?

Log in

No account? Create an account
May 21st, 2019 - Так жизнь моя проистекает. [entries|archive|friends|userinfo]
papalagi

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

May 21st, 2019

(no subject) [May. 21st, 2019|07:54 am]
papalagi
[Tags|]

ארח חיים למעלה למשכיל--  למען סור משאול מטה
LinkLeave a comment

Тахо-Годи Аза Аликбековна (26 окт 1922) Лосев (ЖЗЛ) Москва 2007 [May. 21st, 2019|09:19 am]
papalagi
[Tags|, ]

Потом сидели и перебирали, с неизбежными рассказами, старые семейные бумаги, альбомы, читали восстановленные из небытия выпуски журнала «Маяк», когда-то, в прежней жизни, изданные другой молодежью этого милого дома, той, которая теперь уже постарела, поседела, пережила много потрясений, но не утеряла ласковой заботы о ближних и далеких, всех, кто страждет и нуждается в помощи. А то сядешь за пианино (рояль в гражданскую обменяли на пуд муки), наигрывая «Кукушку» старинного Дакена, а тетя Лена, сестра мамы, загадочно улыбаясь, прислушается и скажет: «Эту пьесу каждый день играл тогда английский полковник, что жил в нашем доме, а я ему жарила яичницу». Когда же это «тогда»? В гражданскую? В Первую мировую? Почему полковник, кукушка, яичница, Бог его знает, у тетушки не добьешься. Была пышной красавицей в далеком прошлом, потом ходила босиком в балахоне, подвязанном веревкой, — Лев Толстой соблазнил, — потом была выдающимся педагогом с орденом Ленина на груди, а теперь какая-то странная, тихая, безмолвная, посмеивающаяся про себя, и скоро ее не станет.

LinkLeave a comment

Вернадский Владимир Иванович (1863—1945) Дневники 1935-1941 [May. 21st, 2019|10:21 am]
papalagi
[Tags|]

26.1.(1936), веч[ер]

(Москва)

Эти дни лежали и Нат[аша] (Н.Е. Вернадская), и я. У меня ничтожное повышение t (37,1-37,3), но 23-го) была неприятность с сердцем.

Разговоры с Дм[итрием] Ивановичем] (Шаховским) и Ив[аном] Мих[айлови-чем] (Гревсом) - основные. О бессмертии, о религии, о Боге. Много думаю об основных вопросах жизни. В общем получается стройно, но принять «откровение» не могу. Религиозные] откровения - в частности христианские - кажутся мне ничтожными по сравнению с теми, что переживаются во время научной работы.

2.II.(1936)

(Москва)

...

Вечером Уклонский. <...> Он рассказывал интересно о положении в Ташкенте. В 1934 году - разгром Куйбышевым местной националистической] организации. Резкое изменение в структуре. Происки и Англии, и действительно экон[омико]-полит[ический] саботаж. В партию проникли националисты, связанные с другой идеологией. Просто неожиданные - как всюду на местах — расстрелы немедленно 1500—2000 чел[овек]. <...> Несомненно, резкое улучшение материального быта - «богатство» колхозов. Русский язык широко внедряется. Во всех организациях - русские среди туземцев. Центр перенесен в отд[ельные] респ[ублики], связанные непосредственно] с Москвой. Сказалась и постройка дорог и т.п. В Ташкенте войск не видно, но огромный лагерь ГПУ - русские. Местное войско незначительное. Армия не сравнима с царской. Огр[омное] знач[ение] (имеет) изменение положения] женщины. Евреи в партийных кругах не играют такой роли, как прежде, м[ожет] б[ыть] в связи с тем, что «троцк[исты] и зин[овьевцы]» удалены - (среди них) преобладали] евреи. С Университетом — плоховато.

9.II.(1936), утро

(Москва)

Ломоносовский институт вообще сейчас не является на высоте. Конечно, виноват А.Е. (Ферсман), который давно мало обращал внимания на работу института, почти не имеет настоящих учеников и часто в погоне за показным; не создал настоящих кадров, но он сам работает и в этом смысле удивительно многого достигает. Основная беда - неудачный выбор людей и то насилие, которое он дал (осуществлять) в Институте невежественным и неталантливым ком(м)унистам. Та история, которая разыгралась - вся на почве неудачного подбора людей, не желающих учиться и научно работать, а карьеристов и интриганов.

