?

Log in

No account? Create an account
May 11th, 2019 - Так жизнь моя проистекает. [entries|archive|friends|userinfo]
papalagi

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

May 11th, 2019

(no subject) [May. 11th, 2019|11:30 am]
papalagi
[Tags|]

и Биньямина. (В Таргуме) переведено: «и увели Биньямина». Потому что в арамейском языке нельзя употребить один и тот же глагол (в выражениях) «брать (с собой) деньги» и «брать человека». (Когда речь идет) о том, что берут в руки, переводится ונסיב, взял (чтобы нести). (Когда же речь идет) о том, кого «берут» уговорами и ведут, переводится ודבר, увел
LinkLeave a comment

Институт Дальнего Востока РАН Духовная культура Китая : Энциклопедия : в 6 т. т. III [May. 11th, 2019|12:32 pm]
papalagi
[Tags|]

Мифология. Религия

Яо (Тан Яо) — по нек-рым толкованиям, «Высоченный». В др.-кит. мифологии и истории совершенномудрый правитель.

Существует предание о том, что, прежде чем возвести на престол Шуня, Яо предложил трон известному своими добродетелями отшельнику Сюй Ю (др. имя Чао-фу). Однако тот не пожелал запачкать себя мирской скверной. Даже само это предложение показалось ему столь неприятным, что, спустившись к реке, возле к-рой он пахал поле, отшельник стал промывать себе уши. Однако его друг, приведший своего бычка к реке на водопой, сказал: «Если бы ты скрылся среди высоких берегов и глубоких ущелий, кто бы нашел тебя? Ты же странствовал повсюду, желая стяжать славу, а теперь пачкаешь тут воду, и мой бычок не станет ее пить» — и повел бычка выше по течению. Там на камне якобы остались отпечатки его копыт.

И.С.Лисевич

Литература. Язык и письменность

История китайской литературы насчитывает, судя по сохранившимся письменным свидетельствам, не менее 2700 лет. Одной из важнейших ее особенностей является, как справедливо утверждал корифей отечественной синологии акад. В.М. Алексеев (1881-1951), то, что она в отличие от многих мировых литератур никогда не уничтожалась, ни на один исторический момент не прерывалась, но поступательно развивалась — в эстетическом, идейно-тематическом, жанровоформальном, языковом и других отношениях.

Уникальной особенностью классической литературы Китая было то, что на всем протяжении своей истории она развивалась практически вне связей с литературой мировой (сама же оказывала могучее влияние на литературы соседних народов, особенно тех, которые пользовались иероглификой).

LinkLeave a comment

Лосев Алексей Федорович (10 (22) сентября 1893 — 24 мая 1988) История античной эстетики т. 8 – 2 [May. 11th, 2019|01:18 pm]
papalagi
[Tags|]

Итоги тысячелетнего развития

Обобщенно-завершительная картина античной эстетики

Выводы

Красота структуры живой вещи

Другой античный термин для выражения театральной значимости человеческой личности.

Другой термин из этой же области, и термин не менее выразительный, чем «лицо» и «маска», это латинский термин persona. а) Собственно говоря, этот термин тоже обозначает собою не что иное, как «маску», но только в более специальном смысле. Именно, поскольку латинское personare означает «громко говорить», «оглашать» (в связи с термином sonus, означающим «звук», «шум», «голос», «речь»), то persona означало ту часть маски, которая была приспособлена для более громкого произнесения актерами своих слов со сцены. Или, вообще говоря, это, в конце концов, тоже «маска» и тоже «театральный исполнитель», «актер».

И тут мы являемся свидетелями того замечательного явления, что термин «тело» как раз и употреблялся в античности в значении «человек».
Больше того. Это «тело», будучи носителем всех жизненных состояний человека, оказывалось не чем иным, как их единой субстанцией. То, что человек выполнял в жизни, это было его театральной ролью, которая была поручена ему судьбой. Его тело тоже было поручено ему судьбой. Но только его тело, взятое само по себе, уже не разыгрывалось им как актером, а было носителем вообще всего его жизненного актерства, всей его личности.

