April 25th, 2019

Шахматист

И.П. Павлов: Павловские среды - протоколы и стенограммы физиологических бесед

Стенограммы 1935-1936 гг

Среда 12 февраля 1936 г.

4. Случай индукционных отношений между пищевыми и кислотными рефлексами (опыты В. К. Федорова)

...

И. П. Павлов. Особенно трудный и парадоксальный случай получил недавно В. К. Дело в том, что М. К. и В. К . занимаются изучением результатов хронического отравления собак алкоголем. Развитие отравления нами анализируется. Об этом я уже говорил несколько раз. Дело не в этом.
Под влиянием алкоголя парализуется и один и другой главные процессы нервной системы — как тормозный, так и положительный. Начинается, конечно, с тормозного, как более лабильного, а затем парализуется и раздражительный процесс, представляя различные фазы и доходя до ультрапарадоксальной фазы.

Среда 17 февраля 1936 г

1. О значении концентрации нервных процессов при дифференцировании разнородных и однородных условных рефлексов

Видите, на основании факта нужно сделать большую, поправку в нашей терминологии. Правда, это касается не только терминологии, но и сущности дела.
До сих пор я писал и говорил, что дифференцирование основано на торможении. Формулировка эта совершенно незаконная и ее нужно на будущее время упразднить, она неверно передает суть дела, она частное мешает с общим.
Надо сказать, что дифференцирование, очевидно, основывается на процессе концентрации положительного или отрицательного, раздражительного или тормозного процесса.

Шахматист

Лосев Алексей Федорович (10 (22) сентября 1893 — 24 мая 1988) История античной эстетики т. 8 – 2

Итоги тысячелетнего развития

Субстанциально-интегральная терминология

Искусство

Неоплатонизм

Поэтому все вообще, взятое в пределе, является, как утверждает Плотин, чисто умопостигаемым построением; а умопостигаемое нельзя ни понюхать, ни потрогать руками, ни создать, ни уничтожить, а можно только мыслить. Вот в этом и заключается специфика плотиновского учения об искусстве. Оно есть умопостигаемая область, недоступная ни для какой чувственной характеристики.

Точно так же и всякая чувственно-материальная вещь является, по Плотину, вовсе не результатом отсутствия умопостигаемой идеи, но только той или иной степенью ее проявления. Если всерьез вещь теряет свою идею, это значит, что о ней ровно ничего нельзя сказать, то есть она становится либо непознаваемой вещью-в-себе, либо вовсе перестает существовать. Таким образом, умопостигаемая идея вещи так или иначе всегда присутствует в этой вещи, и речь может идти только о степени и силе ее присутствия в вещи.

В природе творящее и творимое есть одно и то же, хотя фактически каждый раз и ясно, что именно является в ней творящим и что — творимым. В человеке творящее и творимое различны, поскольку творящее начало в нем отличается от тех материалов, на которых человек и проявляет свое творчество. Но и человек в своем совершенном виде даже и не замечает этой разницы, так что и у людей тождество творящего и творимого тоже возможно, только не у всех и не всегда.

Человек

Классический человек (до Платона)

Хотя человеческая «душа бессмертна» и есть «непрестанно движущаяся» наподобие солнца, луны, звезд и всего неба (Алкмеон, А 12), однако «люди умирают, потому что не могут связать начала с концом» (В 2).

связать начала с концом...

Для человека и его образования, по Демокриту (В 33), необходимы три вещи: природные способности, упражнения, время.

Раз о судьбе заранее ничего не известно, то это и значит, что человек вполне свободен в своих решениях. У того же Софокла в «Антигоне» мы находим целый гимн (332—375), прославляющий величие свободного человека.

Платон

Здесь очень не повезло термину aretë, который всеми упорно переводится как «добродетель». Дело в том, что во всех современных языках термин этот относится исключительно к моральной области и обычно означает не что иное, как высокое состояние именно в моральном смысле слова. В своем месте (II 563—566) мы пробовали доказать, что перевод «добродетель» является результатом христианизации и очень мало соответствует языческому значению этого термина. Кроме «морального совершенства» этот термин у античных авторов обозначает и «добротность», и «доблесть», и «достоинство», и «благородство», и «благовоспитанность», и «хорошую изготовленность», и «совершенство», и «душевную» или «духовную силу». Все это относится также к Платону, у которого термин aretë тоже меньше всего связан с представлением о моральном совершенстве.

