May 13th, 2019

Шахматист

Байбаков Николай Константинович 6 мар 1911 - 31 мар 2008 г. т. 5 От Сталина до Ельцина

Глава четвертая

«Оттепель»

Я высоко оцениваю роль А.А. Громыко в жизни нашего государства, мне импонирует, не боюсь сказать, сталинская выучка его активного волевого руководства, не исключающего тактической гибкости, умения находить выгодные для страны компромиссы.
Он всегда держался скромно, выслушивал собеседника вежливо и терпеливо, не навязывая ни своего мнения, ни своих оценок. Человек дела, человек большой политики и большой жизни, он прочно и объёмно вошёл в политическую и дипломатическую историю XX века, заняв в ней достойное место.
Сорок трудных и противоречивых лет он занимался активной политической и государственной деятельностью, в том числе более 28 лет возглавлял внешнеполитическое ведомство одной из величайших держав мира, а последние три года своей жизни находился на высшем государственном посту страны — Председатель Президиума Верховного Совета СССР.

Вопрос вынесли на Президиум ЦК партии, и по настоянию Хрущёва Главгаз был сохранен. Я радовался тому, что поступили правильно. Работа этого главка, а затем и Мингазпрома СССР, создание единой системы газоснабжения всех республик протяжённостью более 250 тысяч километров позволило увеличить добычу газа с 3,5 миллиарда кубометров в 1945 году до 850 миллиардов кубометров в 1990 году!

На февральском (1957 года) Пленуме ЦК Н.С. Хрущев в своём докладе оправдывал введение совнархозов как возврат к экономической политике, проводимой Лениным. Когда же началось обсуждение доклада, я выступил с предложением об организации Высшего совета народного хозяйства (ВСНХ). Я понимал, что вопрос о совнархозах предрешён, возражать бесполезно и предложил создать орган, который решал бы централизованно важнейшие вопросы развития народного хозяйства, находившиеся ранее в ведении министерств. Но мои соображения так и не учли. Министерства, кроме оборонных и путей сообщения, ликвидировали. Так произошёл переход от отраслевого принципа управления хозяйством к территориальному. Так был нанесён стране, её экономике первый, тяжёлый удар...

Спустя много лет, в приватной беседе с министром обороны Д.Ф. Устиновым я напомнил ему, как Хрущёв, указывая на меня перстом, сказал о телеге, ещё не задавившей меня. На что Устинов сочувственно заметил: «Э-э-э, да ты, видимо, не знаешь всего... Против вас было затеяно дело. Вроде ты вместе с Игнатовым готовишь заговор против Хрущёва».
Не знаю, было ли такое дело, меня никогда никуда не вызывали, а вот Устинов, оказывается, знал. Он в то время был первым заместителем Председателя Совета Министров СССР. Как выяснилось позже, не Игнатов и Шелепин были основными фигурами, устранившими Хрущева от власти, а Брежнев и Подгорный, — люди ближайшего его окружения, друзья, бывавшие у него дома как свои. Поддакивающие «первому» соратники толкали его на неверные шаги, оставаясь при этом в тени.

Глава пятая

Покой нам только снится

В экономическом штабе страны

А затем Косыгин ввёл меня в курс дел, выделив первоочередные задачи. Речь шла о серьёзной перестройке структуры Госплана.
Слушая Алексея Николаевича, с которым я впервые общался вот так близко, его неторопливые слова, вдумчивые обобщения, я невольно восхищался не только его простотой и сдержанностью, но и глубиной его экономического мышления. Я понимал, что передо мною самый крупный и эрудированный государственный деятель из всех, кого я знал. Он обладал многогранными знаниями в лёгкой и пищевой промышленности, финансах, экономике и планировании. Я был знаком с ним ещё со времен Отечественной войны, но знал его как бы со стороны, издали. Теперь же узнал ближе.