Остается, следовательно, только привести достаточно доказательно текстовые материалы, заставляющие нас понимать античное «тело» как личность, а личность как «тело», и тогда — наша античная картина космоса и всего человечества как универсальной театральной постановки будет завершена.

Наиболее скудно представлен в этом отношении Эсхил. Здесь мы находим лишь четыре текста: Sept. 895 — сопоставляется гибель домов и смерть «тел», то есть людей; From. 859 упоминает «убийство тел», то есть убийства, совершенные девушками, дочерьми Пеласта. Бог войны Apec (Agäm. 437) назван торговцем «тел», то есть человеческих жизней, людей, воинов. Примечательно именуется мертвый Агамемнон (Cho. 724) — «дарственным флотоводительным телом». Царь-полководец, предводитель ахейского флота, владыка Микен в конечном счете есть только тело, только физическая целостность. Здесь, в отличие от Гомера, человек мыслится целостным и в жизни и в смерти.

Если коснуться современников Платона, то в мировосприятии Аристотеля тело — это понятие чисто физиологическое, биологическое, зоологическое, одинаковое в мире людей или животных, но никак не личностное. Определение человеческого счастья в школе киренаиков, приводимое Аристотелем (eydaimonia), как «изобилия, имущества (chrêmatôn) и тел» (sömatön), то есть рабов (Arist, Rhet. I 6, 1360 b, 14 ел.), указывает лишний раз на то, что IV век до н. э. с его подступами к эллинизму и с его нарастанием крупного рабовладения должен нам предоставить богатый материал по физическому, телесному пониманию человека в системе общества, государства, законодательства, а не только в кругу семейных, родственных и частных отношений.

Таким образом, признавая свободного и раба телом в системе государственных и правовых отношений, Демосфен все-таки отчетливо различает тело мыслящее, думающее, настроенное патриотически, сражающееся за родину, полное воинской и гражданской доблести, и тело бездушное, которое можно продать и пытать, так как все равно оно не испытывает стыда.

Полибий пишет о том, как во время голода воины съели «рабские тела» (ta doylica tön sömatön, I 85, 1), как были захвачены в плен корабли и тела (161, 8), скот и двадцать тысяч тел (I 29, 7), добыча и много тел (I 19, 16), деньги, утварь и тела (III 17, 10), огромное количество тел (IV 38, 4). Жители Пелопоннеса, то есть тела, становятся, как и их имущество, добычей лакедемонян (II 61, 4; II 62, 12). Элея густо населена и обильна рабами и другим достоянием (sömatön cai catasceyës, IV 73, 6).

LinkLeave a comment

Вернадский Владимир Иванович (1863—1945) Дневники 1926-1934 [May. 11th, 2019|02:39 pm]
papalagi
[Tags|]

1932

26.11. [1]932, утро

(Ленинград)

Застал, вернувшись к 7 ч[асам] Ивана (И.М. Гревса). Он прочел письмо Мити (Д.И. Шаховского) - грустное, трогательное. Старики мы, доживающие жизнь: прошлое преобладает над будущим. Он выделяет меня и я действительно не чувствую силы прошлого - еще живу и мысль все идет и развертывается. Он подметил то, что я чувствую - стихийное развертывание и углубление.

Идет подземная работа мысли - временами прожаливающая

Удивительно при всей яркости моего резко отрицательного отношения к войне, я чувствую, что защита Шанхая есть великое положительное событие в жизни Китая и человечества.

4.12. 1932

(Ленинград)

Получил от Ком[иссии] (содействия) уч[еным] (извещение) о приписке к "Красной звезде" для продуктов: это кооператив ГПУ, там давно (И.П.) Павлов и Н.Е. (Вернадская), и П.К. (Казакова) давно указывают на то, что такая приписка решает вопрос (о питании).

