May 4th, 2019

Шахматист

Лосев Алексей Федорович (10 (22) сентября 1893 — 24 мая 1988) История античной эстетики т. 8 – 2

Итоги тысячелетнего развития

Субстанциально-интегральная терминология

Терминологическое окружение

Калокагатия

Рабовладельческо-мещанский тип

Этот последний тезис — очень любопытен. Для немещанского сознания деньги, то есть драгоценный металл, интересны именно тогда, когда они в виде художественных, религиозных или иных сокровищ являются предметами самостоятельного любования или средством для создания больших культурных и общественных ценностей. У мещанина деньги — это только средство, которым надо уметь пользоваться. На любовницу, например, тратить деньги невыгодно (I 13); и в таких случаях лучше уж совсем ими не пользоваться (I 14). Использовать надо вообще все. «Значит, дело хорошего хозяина уметь и врагами пользоваться так, чтобы получать пользу от врагов.
— Да, как можно сильнее.
— И в самом деле, ты видишь, Критобул, сколько хозяйств и у частных лиц, и у тиранов обогащаются от войны, — сказал Сократ.
— Все это рассуждение ваше, как мне кажется, правильно, Сократ, — отвечал Критобул» (I 15).
Для рационального ведения своих дел и для расчетливого, трезвого построения жизни мещанству нужна и соответствующая мораль. Мещанин очень морален, даже высокоморален. Рациональность требует у него исключения всего инстинктивного, безотчетного, импульсивного, всего интуитивного, вдохновенного и беспорядочного. Неуравновешенность очень вредит душе, телу и предприятию. Люди «мечтают о счастье, хотят делать то, от чего могли бы нажить состояние, но им мешают это делать их властители» (II 18). «И что они (эти властители) очень скверные, это и для тебя не тайна, раз ты считаешь пороком ничегонеделанье, душевную дряблость, неглижорство. Да есть и другие госпожи, обманщицы, носящие личину радостей: азартные игры, вредные знакомства; с течением времени и самим жертвам обмана становится ясным, что это — печали, лишь окруженные корочкой радости, которые подчинили их своей власти и мешают им заниматься полезным делом» (I 20).
Нужно обязательно всегда делать что-нибудь полезное. Нельзя предаваться ничегонеделанью. Надо быть трезвым, дальновидным и осмотрительным. А главное — бережливость и умеренность. Поэтому всякие дорогостоящие удовольствия, глупость и мотовство, «расходование заработков на страсти» и пр. — все это самые страшные враги мещанства.

Хозяйство ведь так же важно, как и тело, как и душа.
Умеренный, бережливый, надежный, честный мещанин необходимо становится солидным человеком. Мещанину важна и коммерческая солидность, и всякая иная. У него должна быть хорошая репутация, его должны ценить и уважать. Мещанин в ответ на это оказывается даже щедрым. Правда, сорить деньгами без всякой цели — это безнравственно. Но тратить большие деньги на дело, на блага в будущем, придерживаясь политики, так сказать, дальнего прицела, — это очень хорошо, очень морально, человеколюбиво и даже красиво.

Collapse )

Вот, если угодно, хороший эпиграф для всей этой мещанской калокагатии:
«Царь однажды получил хорошую лошадь, и ему хотелось поскорей ее откормить; он спросил кого-то, считавшегося специалистом по части лошадей, что всего скорее утучняет лошадь; тот, говорят, ответил: «хозяйский глаз». Так и во всем, Сократ, — закончил он, — по-моему, хозяйский глаз — самый лучший работник» (XII 20). Наука, просвещение под наблюдением хозяйского глаза — вот где мечты, любовь, красота, мораль, религия и калокагатия мещанства.