На сей раз после длительной паузы он вдруг спросил:
— Скажи, а ты был на том свете?
Мне стало чуть-чуть жутковато, и я ответил, что не был, да и не хотел бы там оказаться.
— А я там был, — с грустноватой ноткой отозвался Алексей Николаевич и, глядя перед собой отрешённо, добавил:
— Там очень неуютно...

Collapse )

Шахматист

Вернадский Владимир Иванович (1863—1945) Дневники 1926-1934

1932

29.III. [1]932

(Ленинград)

Разговор с Щербатским. Всегда интересный. Чувствует, что все сейчас так, или иначе, чувствуют давление диал[ектического] материализма] и еще невежественно пытаются как-то доказать, что надо понимать иное. Ищут выхода. Но филос[офский] интерес увеличивается и не тот, который хотят ввести

Правильно д[олжно] б[ыть] мнение, что сейчас настоящее правительство - ГПУ. Это наиболее и вероятное представление - у него бесконтр[ольная] сила. Говорят, в отдельных разговорах - в провинции - это очень сильно чувствуется.

30.III. [1]932

(Ленинград)

Разговор с Луначарским: о деньгах, необходимости отдельно от Академии; разрешении известной суммы для лечения. Все обещает. Я все же верю ему больше, чем (людям) кругом.

Удивительно] как Ф[ерсман] следит за литер[атурой]: он все получаемое немедленно просматривает. Я иногда временами это делал. М[ожет] б[ыть] правильно, но требуется выдержка.

7.IV. [1]932

(Ленинград)

Вечером С[ергей] Федорович] и Е[лена] Гр[игорьевна] (Ольденбурги). Разговор о Москве. Потом о вечности. Сергей, как всегда, скользит неглубоко. Я увидел, что он вечность (а очевидно, так понимали диаматы и т[ому] п[одобные] и в Москве) (понимает) по-иному. Мое представление связано с понятием вечн[ости] зак[онов] прир[оды] (вечн[ый] пор[ядок] прир[оды]) - его: без начала и без конца. На сон грядущий попалась статья Мак-Таггарта в "Mind". Из нее видно, что есть 3 понимания врем[ени]. Мое (с поправкой "в пределах геологического времени") точно. Сегодня посмотрел филос[офский] словарь. Надо внести поправку на обыденщину.

Разговор о Москве. Потом о вечности.

10.IV. [1]932

(Ленинград)

Стасова - отношение к смерти. Человеч[еское] построение цели едва ли на правильном пути. Действительно, исходя из научн[ого] определения жизни, в строении планеты может быть поставлено объяснение - а отсюда и этика - это и не будет верно и не даст удовлетворения. Тепер[ешнее] решение исходит из общ[ественной] структуры. Учение о биосфере открывает новые горизонты и вскрывает новые стороны явлений.

Шахматист

Институт Дальнего Востока РАН Духовная культура Китая : Энциклопедия : в 6 т. т. III

Литература. Язык и письменность

Классическая поэзия: «золотой век»

Успешная защита своих владений и завоевательные походы могущественной Тан породили направление бяньсай ши-пай — «пограничная поэзия», получившее большой общественный резонанс. Стихи воплотили личный опыт и впечатления авторов, побывавших в далеких краях и познакомившихся с особенностями военного уклада, с бытом и обычаями местных жителей. Поэты воспевали мощь китайской армии, отважных и преданных воинов и в то же время показывали тяготы армейской жизни, сочувствовали воинам, оплакивали погибших. Порой их возмущали промахи двора и безответственность генералов.

Хань Цзюй (1086?—1135), который иногда над одним стихом работал несколько лет, искал выразительные слова у предшественников, ибо ему было близко утверждение Хуан Тин-цзяня: «Каждый иероглиф в стихах имеет свой источник».