5.12. 1932

И.И. Гинзбург - с ним долгий разговор о воде, условиях работы. ГПУ высшие (чины) лучше; они когда узнают, жестоко расправляются со своими - железная дисциплина - много (таких) арестованных всегда - они 1% всех. Сознают ненормальность. Проведение силой - культурная работа: обучение ремеслам, просвещение и т[ому] п[одобное]. Все из противоречий

Получил карточку, как все академики - паёк ответственных] работников, 215 - немного таких? Ком[иссия] (содействия) ученым - только для академиков. Это учреждение содержится ГПУ. Павлов по-видимому давно. По-видимому, этот дополнительный паек - реальная вещь. Ходил взять сам. Захватил взнос в Клуб.

7.12. [1]932

(Ленинград)

Был Борисяк. Моя командировка прошла "хорошо". Вчера же я получил от бухгалтерии просьбу об отчетности за прошлую - 1929 (г.)! Отчеты все подлаживают к несуразными, бездарными формами.

Борисяк рассказывал о дрязгах, идущих у него в институте. Хорошие работники, (но) многие из них истерики и истерички. Идут взаимные обвинения и доносы. Не могут жить вместе с Гартман-Вейнберг - анатом, введенный Сушкиным. Женщины - особенно. Примешан и половой вопрос. Меня поражает сила этого явления, совершенно не уменьшающаяся при всех новых формах жизни. Сам поддаваясь этой силе и после сближения сдерживаясь, чтобы не выявить брезгливое чувство, - я как-то глубоко чувствую эту силу. И сейчас ею охвачен...

Леля Раммельмейер, двоюр[одная] сестра Волковой, подруги и приятельницы моей Ниночки, в начале революции в 1916-1917 была близка к больш[евикам]. Стройная, красивая, она ринулась и в сексуальною] жизнь в ее полноте на фоне духовной красоты. Но прочной связи не создала. Начала работать в Петрограде и очень большая критика отвела ее от коммунистов. Сейчас, говорят, опять поворот в эту сторону. У нее есть дети от врем[енных] браков.

Я прежде думал, что эта полная свобода сношений должна иметь большое поднимающее значение, но кругом вижу, что это шаг меньшей силы, чем думал.

LinkLeave a comment

Институт Дальнего Востока РАН Духовная культура Китая : Энциклопедия : в 6 т. т. III [May. 11th, 2019|03:38 pm]
papalagi
[Tags|]

Литература. Язык и письменность

Вэнь и начало формирования китайской поэзии

Позднее термином вэнь определялся любой тип узоров — как искусственного (роспись, резьба, тканый орнамент), так и природного происхождения (вереницы облаков, рябь на водесплетение ветвей деревьев, полосы и пятна на шкуре животных и др.). Высшим типом природных узоров выступает «небесный узор» (тянь вэнь) — звездное небо, передающее через движение светил, расположение созвездий принципы функционирования космического универсума. Так в китайской культуре утвердилась концепция тождества (по принципу гомоморфизма) письменного и природных узоров. «Словесный узор» есть порождение и воплощение «вселенского узора». Но и «словесный узор» мыслился (отголосок архаико-религиозного восприятия вэнь) способным оказывать гармонизирующее воздействие на мир. Такое отношение к вэнь лучше всего прослеживается на материале легенды о возникновении первых (согласно традиции) письменных знаков — триграмм гуа [2] (графические комбинации из трех прерывистых и непрерывных черт). В ней говорится, что эти знаки были
изобретены или (по другим вариантам легенды) скопированы со шкуры волшебного существа архаическим божеством-правителем Фу-си, намеревавшимся с их помощью передать основные координаты мира и образующие его природные сущности.

