?

Log in

No account? Create an account
May 6th, 2019 - Так жизнь моя проистекает. [entries|archive|friends|userinfo]
papalagi

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

May 6th, 2019

(no subject) [May. 6th, 2019|12:24 pm]
papalagi
[Tags|]

דאגה בלב-איש ישחנה  ודבר טוב ישמחנה
LinkLeave a comment

Лосев Алексей Федорович (10 (22) сентября 1893 — 24 мая 1988) История античной эстетики т. 8 – 2 [May. 6th, 2019|03:41 pm]
papalagi
[Tags|]

Итоги тысячелетнего развития

Субстанциально-интегральная терминология

Терминологическое окружение

Калокагатия

Философская калокагатия.

Окончание. Аристотель

В живом теле принцип жизни (а это античные мыслители и называли душой) и материальная сфера его осуществления (то есть тело) суть только абстракции, может быть, полезные в целях той или иной научной или философской теории, но отнюдь не существующие раздельно. Это вполне соответствует общечеловеческому опыту: находясь в том или ином реально-жизненном общении с данным человеком, мы имеем дело отнюдь не с одной только его душой или одним его телом; мы имеем дело с самим человеком, в сравнении с которым его «внутреннее» и его «внешнее» являются только абстракциями, и часто даже весьма малопродуктивными.

Ирония

Античность классическая, да и эллинистическая (несмотря на небывалое развитие личности) не отразили болезненного ощущения изолированности субъекта и его духовного одиночества, столь свойственного буржуазному искусству и литературе Нового времени, и особенно романтикам.

Этимология старых словарей, производящих слово «ирония» от греческого eirö (говорю), совершенно правильна. «Иронизировать» первоначально обозначало просто «говорить». От eirö происходят латинское verbum, немецкое Wort, английское word, везде обозначающие именно «слово». Но так как «говорить» в древние времена означало также «заговаривать», то есть «пользоваться заговором», то корень рассматриваемого нами слова имел также ритуальное значение, которое остается в этимологии русского слова «врач», а отсюда недалеко и до старославянского и русского «вру», «врать». Поэтому неудивительно, что в греческом языке в конце концов наступил период, когда eirön стало обозначать «обманщик», «лицемер», «говорящий одно, думающий другое». Но это, конечно, не та ирония, которую можно считать эстетической категорией.

Таким образом, у Платона понятие иронии становится гораздо более положительным и глубоким. Ирония — это не просто обман и пустословие, это то, что выражает обман только с внешней стороны, и то, что, по существу, выражает полную противоположность тому, что не выражается. Это — какая-то насмешка или издевательство, содержащее в себе весьма ясную печаль, направленную на то, чтобы под видом самоунижения добиваться высшей справедливой цели.

Тимон называет Сократа «насмешником, издевателем над ораторами, полуаттиком, ироником» (Diog. L. II 5, 19). В «Риторике к Александру» ирония определяется как «высказывание чего-нибудь, когда делается вид, что высказывания нет», или как «выражение вещей при помощи противоположных наименований» (Ad. Alex. 1441 b 24). «Необходимо в порицаниях пользоваться иронией (eiröneyesthai) и осмеивать противника в том, в чем он превозносится». Тут же указывается четыре вида иронии: остроумие (asteismos), насмешка (mycterismos), издевательство (sarcasmos), шутливая насмешка (chleyasmos). В этих текстах слабо чувствуется положительное содержание иронии, но зато подчеркивается ее связь с
насмешкой.

Аристотель

Можно найти тексты, относящиеся к тому времени, которые трактуют иронию как некую противоположность хвастовству: «Ирония противоположна хвастовству, когда кто-нибудь, имеющий возможность достигнуть [того или иного], утверждает, что он не в состоянии. А именно хвастун тот [в данном случае], кто еще в большей мере хвастается своими делами и преувеличивает их; а ироник тот, кто ставит их ниже и преуменьшает» (Весе. Anecd. I 43). «Иронию» в данном смысле и развивает Аристотель.

Аристотель различает два вида смеха: иронию и шутовство (bömolochia). Один из них «соответствует человеку свободному, другой — не соответствует» (Rhet. Ill 1419 b 7). «Ирония,— говорит Аристотель, — свободнее шутовства. Иронизирующий вызывает смех для себя самого, а шут — для другого». В «Никомаховой этике» мыслитель древности рассматривает истину как нечто среднее между хвастовством и иронией. «Притворство в сторону преувеличения есть хвастовство, и носитель его есть хвастун. Притворство в сторону преуменьшения есть ирония, и носитель ее — ироник» (Eth. N. II 7, 1108 а 19—23 Радлов). «Тот, кто говорит неправду о себе, в невыгодном для него свете, но не без знания [об этом], тот — ироник: если он прикрашивает, он — хвастун» (Eth. Eud. Ill 1234 а 1); «ироник противоположен этому [хвастуну] и в том отношении, что он приписывает себе меньше, чем фактически имеется, и потому, что он свое знание не высказывает, но скрывает» (Eth. M. I 1192 а 31).