Идеи и практика чань-буддизма делали его уравновешенным, способным располагать события и возникающие проблемы в координатах высших нравственных идеалов, космического времени и пространства. У него было предельно развито чувство реальности, но при этом он никогда не позволял себе отступать от своих политических и этических убеждений. Фань Чэн-да примыкал к сторонникам активных военных действий, но воздерживался от прямого обличения капитулянтов, видел личный долг в выполнении чиновничьих обязанностей, направленных на усиление мощи государства. Во время посольской миссии на север им написано 72 четверостишия, передавших его душевные муки при виде захваченных земель и плененных соотечественников.

Чжан Ян-хао (1270—1329) после отставки писал, что народ страдает при любой династии, смеялся над чиновниками, воспевал отшельничество.

Произведения влиятельного поэта Цянь Цянь-и (1582—1664) сочетали красоту слога и строгое следование ритмическим законам танской поэзии с рассудочностью стихов династии Сун, рисовали духовный облик человека — приверженца национальных традиций и обличителя новых порядков.

События двух «опиумных» войн (1839—1842 и 1856—1860) вызвали у поэтов подъем патриотических чувств. О военных столкновениях, мужестве населения, трусости и беспомощности генералов, разложении армии писали Линь Цзэ-сюй (1785—1850), Вэй Юань (1794—1875), Чжан Вэй-бин (1780-1859). Правдиво показал жестокость агрессоров и воспел героизм павших на войне Чжу Ци (1803—1861). Историческим свидетельством стали произведения Бэй Цин-цяо (1810-1863), особенно сборник «Додо инь» («Причитания»).

Шахматист

Sir Winston Leonard Spencer-Churchill (30 ноя 1874 - 24 янв 1965) The World Crisis Part II 1915

To All Who Tried

APPENDIX G

MEMORANDUM BY MR. CHURCHILL, CHANCELLOR OF THE DUCHY OF LANCASTER, ON THE STATE OF THE NAVY, MAY, 1915

The active personnel of the Fleet, which before the war was 140,000, is today 251,000.

A full numerical list of all vessels under the control of the Admiralty on April 19, reaching the total of 3,927, is attached. The numbers have increased since the list was completed.

Since the beginning of the war we have received on the average four times as much heavy and twice as much medium shell as we have fired away, including all operations at the Dardanelles, and we are therefore in a substantially better position than at the outset, when the position was not unsatisfactory. This is particularly true of the Grand Fleet ships, for the bombarding operations have been almost entirely confined to the older vessels. Before the end of the year we shall receive eight times as much ammunition as we have fired away in the whole 10 months of the war, though, of course, there will be more ships to be provided for.

The Royal Naval Air Service has expanded from 98 officers and 595 men at the beginning of the war to 895 officers and 8,039 men at the present time. This, however, includes the armoured car squadrons and the anti-aircraft defence.

We have at present 178 pilots trained and 99 in training, and it has been proposed to raise these numbers by the end of the year to about 500, allowing for wastage.

THE TRENCH-ROLLER

For this purpose as much weight as they can possibly draw should be piled on to the steam-rollers and on the framework buckling them together. The ultimate object is to run along a line of trenches, crushing them all flat and burying the people in them.

AEROPLANE POLICY

3. The torpedo seaplane must be strenuously pressed forward, the object being to use at least ten machines carrying torpedoes for a night attack on German ships-of-war at anchor.*

* The neglect and maltreatment of this scheme was one of the great crimes of the war.

...

Шахматист

Encyclopedia of Psychology Alan E. Kazdin, PhD, Editor-in-Chief

ARTIFICIAL INTELLIGENCE

Problem Solving

Solving problems, a primary focus in the first years of AI research, remains a major research area. The General Problem Solver (GPS) incorporates methods that apply to any task whose problem space can be described in terms of goals, objects, relations among objects, and actions upon objects. GPS compares the current situation in problem space with the goal situation, finds a difference between them, selects an operator capable of reducing differences of that kind. and applies the operator to reach a new position in the problem space. It then repeats the process in the new situation, successively removing differences separating it from the goal. This method (means-ends analysis) is general, but each task must be described before GPS can apply it. Like the human problem solver, GPS may be successful or unsuccessful in any given case, and its search may not be efficient. GPS is described by Newel1 and Simon (1972).