В рамках философских учений, сформировавшихся на протяжении второй половины эпохи Чжоу — периоды Чунь-цю (Вёсны и осени, 770—476 гг. до н.э.) и Чжань-го (Сражающиеся царства, 475—221 гг. до н.э.), — выкристаллизовался взгляд на вэнь, основывающийся на социально-политических и этических концепциях. Иероглиф вэнь окончательно превратился в одну из центральных категорий китайской теоретической мысли, посредством которых передавались такие понятия, как «просвещенность», «культура»«цивилизация». Вэнь стала воплощением не только высших духовных ценностей общества, но и животворящего космического начала, противопоставляемого насилию и смерти (военной силе - у [2]). «С древности существует вэнь и существует у [2]. Это и есть основа Неба и Земли <...> Зарождение и рост всего живого это и есть вэнь <…>»,— постулируется в сочинении IV— III вв. до н.э. «Гуань-цзы» («[Трактат] учителя Гуань [Чжуна]», цз. 21, гл. 66).

Определяющей формальной особенностью письменности, что также проистекает из типологических характеристик вэнь, изначально называлась ее «узорочность» — внешнее, стилистическое совершенство. «Если слова не будут расположены в узоре, то они не смогут распространяться», —говорится в конфуцианском каноническом тексте V-III вв. до н.э. «Цзо чжуань» («Комментарий Цзо», цз. 21, записи о 25-м годе правления князя Сяи-гуна).

Read more...Collapse )

произведения, повествующие о мужских любовных переживаниях, объявлялись развратными. «Воспевание мук любви, ее торжества и особенно финальных ее аккордов, — отмечает, например, В.М. Алексеев, — считалось попросту неприличными, развратными мотивами (инь цы), которые изгонялись из настоящей литературы не только пуристами, но и общим мнением воспитанных людей всех времен и поколений».

Эта традиция известна в произведениях чуских поэтов Цюй Юаня и Сун Юя, живших в IV— III вв. до н.э. Самый значительный ее памятник —свод «Чу цы» («Чусьсие строфы»). Образцы чуской поэзии изначально признавались в китайской филологии сугубо авторскими произведениями. Они не только завораживают силой звучания индивидуального эмоционального начала, но и выдвигают особый образ лирического героя — поэта-изгоя, претерпевающего драматические жизненные коллизии. Их центральными темами являются личностные переживания из-за несовершенства окружающего мира, современного общества и несправедливостей, встречающихся на жизненном пути.

Поэтическое творчество доклассического периода

К важнейшим процессам культурно-художественного ряда относятся расцвет эстетической (литературно- и живописно-теоретической) мысли, становление повествовательной прозы, утверждение станковой живописи и искусства пейзажного сада.

LinkLeave a comment

Sir Winston Leonard Spencer-Churchill (30 ноя 1874 - 24 янв 1965) The World Crisis Part II 1915 [May. 11th, 2019|05:16 pm]
papalagi
[Tags|]

To All Who Tried

CHAPTER XXIII

THE ABANDONMENT OF THE DARDANELLES

The future was then unknown. No one possessed plenary power. The experts were frequently wrong. The politicians were frequently right. The wishes of foreign Governments, themselves convulsed internally by difficulties the counterpart of our own, were constantly thrusting themselves athwart our policy. Without the title deeds of positive achievement no one had the power to give clear brutal orders which would command unquestioning respect. Power was widely disseminated among the many important personages who in this period formed the governing instrument. Knowledge was very unequally shared. Innumerable arguments of a partial character could be quoted on every side of all these complicated questions. The situation itself was in constant and violent movement. We never at any time regained the initiative; we were always compelled to adapt ourselves to events. We could never overtake or forestall them.

The old wars were decided by their episodes rather than by their tendencies. In this war the tendencies are far more important than the episodes. Without winning any sensational victories we may win this war. We may win it even during a continuance of extremely disappointing and vexatious events. It is not necessary for us in order to win the war to push the German lines back over all the territory they have absorbed, or to pierce them. While the German lines extend far beyond her frontiers, and while her flag flies over conquered capitals and subjugated provinces, while all the appearances of military success attend her arms, Germany may be defeated more fatally in the second or third year of the war than if the Allied Armies had entered Berlin in the first.

