?

Log in

No account? Create an account
Так жизнь моя проистекает. [entries|archive|friends|userinfo]
papalagi

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

April 21st, 2019

Alfred Adler (7 фев 1870 — 28 мая 1937) Über den nervösen Charakter Wien 1912 [Apr. 21st, 2019|12:01 am]
papalagi
[Tags|]

Vorwort

Wie in der Organminderwertigkeitslehre ist in der vergleichenden Individualpsychologie die empirische Grundlage dazu benützt, ein fiktives Mass der Norm aufzustellen, um Grade der Abweichung daran messen und vergleichen zu können. In beiden Wissensgebieten rechnet die vergleichende Forschung mit der Herkunft des Phänomens, misst daran die Gegenwart und sucht die Linie der Zukunft aus ihnen abzuleiten. Diese Betrachtungsweise führt uns dahin, den Zwang der Entwickelung und die pathologische Ausgestaltung als das Ergebnis eines Kampfes anzusehen, der im Gebiet des Organischen um die Gleichgewichtserhaltung, um Leistungsfähigkeit und Domestikation entbrennt; die gleiche Kampfbereitschaft in der Psyche steht unter der Leitung einer fiktiven Persönlichkeitsidee, deren Wirksamkeit bis zum Aufbau des nervösen Charakters und der nervösen Symptome reicht.

Theoretischer Teil

Einleitung

Wo immer man mit der Analyse psychogener Krankheitszustände einsetzt, drängt sich nach kürzester Beobachtung ein- und dieselbe Erscheinung vor: dass das ganze Bild der Neurose ebenso wie alle ihre Symptome von einem fingierten Endzweck aus beeinflusst, ja entworfen sind. Dieser Endzweck hat also eine bildende, richtunggebende, arrangierende Kraft. Er lässt sich aus der Richtung und dem „Sinn" der krankhaften Erscheinungen verstehen, und versucht man auf diese Annahme zu verzichten, so bleibt eine verwirrende Fälle von Regungen, Trieben, Komponenten, Schwächen und Anomalien, die das Dunkel der Neurose für die einen so abstossend gemacht haben, während andere in ihm kühne Entdeckungsfahrten unternahmen.

Als diese neurotische Zwecksetzung hat sich uns die Erhöhung (des Persönlichkeitsgefühls ergeben, dessen einfachste Formel im I übertriebenen „männlichen Protest" zu erkennen ist. Diese Formel: „ich will ein ganzer Mann sein!" ist die leitende Fiktion in jeder Neurose, für die sie in höherem Grade als für die normale Psyche Wirklichkeitswerte beansprucht.

Der sexuelle Antrieb in der Phantasie und im Leben des Neurotikers richtet sich nach der männlichen Zwecksetzung, ist eigentlich kein Trieb sondern ein Zwang.

Das ganze Bild der Sexualneurose ist ein Gleichnis, in dem sich die Distanz des Patienten von seinem fiktiven männlichen Endziel, und wie er sie zu überwinden sucht, spiegelt.

LinkLeave a comment

Поль Анри Гольбах (1723—1789). Система природы, или о законах мира физического и мира духовного (177 [Apr. 21st, 2019|01:28 am]
papalagi
[Tags|]

Часть первая

О природе и ее законах, о человеке, о душе и ее способностях, о догмате бессмертия, о счастье

Заключение

Одним словом, всякая мораль основана на необходимом взаимодействии человеческих воль, необходимом притяжении и отталкивании людских душ: общество держится согласием воль и поступков людей, а их раздоры губят его или делают несчастным.

Ты же, о дурной, несчастный человек, находящийся в вечном противоречии с самим собой, о расстроенный механизм, не согласующийся ни с собственной природой, ни с природой своих ближних, не бойся загробных наказаний за свои преступления! Разве ты уже не наказан достаточным образом?

Не трепещи же перед будущим, оно положит конец заслуженным мукам, причиняемым тобой самому себе; освободив землю от лишнего бремени, смерть освободит тебя от самого себя — твоего злейшего врага.