«Ироники, принижающие себя на словах, являются людьми более приятными (chariesteroi) [по своему нраву], потому что ясно, что они говорят [так] не ради корысти, но во избежание чванства (ogcëron).

LinkLeave a comment

Вернадский Владимир Иванович (1863—1945) Дневники 1926-1934 [May. 6th, 2019|05:15 pm]
papalagi
[Tags|]

1929

1929

7.V(?) [1]929

(Ленинград)

Н.И. Вавилов увлечен современной аграрной политикой: мужика скрутим. Его ламентации не остановят. Идет в колхозы массами. Летом засыпем хлебом. Огромный прогресс агрикультурный: уничтожение меж и т[ому] п[одобное].

О том, что здесь нет масла, молока и т[ому] п[одобного], он вернувшись из заграницы, не знал

...

М.И. Боголепов считает, что (руководство страны) идет ва-банк. Все поставлено на карту - в условиях, которые не дают никакой надежды на успех.

5.ХII.[1]929

(Ленинград)

В механич[еской] теории газов есть один вывод, который не вытекает логически: каждый газ распространяется в другом газе, как в пустоте. Это указывает на особое состояние пространства? Число Лошмида (должно) оставаться нетронутым?

Вывод о вечном возвращении основан на ошибочном представлении полного детерминизма. В микроскопическом разрезе мира это неверно. Необратимый процесс для индивидуальностей. Тогда только ложное вечное возвращение.

В 1912 году, когда прошли первые штаты Акад[емии] наук - он, Е.Д. Ревуцкая и Г.О. Касперович (рано умерший - оч[ень] хороший человек; из него вышел бы своеобразный минералог). У Касперовича (Георгия Осиповича) были отец и мать. Я никак не мог оставить его у себя ассистентом, т[ак] к[ак] он был католик, поляк - препятствие -католич[ество]. Он родился на Кавказе и никогда в Польше не был. Еще были резкие - начальственные разговоры с угрозами мне от мин[истра] Боголепова по поводу Я.В. Самойлова. Его фамилия была Шмуль и незаконно оскотил один из чиновников Новороссийского] университета], написав это на обложке документа - аттестата зрелости - создав ему волчий паспорт. Ассистентом его мне не утвердили. Я вернусь к окончанию этих воспоминаний, а пока буду

продолжать заметки при чтении книги Варсан[офьевой].

LinkLeave a comment

Sir Winston Leonard Spencer-Churchill (30 ноя 1874 - 24 янв 1965) The World Crisis Part II 1915 [May. 6th, 2019|06:45 pm]
papalagi
[Tags|]

To All Who Tried

CHAPTER XX

THE DARKENING SCENE

It must, however, be observed that whereas the Turkish shortage of ammunition arose from causes beyond their control, the British shortage sprang solely from lack of decision in the distribution of the available quantities between the various theatres of war.

The Turquoise was the only French submarine which achieved the passage, and she was disabled and captured after a brief career in the Marmora on October 30. In the Captain’s cabin of the Turquoise the enemy found his notebook, which he had forgotten to destroy. This notebook contained the rendezvous at which the Turquoise was to meet the British submarine E 20 on November 6. The German submarine U 14 was repairing at Constantinople. She kept the rendezvous, and E 20, expecting a friend, was blown to pieces by the torpedo of a foe.

We have always sent two-thirds of what was necessary a month too late.

The precious time that has been lost can never be retrieved. The German is drawing nearer from the north, the windy weather is coming on, Roumania may succumb to German pressure and release munitions to Turkey, Serbia may be smitten down and pierced, and Bulgaria (now almost within our reach) may realize that her aspirations can only be satisfied at German hands. Although we have all along had resources available which would have placed the issue of this battle beyond doubt, it can now only be regarded as one of the great hazards of war. The chances are not unfavourable, but where we might have had a certainty we now have a hazard.

Opportunity after opportunity, military and diplomatic, has been lost in the South-East of Europe. Risks have been run in the name of prudence before which hardihood itself would pale; yet so good are the cards, moral, military, and political, that we hold and have held through the war in this theatre, if only we choose to play them, that one great opportunity still remains. It is the last.