CHAPTER XXIV

THE CONSEQUENCES OF 1915

The risks that men are prepared to run in relation to circumstances present some of the strangest manifestations of psychology. One tithe of the hardihood they display to escape disaster, would often certainly achieve success. Contrast, for instance, the alternative hazards now presented to the British Government and Admiralty: on the one hand, the chance, even the probability according to all expert opinion, of losing 40,000 men in an evacuation, which if successful could only result in the total loss of the campaign; on the other, the chance of losing a squadron of old ships, and a small number of men in an operation which if successful would carry the campaign at a stroke from disaster to triumph. Yet we see Cabinet and Admiralty able to face the first alternative, and shrink from the second.

LinkLeave a comment

Encyclopedia of Psychology Alan E. Kazdin, PhD, Editor-in-Chie [May. 11th, 2019|06:14 pm]
papalagi
[Tags|]

ARISTOTLE ( 384-322 BCE)

Perhaps the most fundamental contribution Aristotle made to the theory of mind is that his is the first systematic alternative formulation to the two standard ways of understanding mental functioning: as identical with and reducible to physical events, or as qualitatively different from physical events. Aristotle was the first to present the full range of psychological and logical arguments revealing the pitfalls in both these approaches and to offer arguments supporting a “hylomorphic” alternative (or even a generally functionalist alternative as Putnam. 1975, has argued). He proposed that all events that can be known must be physical events, but these may be described in two complementary ways, depending upon one’s focus: the “material” and the “formal.” The matter describes the physical constituents of the entities involved and the form describes the organization of these constituents into a unitary whole.

The situation naturally gets more complicated in trying to describe and understand living things, because the form of a living thing refers both to the way that it functions as a whole and to the related ways that its parts function. Moreover, as creatures get more complex materially, the classes of functions they can perform also become more complex. The totality of a creature’s living functions constitutes its psyche, or life principle. Human functioning is the most complex because it includes not only the capacity to live, grow, and reproduce (as with plants), nor just perception, desire, memory, imagination, and voluntary motion (as with animals), but also the capacity to reason about and organize one’s life according to a plan. This hierarchy of living capacities constitutes the human psyche (De anima II.I), an inclusive part-whole system, in which events at the physiological level necessarily participate in but do not by themselves constitute psychological events.

Aristotle used teleological explanation for three classes of biological relationships: those in which the functioning of organismic subsystems is explained by the functioning of the whole organism; those in which particular developmental changes in an organism are explained by the nature and functioning of the mature organism; and those in which the voluntary behavior of an animal is explained by the value of the outcome that it normally produces.

Exactly which classes of human and animal action should be grouped together because they are controlled by common classes of outcome, and exactly what laws describe the nature of such control, are empirical questions that investigators of operant behavior, comparative psychology, and child development have studied for generations. And the organization of related human goals (as well as the conflict among incompatible ones) has been studied by cognitive, social, and personality psychologists with equal intensity. While both mechanistic and physiological analyses may reveal how a pattern of behavior emerges, it is teleological explanation that reveals why it emerges.

In addition, Aristotle portrays perceptual capacity at any moment as limited, so that stimuli compete both within and between sense modalities in order to be perceived

Aristotle’s arguments concerning the DFH and its constituents make it clear that all animals, and especially all humans, are essentially composed of their developmental functional histories and that each DFH reveals the transactional nature of an animal whose future life is constrained by prior interactions between its essential nature and its circumstances.

LinkLeave a comment

Поль Анри Гольбах (1723—1789). Система природы, или о законах мира физического и мира духовного (177 [May. 11th, 2019|08:05 pm]
papalagi
[Tags|]

Часть вторая

О божестве, о доказательствах его существования, о его атрибутах, о способе, каким божество влияет на счастье людей

Глава VII
О теизме или деизме, о системе оптимизма и о конечных причинах

Действительно, чего нам ждать от такого бога, каким его рисуют? Что мы можем просить у него? Если бог духовен, то как может он приводить в движение материю и направлять ее против нас? Если он установил законы природы и наделил вещи их сущностью и качествами, если все совершающееся является доказательством и плодом его бесконечного провидения и глубокой мудрости, то зачем обращаться к нему с мольбами? Если мы станем просить его изменить ради нас неизменный ход вещей, то сумеет ли он, даже если бы захотел, отменить свои неизменные повеления?