Но самое интересное здесь то, что эти три идеальные сословия образуют, по Платону, нерушимое единство и равновесие. И такое равновесие Платон называет справедливостью (R. Р. IV 434 а—е).

...

Шахматист

Вернадский Владимир Иванович (1863—1945) Дневники 1917-1921

1919

3/16.ХІІ. [1] 919

Удивительно, как странно складывается моя научная работа. Сейчас все глубже вдумываюсь в вопросы автотрофности организмов, и автотрофности человечества в частности. Здесь в автотрофности одна из загадок жизни. Стоит перед мыслью красивый образ Кювье о «жизненном вихре» (tourbillon vital) (Отражение картезианства) ? — о его причине. Надо идти смело в новую область, не боясь того, что уже в мои годы кажется это поздним. Жизнь — миг, и я, живя мыслью, странным образом живу чем-то вечным. Вчера увлекся и у Саши Зарудного излагал свои идеи. Некоторые мысли о смерти в новой постановке не решаюсь высказывать и логически выявить для себя. Есть какое-то особое состояние духа, когда охвачен не высказанной в логических формах идеей. Это чувство не удовольствие — это слово не подходит — но какое-то нежелание выходить из этого состояния, ибо всегда логический образ ограничит то, что охватывает человека.

11/24.ХII. [1] 919. Утро

Население все более реально учитывает возможность победы большевиков. Низы их ждут как своих.

Шахматист

Институт Дальнего Востока РАН Духовная культура Китая : Энциклопедия : в 6 т. т. II

Мифология. Религия

Сань ши — «три века [Дхармы]».

В свою очередь, «три века [Дхармы]» подразделяются на периоды: «век истинной Дхармы» — на 1.) период освобождения от «неведения» Дхармы и обретения просветления и 2) период размышления над сутью Дхармы, т.е. усвоения сокровенных истин буд. учения; «век подобия Дхармы» — на 3) период чтения и декламирования сутр, т.е. следования «букве» Дхармы, и 4) период возведения храмов и пагод — показного почитания объектов культа; «век конца Дхармы» — на 5) период исчезновения истинной Дхармы. Это время кризисов, раздоров, стихийных бедствий, эпоха всеобщего упадка.

В «век подобия Дхармы» совершаются «деяния» согласно «учению», но это делается неискренне, напоказ; «свидетельство» о достижении спасения отсутствует, т.е. дискриминируется одна из осн. составляющих Дхармы — результат, или «плод», ее проповеди и следования ей в человеческом мире. Дхарма (как «учение» и как «деяния») функционирует самостоятельно, независимо от живых существ и не ведет их к спасению.

Се-цзяо — «еретическое учение». Понятие кит. культуры. В широком смысле под се цзяо в ср. века могли подразумевать любые идейные течения, противостоящие официальной конф. ортодоксии — «правильной» (чжэн [1]) идеологии, «выправляющей» нравы и обществ, порядок.

В период правления маньчжурской дин. Цин (1644-1911) ив зарубежной диаспоре они способствовали сохранению нац. самосознания: в частности, представителями об-ва Хунмэнь («Братство Хуна») был провозглашен лозунг «единства братьев Хуна среди четырех морей», в осуществление к-рого налажены тесные контакты сект в Китае и за рубежом, в т.ч. в США.

Подавляющее большинство сект отличает веротерпимость и синкретизм. В частности, широко распространены лозунги: «пять учений (конфуцианство, буддизм, даосизм, христианство, ислам) сходятся воедино», «слова Будды, Лао-цзы и Конфуция не отличаются от мудрости Христа и Мухаммада, а мы верим всем мудрецам».

В частности, нек-рые радикальные союзы нач. XX в. — Гуанфу-хуй, Тунмэн-хуй («Объединенная лига» Сунь Ят-сена; см. в т. 1) и др. переняли у се-цзяо формы орг-ции, внутр. взаимодействия, ряд ценностных категорий. Отд. об-ва, напр, действовавшая в нач. XX в. в Иокогаме Тяньди-хуй, являлись по сути револ. орг-циями; во Франции роль кит. секции I Интернационала выполняла местная ячейка того же об-ва.

В КНР термином се-цзяо обозначаются религ. общины, не имеющие официально признанного представительства в лице одной из пяти «патриотических» религ. орг-ций и считающиеся опасными для обществ, порядка и благополучия граждан. Сектантские объединения находятся под запретом как «контрреволюционные» или «реакционные объединения», их создание или участие в них преследуется по закону.

