereotype has different content in collectivist cultures. Personality and Social Psychology Bulletin, 23, 795-800.

ATTRIBUTION

The “Why,“ “When,” and “What” of Attribution Processes

Why do we, as perceivers, attempt to discern the underlying causes of our own or others’ behaviors? According to all of the major theorists, people engage in attributional analyses because of their functional needs to understand, predict, and control what goes on around them.

For example, the chronic feelings of control deprivation often characteristic of depressed perceivers have been shown to be related to more attributional activity (Weary & Edwards, 1996).

According to Kelley, social perceivers use three kinds of information in analyzing the covariation of potential causes and effects: consensus over persons, consistency over time and modality, and distinctiveness over other entities. In essence, perceivers ask three questions: Is everyone behaving in a hostile fashion toward the tar- get, or is the hostile behavior particular to this person? Does the person always behave in a hostile fashion toward the target, or is the hostility particular to a certain time or setting? Is the person hostile toward all other targets, or is there something distinctive about this particular one? Generally, effects that are low in consensus, high in consistency, and low in distinctiveness will be attributed to persons; and effects that are high in consensus, high in consistency, and high in distinctiveness will be attributed to the entity.

Шахматист

Поль Анри Гольбах (1723—1789). Естественная политика, или беседы об истинных принципах управления

(1773)

Падет невольно
сила без разума...

Гораций

Том первый

Беседа четвертая
О подданных

§ XXXI. Испорченность королевских дворов

Если личная заинтересованность — тот идол, которому служат придворные, то зависть является их палачом: благосклонность монарха представляет для них настоящее яблоко раздора, становящееся наградой за ловкость хитреца. Отсюда эти вечные интриги; отсюда эти коварные заговоры, предназначенные для устранения тех, кого доверие монарха как бы выделяет из числа остальных; отсюда эти наговоры, предательства и козни, преследующие цель уничтожить людей, которых хочет возвысить государь, или добиться погибели тех, кому он доверил осуществление власти.

Люди, которые руководствуются только низменными интересами, обыкновенно объединяются против тех, кто имеет действительные заслуги, и стараются вырвать власть из рук.

§ XXXIII. О служителях религиозного культа

Если бы верховная власть позволила некоторым членам общества безнаказанно наносить ему вред, поносить и обирать его, это было бы противно сущности общественного союза. Общество было бы безумно, если бы пригревало на своей груди неблагодарных детей, довольных тем, что они кормятся за его счет, но отказывающихся оказать ему помощь, когда оно в ней нуждается.

Почти во всех европейских странах духовенство образует инородное тело внутри государства, поскольку оно отказывается зависеть от государства и следует своим особым законам, отличным от тех, которым подвластны все остальные граждане. Духовенство ставит власть главы церкви выше власти государя и власти нации, а законоположения и правила, которых оно придерживается, часто находятся в противоречии с законодательством и правилами общества.

вместо «духовенство» ставь «творческая интеллигенция»...

Должен ли земледелец корчевать и распахивать невозделанные земли для того, чтобы отдавать свой скудный урожай жадным людям, не представляющим никакой ценности ни для государства, ни для него самого?

Пока общество переживает период детства, легковерные народы, нуждающиеся в чудесах и сказках, больше всего дорожат сказочниками; но мало-помалу эта ребяческая наивность исчезает, и ее место начинают занимать более серьезные интересы.

ТОМ ВТОРОЙ
Беседа пятая
О злоупотреблении государственной властью, о неограниченной монархии, о деспотизме и тирании

§ I. Определение деспотизма

Collapse )

Наконец, тирания — это стремление властвовать над нацией против ее воли.