Шахматист

Вернадский Владимир Иванович (1863—1945) Дневники 1926-1934

1928

6.1Х.[1]928

Петербург (Ленинград)

Белопольский рассказывал об ухудшении положения Пулкова: недостаток питания. А здесь тоже не так просто достать. Везет отсюда. У них был мясник (рыба и мясо) разносчик, погорелец, несший на голове пуда два пешком. Милиционер, которому не предложил рыбу, составил акт (неимение разрешения (на торговлю)). Он д[олжно] б[ыть] пострадает - обсерватория без мяса. Возила баба - хорошее (мясо). Ей запретили. Кооператив - чистые чиновники. Покупают зря; если все не распродают - пускают гнилое (ледника нет) и пока не распродадут - нового не дают. Всюду разговоры о настроении крестьян. Поборы вызывают все большее деревне, в Белоруссии - там и поборы, и недостаток хлеба. Знакомый его рабочий здесь хотел поехать на лето в деревню: жена ему написала: Не приезжай, сломают ребра, крестьяне обвиняют рабочих.

9.IX. <1928>, утро (Ленинград)

...

Всюду вылезают вперед преступные и варварские элементы общества. Но не то же ли - в другом общественном строе - и в царское время. Записки Родзянко переносят так жутко в него. Оно прошло, но суть его целиком осталась в современном строе.

16.1Х.<1928> (Ленинград)

Характерно для современной психологии:

Племянник Фед[ора] И[вановича] - Успенский - служил в частной конторе. Ф[едор] Иванович ему помогал. Недалекий, левых убеждений. Сделался ком(м)у-нистом вскоре после (Октябрьского) переворота. Был помощником] начальника] штаба армии. (Говорил: "Я не ожидал, что у меня военные таланты".) Потом устроился в тресте. Еще до револ[юции] Ф[едор] Иванович помогал ему. Когда выяснилось, что он партийный ком(м)унист - отношения между Ф[едором] Ивано-вичем и им сильно испортились. Его жена потом стала ком(м)унисткой. Сделали оба чиновничью карьеру. Так вот жена говорила Наталье Егоровне (Вернадской) про свою племянницу, молодую комсомолку. "Она ужасно необразованная -представьте себе, она не знает как зовут такого знаменитого ученого, как Циперович!". Мне кажется это понимание об учености, образованности и знаменитости прекрасно выражает сейчас уровень правящих кругов.

...

Говорят, что идущая сейчас такая неожиданная] смена (Свердлов, бывший в отпуску, узнал, что в В[ысшем] С[овете] Нар[одного] Хозяйства] он заменен Каменевым, Ходоровский - инициатор изгнаний студентов из высш[их] уч[ебных] зав[едений] - Вышинским, быв[шим] "ректором" Московского] университета] и чекистом).

Был у С.Ф.(Ольденбурга) (о Н.Э., биогеох[имическая] лабор[атория]), был у Mappa (Н.Э.(Успенская), о его яфетидол[огии] - теперь как фаза всех языков. Когда с ним говоришь - всегда интересно).

примечания

Укажем, что в постановлении СНК СССР о работе Главлита от 6 июня 1931 говорилось: «Издания Коминтерна, ЦК ВКП(б), краевых, областных и районных комитетов ВКП(б), газета "Известия ВЦИК" и труды Комакадемии и АН СССР освобождаются от политико-идеологического контроля Главлита. В отношении этих изданий на Главлит возлагается обязанность путем предварительного просмотра обеспечивать полную сохранность государственных тайн».

После смерти Ф. И.Успенского была опубликована его книга "Очерки по истории Трапезунтской империи" (1929) и два отрывка из 3-го тома "Истории Византийской империи" (1931). Вплоть до 1947 византиноведение не имело официальной поддержки властей, было прекращено издание "Византийского временника" и т.д. В 1947 это издание было возобновлено, а через год увидел свет и 3-й том "Истории Византийской империи" Ф.И. Успенского.

Шахматист

Институт Дальнего Востока РАН Духовная культура Китая : Энциклопедия : в 6 т. т. II

Мифология. Религия

Цай-шэнь — «бог/дух богатства», «боги/духи богатства» (см. Шэнь [1]). В поздней кит. нар. мифологии боги богатства. Цай-шэней особо почитали торговцы. Цай-шэни, как и кит. чиновники, делились на гражданских и военных.