We must get Bulgaria now. Bulgaria is strong, her army is ready, her people are wounded by the Russian defeats, her territorial claims are rightful and harmonize perfectly with the principle of nationality, which ought to guide us.

The accession of Bulgaria would, of course, carry with it that of Roumania, and the union of all the Christian States of the Balkans against their natural enemies, Turkey and Austria, will be complete.

natural enemies...

The Germans habitually spread false reports, and we are habitually deceived by them. As far back as February, the 29th Division was stopped sailing for three weeks for fear of a renewed German offensive in the west following on a Russian collapse. In the present case the announcement made in all the German newspapers that the foreign attachés had left for the western front was a blind of the most obvious kind. It is undoubtedly in the German’s power, by the calculated indiscretions of officers and agents, to colour and confuse the whole of the intelligence information we receive through many sources.

LinkLeave a comment

Институт Дальнего Востока РАН Духовная культура Китая : Энциклопедия : в 6 т. т. II [May. 6th, 2019|08:47 pm]
papalagi
[Tags|]

Мифология. Религия

Цин-лун, Цан-лун (Зеленый дракон, Лазурный дракон)

По словам совр. специалиста Чжан Кай-чжи (2006), дракон «стал духовным символом подъема в кит. культуре». Археологические открытия кон. XX в., обнаружившие изображения дракона из нефрита, раковин и на керамике 6—4-тысячелетней давности, свидетельствуют о синхронности возникновения этого образа с возникновением самой кит. культуры. Как показали исследования подобных артефактов (напр., Сунь Шоу-дао, Го Да-шунь, 1984), в основе образа дракона открылись черты самого древнего и распространенного домашнего животного — свиньи. В 1988 в уезде Пуян пров. Хэнань была раскопана могила пожилого мужчины, жившего за 6 тыс. лет до настоящего времени, по бокам от скелета к-рого двухстворчатыми раковинами выложены изображения повернутых спинами друг к другу тигра (с западной стороны головой на север, хвостом на юг) и дракона (с восточной стороны также головой на север, хвостом на юг), названного «первым кит. драконом» и являющегося явным прототипом Цин/Цан-луна, что также подтверждает изображение центрального созвездия Ковша (Доу, или Северного Ковша — Бэй-доу, т. е. Большой Медведицы) в ногах скелета.

LinkLeave a comment

Encyclopedia of Psychology Alan E. Kazdin, PhD, Editor-in-Chief [May. 6th, 2019|11:04 pm]
papalagi
[Tags|]

Anxiety

Theoretical Perspectives on Anxiety

Generally speaking, however, the diverse theoretical perspectives on anxiety can be divided into four general approaches: psychodynamic, expressive-behavioral, biological, and cognitive. Each of these theories explains aspects of anxiety, and all are needed to understand the phenomenon fully.

An influential biological theory of anxiety was proposed in The Neuropsychology of Anxiety (New York, 1982) by Jeffrey Gray, who stated that anxiety stems from activation of the behavioral inhibition system (BIS). As its name implies, the BIS inhibits behavior in response to threatening stimuli. People who are high in trait anxiety have very reactive behavioral inhibition systems.

Genetic factors create a biological vulnerability to anxiety, the manifestation of which is determined by environmental factors. Thus, individuals who are genetically predisposed to experience anxiety will be more likely than those with a low vulnerability to anxiety to interpret internal and external stimuli as threatening.

Summary.

Because of the multifaceted nature of anxiety, no one of these theories adequately describes all of the factors related to its onset and maintenance. Genetic predispositions, early childhood experiences with uncontrollable events, certain kinds of cognitions and information processing, all contribute to creating anxiety

Cultural Variations

Although anxiety is a universal emotion, the experience, expression, and interpretation of anxiety vary across cultures. Thus, not surprisingly, the prevalence rates of particular types of anxiety vary across cultures. Societies that emphasize conformity and interpersonal evaluation show higher proportions of social anxiety, for example, than societies that place less importance on the evaluations of others. Depending on the standards of a particular culture, what is considered normal in one culture might be considered pathological anxiety in another.

In spite of some cross-cultural variability in the experience of anxiety, facial expressions of fear and anxiety are universally recognized, as discussed by Ekman and Friesen in Unmasking the Face (Englewood Cliffs, NJ, 1975). Moreover, some fears, such as the fear of snakes and children’s fear of strangers, are believed to be uniformly experienced across cultures, lending support to theories concerned with the genetic basis of some types of anxiety.

LinkLeave a comment

navigation
[ viewing | May 6th, 2019 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]