Часть вторая

О божестве, о доказательствах его существования, о его атрибутах, о способе, каким божество влияет на счастье людей

Глава I
Происхождение наших идей о божестве

Человек от рождения наделен лишь способностью испытывать более или менее сильные ощущения в соответствии со своей индивидуальной организацией; он не знает ни одной из действующих на него сил; руководствуясь ощущениями, он мало-помалу открывает их различные качества, обучается судить о них, привыкает к ним и в соответствии с их воздействием на него связывает с ними различные идеи; последние оказываются истинными или ложными в зависимости от того, хорошо или плохо устроены его органы и способны ли они производить надежные повторные опыты.

Потребность — это первое из испытываемых человеком зол; однако это зло необходимо для самосохранения человека, о котором он бы совершенно не задумывался, если бы происходящее в его теле расстройство не заставляло его обратить на это внимание. Без потребностей мы были бы лишь бесчувственными машинами подобно растениям, неспособными сохранить себя или принять меры для поддержания своего существования.

Отсюда ясно, что зло необходимо для человека; без него он не мог бы ни познавать того, что ему вредно, ни избегать этого, ни заботиться о своем счастье; человек совершенно не отличался бы от бесчувственных, неорганизованных существ, если бы временное зло, называемое нами потребностью, не заставляло его пускать в ход свои способности, производить опыты, сравнивать и отличать вредные для него вещи от полезных.

LinkLeave a comment

Лосев Алексей Федорович (10 (22) сентября 1893 — 24 мая 1988) История античной эстетики т. 8 – 2 [Apr. 21st, 2019|01:24 pm]
papalagi
[Tags|]

Итоги тысячелетнего развития

Субстанциально-интегральная терминология

Природа

Доклассическое представление (Гомер и Гесиод)

Можно довольно точно характеризовать мифологию Гомера. Это — такая мифология, которая уже неотличима от поэзии, от искусства, от увлекательно изображаемых картин природной жизни. Это не значит, что мифология перестала существовать, но она теперь уже отождествилась с интересными и красиво рассказанными картинами жизни.

Ум и мышление всегда являются той или другой абстракцией в сравнении с цельной жизнью. Поэтому зародившееся в начале рабовладельческой формации мышление уже не могло удовлетворяться цельной, дорефлективной, домыслительной мифологией. А так как мифология решительно во всех вещах видела живые существа, а всякое живое существо есть сразу и субъект и объект, то зародившееся в начале рабовладельческой формации мышление
сразу же стало расчленять в мифе его объективную и его субъективную сторону. И в начале этот чувственно-материальный космос, который утверждался и во времена общинно-родовой формации, стал трактоваться только как объект. И на этой объективной точке зрения остановилась вся античная классика, и средняя, и зрелая, и поздняя. И, конечно, это было уже чистейшей абстракцией, поскольку чувственно-материальный космос вовсе не есть только объект, но еще и субъект, а в конце концов, конечно, и синтез объекта и субъекта.

Та природа, которую знает ранняя классика, — это есть чувственно-материальный космос как объект, причем объект в виде прямой и непосредственной фиксации бытия, и фиксация эта в ранней классике была покамест только еще описательной и только еще интуитивной. В средней классике у софистов, Сократа и сократиков природа уже перестает быть только интуитивной. Она станет здесь рационализированной, дискурсивной. В эпоху зрелой классики Платон сделает эту картину не только чувственно-материальной и не только дискурсивной, но уже диалектической или, точнее сказать, категориально-диалектической. Оставалось только дополнить эту картину энергийно-творческим изображением природы, как это и получилось у Аристотеля, и на этом уже кончалась вся классика с ее пониманием природы как чисто объективно данного материально-чувственного космоса.

Read more...Collapse )

Соотношение природы и человека

До поры до времени человек трактовался как естественный результат общеприродного развития и никакого вопроса об особом соотношении человека и природы не ставилось. Но уже Фалес (А 1 = I 71, 24) противопоставлял природные дарования человека и воспитание, и тут уже крылся антагонизм, который был не чужд и Гераклиту (С 1, 11), утверждавшему, что закон и природа или согласуются, или не согласуются и что мы установили закон, а природу всего установили боги.