16.II.(1936), утро

От Горб[унова] письмо с корректурой (статьи) о пределах биосферы - из нее выброшена вся вводная часть (отношение к философии). Я отказался печатать в таком виде. Эти совершенно безумные люди еще считают себя «левыми». Совершенное повторение времен Магницкого и покоренья Крыма! Удивительно - Лебедев-Полянский, цензор, главней покойного Кирова, читает от Ак[адемии] н[аук] о Добролюбове. Едва ли Добролюбов мог представить себя в роли цензора! Он, вероятно, (был) настоящий свободный человек - как Герцен.

примечания

В настоящее время ответ И.В. Сталина на письмо И.А. Орбели опубликован. Приведем его полностью. «Уважаемый т. Орбели! Письмо Ваше от 25.X получил. Проверка показала, что заявки Антиквариата не обоснованы. В связи с этим соответствующая инстанция обязала Наркомвнешторг и его экспортные органы не трогать сектор Востока Эрмитажа. Думаю, что можно считать вопрос исчерпанным С глубоким уважением И. Сталин»

LinkLeave a comment

Чуточку о притворстве [May. 21st, 2019|12:45 pm]
papalagi
[Tags|]

По-разному можно.
По-разному можно о слове судить. Вот, слово есть - затвориться.
Но я о ином. Притворяться. Всю жизнь понимал это как нечто обманное. Он притворялся. Тридцать лет притворялся хорошим, и вот, проявил свою гнусную сущность.
А ведь можно иначе взглянуть. Пространство жизни порой напирает, становится душно. И ты притворяешься. Не затворяешься полностью, не затворник же ты, а так, прикрываешься, оставляя пространство для вдоха и выдоха.  Это не только удобно. Но и полезно. Чтобы не шастали тут. А то мигом насорят, набалуют, а ты разбирайся тут. Тут со своим-то не очень-то разберешься.
Удобней всего притворяться неопытным. Пусть себе сами решают. 
Link6 comments|Leave a comment

Sir Winston Leonard Spencer-Churchill (30 ноя 1874 - 24 янв 1965) Part III 1916–1918 (1923-31) [May. 21st, 2019|03:11 pm]
papalagi
[Tags|]

To All Who Endured

CHAPTER IV

VERDUN

Few episodes of the Great War are more impressive than the resuscitation, re-equipment and renewed giant effort of Russia in 1916. It was the last glorious exertion of the Czar and the Russian people for victory before both were to sink into the abyss of ruin and horror. By the summer of 1916 Russia, who eighteen months before had been almost disarmed, who during 1915 had sustained an unbroken series of frightful defeats, had actually managed, by her own efforts and the resources of her Allies, to place in the field—organized, armed and equipped—sixty Army Corps in place of the thirty-five with which she had begun the war. The Trans-Siberian Railway had been doubled over a distance of 6,000 kilometres, as far east as Lake Baikal. A new railway 1,400 kilometres long, built through the depth of winter at the cost of unnumbered lives, linked Petrograd with the perennially ice-free waters of the Murman coast. And by both these channels munitions from the rising factories of Britain, France and Japan, or procured by British credit from the United States, were pouring into Russia in broadening streams. The domestic production of every form of war material had simultaneously been multiplied many fold.

It was however true that the new Russian armies, though more numerous and better supplied with munitions than ever before, suffered from one fatal deficiency which no Allied assistance could repair. The lack of educated men, men who at least could read and write, and of trained officers and sergeants, woefully diminished the effectiveness of her enormous masses. Numbers, brawn, cannon and shells, the skill of great commanders, the bravery of patriotic troops, were to lose two-thirds of their power for want, not of the higher military science, but of Board School education; for want of a hundred thousand human beings capable of thinking for themselves and acting with reasonable efficiency in all the minor and subordinate functions on which every vast organization—most of all the organization of modern war—depends.

The original scheme had contemplated July 1 as the date of the general Allied attack, both in the west and in the east. But the cries of Italy from the Trentino and the obvious strain under which the French were living at Verdun led to requests being made to the Czar to intervene if possible at an earlier date. Accordingly on June 4 Brusiloff, after a thirty hours’ bombardment, set his armies of over a million men in motion, and advanced in a general attack on the 350-kilometre front between the Pripet and the Roumanian frontier.

But within a week of the beginning of the offensive the Austrians had lost 100,000 prisoners, and before the end of the month their losses in killed, wounded, dispersed and prisoners amounted to nearly three-quarters of a million men. Czernovitch and practically the whole of the Bukovina had been reconquered, and the Russian troops again stood on the slopes of the Carpathians. The scale of the victory and the losses of the defeated in men, material and territory were the greatest which the war in the east had yet produced.