...

Шахматист

Alfred Adler (7 фев 1870 — 28 мая 1937) Über den nervösen Charakter Wien 1912

Theoretischer Teil

III. Kapitel.

Die verstärkte Fiktion als leitende Idee in der Neurose.

Die leitende Fiktion ist demnach ursprünglich das Mittel, ein Kunstgriff, durch den sich das Kind seines Minderwertigkeitsgefühls zu entledigen sucht. Sie leitet die Kompensation ein und steht im Dienste der Sicherungstendenz. Je grösser das Minderwertigkeitsgefühl, um so dringender und stärker wird das Bedürfnis nach einer sichernden Richtungslinie, um so schärfer tritt sie auch hervor, und wie die Kompensation im Organischen ist die Wirksamkeit der psychischen Kompensation an die Leistung einer Mehrarbeit geknüpft und bringt auffallende, oft mehrwertige und neuartige Erscheinungen im Seelenleben mit sich. Eine ihrer Ausdrucksformen, zur Sicherung des Persönlichkeitsgefühls bestimmt, ist die Neurose und Psychose.

Шахматист

Поль Анри Гольбах (1723—1789). Система природы, или о законах мира физического и мира духовного 1770

Часть вторая

О божестве, о доказательствах его существования, о его атрибутах, о способе, каким божество влияет на счастье людей

Глава X
О том, что люди ничего не могут вывести из внушаемых им идей о божестве; о непоследовательности и бесполезности их поведения по отношению к божеству

Если бог бесконечно благ, то какой смысл нам бояться его? Если он бесконечно мудр, чего нам тревожиться о нашей судьбе? Если он всеведущ, зачем сообщать ему о наших нуждах и утомлять его нашими молитвами? Если он вездесущ, зачем воздвигать ему храмы?

Итак, с какой бы точки зрения мы ни стали смотреть на бога теологов, у нас нет оснований воздавать ему поклонение или молиться ему. Если он бесконечно благ, справедлив, разумен и мудр, то чего станем мы просить у него? Если же он бесконечно зол и без нужды жесток (как думают все люди, не осмеливающиеся, однако, сознаться в этом), то наше несчастье непоправимо: подобный бог только издевался бы над нашими молитвами, и рано или поздно нам пришлось бы испытать предназначенную нам суровую участь.

Если же вам нужны иллюзии, то разрешите вашим ближним также иметь свои иллюзии и не убивайте ваших братьев, если они станут фантазировать отличным от вас образом. Если вы желаете иметь богов, то пусть ваше воображение выдумывает их; но не забывайте из-за этих воображаемых существ своих обязанностей по отношению к реальным существам, с которыми вы живете.

Глава XI
Апология взглядов, содержащихся в этом сочинении; о безбожье; существуют ли атеисты?

Наблюдая ярость, какую вызывают у теологов взгляды атеистов, присматриваясь к наказаниям, которым по их наущению подвергали последних, можно прийти к выводу, что эти ученые мужи вовсе не так уверены в бытии своего бога, как утверждают, и что они не считают взгляды своих противников столь нелепыми, как уверяют. Только недоверие, слабость и страх делают человека жестоким: на тех, кого презираешь, не сердишься; сумасшествие не считаешь подлежащим наказанию преступлением; над безумцем, который стал бы отрицать существование солнца, остается только смеяться: нужно самому быть безумцем, чтобы наказывать его. Бешенство теологов доказывает только слабость их позиции; бесчеловечность этих корыстных людей, профессия которых заключается в том, чтобы внушать народам иллюзии, доказывает, что только они одни извлекают выгоды из невидимых сил, которыми с таким успехом устрашают смертных.

Быть безбожником, говорит Эпикур, вовсе не значит отнимать у толпы ее богов,— это значит приписывать богам взгляды толпы.