Цзэн-фу цай-шэнь нередко входит в свиту более значит, бога богатства наряду с Ли-ши сянь-гуанем (Бессмертный чиновник торговых прибылей) и Чжао-цай тун-цзы (Отрок, призывающий богатства). К свите цай-шэня принадлежат также бог монет Лю Хай и бессмертные двойники Хэ-Хэ.

Бессмертный чиновник торговых прибылей...

Цзао-ван (Князь очага), Цзао-шэнь (Бог очага), Цзао-цзюнь (Повелитель очага), Цзао-пуса (Бодхисаттва очага), Дун-чу сы мин-чжу (Повелитель судеб восточного [угла] кухни) — в кит. мифологии популярное божество домашнего очага. Само слово «очаг» (цзао [1]) ранее записывалось иероглифом, графически изображающим пещеру с сидящей в ней лягушкой.

В различные эпохи существовали разные версии происхождения Цзао-вана. В позднеср.-век. фольклоре в Цзао-вана превратился некий бедный лентяй Чжан, к-рый кормился за счет жены. Под Новый год жена послала его к своим родителям за рисом, а те, жалея бедствующую дочь, положили на дно мешка серебро. Лентяю надоело тащить тяжелую ношу, и он отдал мешок встречному нищему. Разъяренная жена забила его насмерть, но т.к. дело было в новогоднюю ночь, временно закопала труп под очагом. Сожалея о содеянном, она потом повесила над очагом поминальную табличку с именем мужа и стала молиться перед ней. С тех пор обычай почитания Чжана в качестве Цзао-вана распространился, по преданию, по всему Китаю.

временно закопала...

Collapse )

Сутра написана в форме диалога между Буддой и его учеником Субхути, в к-ром последовательно проводится мысль о том, что в опыте мы имеем дело не с реальностью, а с ее наименованиями, т.е. ментальными конструктами. Истинная реальность не может быть описана и обозначена, она по своей природе несемиотична, недоступна для языкового выражения. Все описываемое не есть реальность, и все реальное не может быть выражено в языке и представлении. Как и в др. праджняпарамитских текстах, в «Алмазной сутре» присутствуют многочисл. повторы и ошеломляющие парадоксы, специально предназначенные для активного трансформирующего воздействия на психику воспринимающего ее человека

В действительности все живые существа являются буддами и изначально пребывают в нирване (непань). Только неведение порождает мираж сансарического существования. Эту истину постигает бодхисаттва, осознавая, что с т.зр. абс. истины спасать некого и не от чего. Вместе с тем — на уровне относительной истины — он стремится спасать эмпирически наличные живые существа.

...

Шахматист

Sir Winston Leonard Spencer-Churchill (30 ноя 1874 - 24 янв 1965) The World Crisis Part II 1915

To All Who Tried

CHAPTER XIX

THE EFFORT OF THE NEW ADMINISTRATION

Speaking broadly, it would appear that the endurance of the Russian Power can be counted on. The rioting at Moscow is unpleasant. But the heart of the people is sound, and it is in the interest of the rulers to continue. The Russians have shown themselves incapable of invading Germany, or of carrying on a sustained offensive against the German armies. As soon as the Russian armies come into the radius of the German strategic railways, concentrations can be made against them which have proved destructive in every case. The number of trains which can be moved north and south on the German side of the frontier is at least three times the comparable Russian figure. This superiority of lateral communication applied to an 800-mile front has also enabled the Germans to deliver offensive strokes of the most formidable character. The reputations of Hindenburg and Mackensen are founded largely on this pregnant fact. On the top of this comes the Russian failure of munitions. But a retirement of 100 or 200 miles enables the Russians to recover their strength, and deprives the enemy of his advantage: and so long as the Russians do not risk too much in keeping a forward station, but retire in good time when pressed hard, returning if the pressure stops, there is no reason why they should not do their share of containing the Germans and Austrians all through the winter of 1915 and take the offensive in ample superiority in the spring.