Шахматист

Воспоминания М.К. Петровой

Но к моему удивлению, накануне нового 1940 года, я получила от него письмо следующего содержания.

«Глубокоуважаемой Марии Капитоновне сердечнейшие пожелания на 1940 г. Я помню, хорошо помню Ваше прекрасное чуткое сердце, (вероятно, потому, что я не давала ему нежелательных для семьи Павловых сведений, в противоположность им) и Вашу неудовлетворенную любовь к великому человеку. Как не говорите, а ведь факт остается фактом. Герой моей рукописи – герой Вашей жизни: значит мы имеем главнейшую основу для взаимного понимания и взаимного сострадания. Простите меня, – скажу я своим критикам и холодным наблюдателям. Я хотел только правды! И я-то уверен: Вы-то меня поймете.

5.XII . 1939 г.  К–й.

Письмо это меня крайне удивило. Почему он знает о моей неудовлетворенной любви к Ивану Петровичу (которая, кстати, как раз во всех отношениях была удовлетворена), принимая во внимание его сильную мозговую кору, его жизнь и знание законов высшей нервной деятельности. Старые условные связи у него сохранились до глубокой старости.

Collapse )

К моему 70-летию, Правительство наградило меня орденом Трудового Красного Знамени, к которому я, Советом Физиологического института Академии наук, была представлена еще в мае 1943 года, равно как и к званию Заслуженного деятеля науки. Но последнего звания я до сих пор не получила, несмотря на то, что прошло больше года, ровно год и ордена, вероятно, потому, что наш Ученый секретарь, по незнанию не представил все нужные для оформления этого звания бумаги, равно как и фотографические карточки. Только через год, спешно, в одну ночь он попросил список моих работ, которого у меня не было, все было в Казани, куда эвакуировался Физиологический институт Академии наук.

В день моего 70-летнего юбилея Физиологический институт Академии наук очень тепло меня приветствовали с цветами. Колтуши также преподнесли прекрасный адрес (который подписали все, кроме 3 Павловых) с приложением живности: 1 кг телятины, 1 кг чудесного творогу, немного зеленого лука. Приветствовал Лен. филиал ВИЭМ во главе с директором Мусаэляном и его заместителем. Все это происходило в моей маленькой кухне. Конечно, не оставил своим вниманием и приехавший из Москвы мой любимый Леон Абгарович. Надо сказать, что кроме медали «За оборону Ленинграда» я, по представлению директора Лен. филиала. ВИЭМ Мусаэляна, получила еще орден «Знак Почета», так что совершенно неожиданно для себя стала дважды орденоносцем. Получила 63 телеграммы из Москвы от Президиума Академии наук и отдельно от академиков, от Наркомздрава, Университета и т.д., массу писем, некоторые из них тронули меня своей теплотой, не получила я никаких приветствий только от своих прежних «друзей», учеников Ивана Петровича, «его наследников», которых я описывала вначале. Но самой большой радостью для меня было, когда я узнала о присуждении мне Президиумом Академии наук Сталинской премии.

Пользуясь данными Л.А. Орбели, автор диссертации правильно указал на способность центральной нервной системы устанавливаться, адаптироваться к определенной качественной деятельности, что дает основание для заключения, что кора головного мозга выступает как одно целое. Вместе с тем он совершенно правильно указал, что динамическое рассмотрение физиологических явлений, связываемое у Л.А. Орбели с историко-генетическим эволюционным подходом (широко им использованным) к изучению физиологии вообще и физиологии высшей нервной деятельности в частности, является существенным дополнением к принципам рефлекторной теории Ивана Петровича и отнюдь не противоречат духу концепции Ивана Петровича, наоборот, представляет собой тот методологический принцип, который неизбежно должен был стать одним из руководящих принципов в учении об условных рефлексах. Учение о специфической человеческой высшей нервной деятельности в отличие от высшей нервной деятельности животных не могло быть осуществлено без надлежащего применения историко-генетического эволюционного подхода Л.А. Орбели. Этот весьма важный факт свидетельствует о той идеологической близости воззрений Ивана Петровича Павлова и его ближайшего сотрудника и преемника Л.А. Орбели, которая дает возможность последнему решать узловые вопросы дальнейшего развития гениального учения Ивана Петровича.