Глава VIII
О выгодах, проистекающих для людей из их понятий о божестве, или о влиянии этих понятий на мораль, политику, науку, счастье народов и отдельных лиц

Никакое заблуждение не может быть полезно человечеству: оно всегда основывается на его невежестве или умственном ослеплении. Чем больше значения станут придавать люди своим предрассудкам, тем гибельнее для них будут их заблуждения. Поэтому Бэкон был вполне прав, говоря, что самая скверная вещь — это обожествленное заблуждение.

Мы уже неоднократно указывали в этом произведении, что объект нравственности — человек, стремящийся к самосохранению и живущий в обществе, и что мораль не имеет ничего общего с фантастическими теориями о какой-то отличной от природы силе; мы доказали, что в самой природе одаренного разумом и способностью чувствовать существа имеется достаточно побудительных мотивов для того, чтобы сдерживать страсти, бороться с порочными наклонностями, избегать преступных привычек, быть полезным и дорогим тем существам, в которых оно постоянно нуждается. Эти мотивы, несомненно, истиннее, реальнее, могущественнее, чем те, корень которых ищут почему-то в воображаемом существе, представляющемся совершенно различно всем тем, кто размышляет о нем.

Любопытно заметить, что жрецы,беспрестанно проповедующие народам покорность государям, власть которых имеет небесное происхождение и которые представляют собой образ божества, начинают говорить совершенно иным языком, если государь перестает им слепо подчиняться. Духовенство поддерживает деспотизм лишь для того, чтобы направлять его удары против своих врагов; оно свергает его, если находит его враждебным своим интересам. Служители невидимых сил проповедуют покорность видимым силам лишь в том случае, если последние смиренно им подчиняются.

Человек, который не решится на какой-нибудь проступок в присутствии ребенка, нисколько не затруднится совершить его, если свидетелем при этом будет только его бог. Эти бесспорные факты могут послужить ответом тем, кто уверяет, будто страх божий может скорее удержать людей от дурных поступков, чем мысль о том, что не существует ничего такого, чего нужно бояться. Когда люди думают, что им следует бояться только бога, то они обыкновенно не останавливаются решительно ни перед чем.

LinkLeave a comment

Марков Александр Владимирович (род. 24 октября 1965) Рождение сложности 2016 [May. 11th, 2019|09:35 pm]
papalagi
[Tags|]

Глава 2. Планета микробов

Реликтовые микробные сообщества

А вот чего у «странника» нет совсем, даже в рудиментарном виде, так это белков, позволяющих утилизировать кислород или хотя бы защищаться от его токсичного действия. Это значит, что с кислородом «страннику» не приходилось иметь дела уже очень давно.

Главный теоретический вывод, сделанный авторами из изучения «отважного странника», состоит в том, что вся биологическая составляющая простой экосистемы, как выяснилось, может быть закодирована в одном-единственном геноме.

Первые альтруисты

Ученые выяснили, что при голодании у В. subtilis срабатывает особый генный переключатель, который может находиться лишь в одном из двух дискретных состояний (включено/выключено). «Переключатель» состоит из ключевого гена-регулятора Spo0A и нескольких других генов, которые взаимно активируют друг друга по принципу положительной обратной связи.

Активизация Spo0A приводит к целому каскаду реакций, в том числе к производству клеткой токсина SdpC, убивающего тех бацилл, у которых «переключатель» выключен. Однако хитрость состоит в том, что голодание приводит к активизации Spo0A только у половины микробов. Погибшие клетки распадаются, высвободившиеся из них органические вещества всасываются убийцами. Если никаких перемен к лучшему так и не произойдет, они, по крайней мере, будут превращаться в споры сытыми.