LinkLeave a comment

Encyclopedia of Psychology Alan E. Kazdin, PhD, Editor-in-Chief [May. 21st, 2019|04:26 pm]
papalagi
[Tags|]

ATTACHMENT THEORY

Having already concluded-together with many other clinicians and social workers-that a close, continuous, and mutually satisfying relationship with a mother figure across the first few years of life serves as a foundation to mental health, Bowlby began to search for new explanations of the origin and import of this tie. At this point, his attention was drawn to Konrad Lorenz’s work on imprinting, which pointed out that social bond formation need not be tied to feeding. Like the ethologist Robert Hinde. Lorenz, Tinbergen, and other leading ethologists believed that species-wide behavior patterns, like species’ morphology, could best be understood as being adapted to selection pressures originating in what Bowlby would later term the environment of evolutionary adaptedness (Bowlby, 1969).

For most adults, attachment behavior is less readily activated than for young children, and in most well-functioning couples, both partners feel free to either turn to the other as an attachment figure, or alternately, to provide caregiving for the other as necessary.

Specific or “focused” attachments appear by the third quarter of the first year of life in most human infants, and are believed to be based upon contingent social interactions. There is no evidence that these interactions need be positive, and infants unquestionably take insensitive and maltreating parents as attachment figures

The attachment behavioral system is not expected to function normally if the individual (a) has not had interaction with a caregiving figure sufficient to form an attachment during the first three years of life or (b) has experienced repeated, stressful, long-term separation from all attachment figures during this same time period

ATTENTION

For the structuralists, such as Edward Bradford Titchener and Wilhelm Wundt, attention was defined in terms of the clearness of sensory processes. In contrast, William James (1890/1950) emphasized the functional significance of attention. He argued that there are many items simultaneously available to the senses that fail to enter into one’s conscious experience. They fail to register because they are not of interest to the observer. In short, experience is what one agrees to attend to: without selective interest, experience would be utter chaos.

Also crucial in the renaissance of attention was applied work conducted during and immediately after World War II that focused on the practical significance of the fact that humans are quite limited in their ability to process information.

LinkLeave a comment

Поль Анри Гольбах (1723—1789). Естественная политика, или беседы об истинных принципах управления [May. 21st, 2019|10:32 pm]
papalagi
[Tags|]

(1773)

Падет невольно
сила без разума...

Гораций

Том первый

Беседа вторая
О правительстве

§ XV. Опасности аристократии

Таким образом, несколько могущественных семейств становились хозяевами государства и делили между собой все его достояние; вместо одного верховного властителя народ получал нескольких тиранов, объединившихся против остальных граждан, и гнет этих тиранов оказывался тем более жестоким, что в нем было более продуманности, последовательности и систематичности. Страсти отдельного человека с течением времени изменяются и исчезают вместе с этим человеком; страсти постоянно существующего сословия, всегда связанные с его интересами, меньше подвержены изменениям.

§ XVIII. О движущей силе республик
Движущей силой республиканского режима является добродетель, говорит один прославленный автор. Но если присмотреться внимательнее и ближе, то, мне кажется, можно обнаружить, что в республиках поклоняются другому идолу, которому сама добродетель всегда приносилась в жертву; этот идол — равенство.


В республиках любовь к равенству породила у граждан чувство зависти и недоверия даже к добродетели, причем эта зависть ополчилась против талантов и заслуг, против самых блестящих подвигов; все стали опасаться людей, которых следовало уважать, и бояться, как бы такие люди не воспользовались своим заслуженным влиянием и не подчинили себе общество.

Чем с большим блеском проявляет себя добродетель, тем невыносимее она кажется людям, опьяненным этим романтическим равенством, стремление к которому в сущности есть не что иное, как зависть.

С другой стороны, претенденты на власть, нередко ищущие случая использовать в своих личных интересах беспорядки в стране, постоянно побуждают народ к волнениям под предлогом изменений и реформ.

§ XIX. Об ограниченной монархии

Не существует законов, столь мудрых и строгих, чтобы хитрость или сила не сумели в конце концов от них уклониться, обойти или нарушить их.


Наконец, исполненный беспокойства неугомонный народ, принимающий свое необузданное и вольное поведение за свободу, сам может с легкостью броситься в западню и дать одеть на себя оковы.

Непросвещенные и лишенные нравственности люди созданы для того, чтобы рано или поздно стать рабами.

LinkLeave a comment

navigation
[ viewing | May 21st, 2019 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]