Сине-зеленые революционеры

Все растения осуществляют фотосинтез при помощи особых органелл — пластид, которые суть не что иное, как симбиотические цианобактерии. И неясно еще, кто главный в этом симбиозе. Некоторые биологи говорят, пользуясь метафорическим языком, что растения — всего лишь удобные «домики» для проживания цианобактерий. По сути дела цианобактерии не только изобрели кислородный фотосинтез, но и по сей день сохранили за собой «эксклюзивные права» на его осуществление.

Глава 3

Великий симбиоз

Эволюция «с человеческим лицом»

Тонкая регуляция работы генов обеспечила эукариотам качественно иной уровень пластичности. Самое главное, она позволила клетке радикально менять свои свойства, структуру и облик, не изменяя при этом сам геном, а только усиливая или ослабляя работу разных генов. Именно эта пластичность позволила эукариотам в конце концов стать многоклеточными в строгом смысле этого слова. Ведь в настоящем многоклеточном организме не просто много клеток, а много разных типов клеток (покровные, мышечные, нервные, половые и т. д.) Однако геном у них у всех один и тот же!

LinkLeave a comment

Байбаков Николай Константинович 6 мар 1911 - 31 мар 2008 г. т. 5 От Сталина до Ельцина [May. 11th, 2019|10:46 pm]
papalagi
[Tags|]

Глава третья

Отвечать головой

Великий опыт возрождения

Это казалось чудом: 2 февраля 1943 года в районе Тракторного отгремел последний выстрел, а уже 10 мая 1943 года от ворот завода ушёл на фронт первый эшелон отремонтированных танков с надписью на башнях: «Ответ Сталинграда». И через год почти ровно день в день с конвейера возрождённого завода сошёл первый после Сталинградской битвы трактор.

Размышления обо всём этом приводят к одному из «вечных вопросов», ответ на который, казалось бы, ясен давно: благородная цель должна достигаться только подобными средствами. Но не так проста была данная истина в своём историческом применении, когда сама жизнь ставила перед нами жёсткие дилеммы: сумеем ли мы в короткие сроки индустриализовать страну или останемся безоружными перед неизбежной смертельной схваткой с фашизмом; победим ли в грядущей войне или погибнем; добьёмся ли военного паритета с США и остальным западным миром или подвергнемся смертельному удару в атомной войне, — они раздавят нас.
Когда речь идёт о жизни или смерти страны, тогда уже не до общих соображений о морали и гуманизме. Как бы нам ни хотелось обратного, но это так. Что такое заградотряды НКВД за спиной наших войск? Или приказ: сдавшихся в плен считать врагами Родины? А сознание каждым ответственным работником того, что за провал дела его ждёт расстрел? С какими правами человека всё это совместить? Подавляюще преобладало в тогдашней нашей жизни право государства — и мы тогда воспринимали это как вполне понятную нравственную норму. Время было и великим, и неповторимым, но с определённым основанием его можно назвать и жестоким, и беспощадным. А время и родину, как известно, не выбирают.

Вопрос был поставлен «грубо и зримо»: успеть создать советскую атомную бомбу раньше, чем такая бомба, только американская, упадёт на территорию нашего Института атомной энергии.

Ветераны атомной отрасли, в частности и один из «отцов» советской атомной бомбы Ю. Харитон, утверждают, что если бы атомный проект страны был не в руках Берии, а оставался под руководством Молотова, то очень трудно было бы рассчитывать на столь результативный и быстрый успех в деле новом и поистине грандиозном.
Берия был председателем Государственной комиссии при проведении нашего первого атомного взрыва. Некоторые участники тех событий не боятся называть его «отцом советской атомной бомбы». Отцом — это, может быть, и слишком. Но вот роль повивальной бабки при рождении бомбы принадлежит ему.

LinkLeave a comment

navigation
[ viewing | May 11th, 2019 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]