о. как у собачек. есть тип, есть воспитание...

Даже в деторождении Демокрит различал природу и обычай, только природу — у животных, а у человека — природу и обычай (В 278). Природа без закона бессильна; и природные способности человека могут выявиться или не выявиться в зависимости от воспитания (В 33; ср. 183). Отсюда и получалось, что софисты огромное значение придавали именно воспитанию (Протагор В 3), считая, что невоздержанные — рабы удовольствий, а воздержанные — господа над удовольствиями телесной природы (Горгий В 11 а = II 298, 10).

LinkLeave a comment

Вернадский Владимир Иванович (1863—1945) Дневники 1917-1921 [Apr. 21st, 2019|02:22 pm]
papalagi
[Tags|]

1919

13/[26]. IX. [1]919

Не знаю, что со мной сделалось. Я так ярко и глубоко чувствую самодовлеющее значение своей работы научной, что впервые могу говорить об этом как не о своем деле, а как о таком, которое может оправдывать отход от участия в событиях дня. Мне кажется, что и с национальной точки зрения это самое большее, что я могу дать. Среди зоологических украинских и великорусских инстинктов хочется уйти во что-то такое вечное, которое стоит выше этого и с чем я соприкасаюсь в той творческой научной работе, которой живу эти месяцы.

Я застал даже живым помещичий мир Атавы и Эртеля. А что застал Чолокаев? Меня поражал в этом смысле диапазон жизни Толстого, но люди, пережившие крепостную Россию и революцию нашего времени, имели, мне кажется, диапазон жизни, небывалый в истории человечества. Интересно было бы дать картину года в Тамбове или Моршанске диапазона жизни Чолокаева — 1847 и 1918

13/[26]-IX

П. И. [Новгородцев] указывает, что слово «Украина» старое — но «украинец» — новое и выдуманное. И кажется, это верно.

14/[27]-IX

Рассказывала любопытные facto devero о руководителе политики Клемансо, начальнике его канцелярии Манделе. Про него говорят, что он инспиратор антирусских настроений Клем[ансо]. Однако именно Манделя ненавидят социалисты, борющиеся с Клем[ансо]. С. Вл. [Панина] уверяет, что Maндель — псевдоним — настоящая фамилия его Ротшильд.

В Париже огромная русская колония — впечатление тяжелое. Влияние на политич [ескую] жизнь ничтожное. Наибольшее влияние Чайковский. Очень много значит, что он социалист; его слушают и с ним разговаривают. Другие не могут найти аудиторию. Чайковский держит себя превосходно и сейчас является крупнейшим представителем России

А. Тома играет небольшую роль, т. к. он для одних оказался крайним правым, для других — левым. С ним Астр[ов] и Пан[ина] виделись — он стоит резко на право народностей и в существе на этом основании желает раздробления России. Мне представляется, что взятый во всем масштабе украинский вопрос далеко пе так просто решается, как это думают русские люди. Их решения в значительной мере основываются во всех отношениях на незнании.

15/[28]. IX.[1] 919

Странное, очевидно, у меня отношение к самому себе: я отношусь как к чему-то стороннему. Познаю себя эмпирическим путем, оценивая себя по сравнению с другими и по отношению других ко мне. Этим эмпирическим путем увеличивается мое «мнение о себе», но это оставляет меня холодным и безучастным. Я не то что считаю себя выше окружающих, но я сознаю, что я выше, чем я думал. Но что из этого, когда ясно чувствуешь, что сознание захватывает только небольшую частицу сущего, а то, что получается иным, не сознательным, пе логическим путем, составляет в конце мою личность, есть явление иного порядка. Его нельзя одеть в детские пеленки логического выражения, к нему не подходит выраженная в словах или образах оценка своего положения среди окружающего.

детские пеленки логического выражения...

В разговоре с С. Вл. [Паниной] я как-то сказал, что сейчас (в ответ Юреневу о возможности или невозможности — моральной — уехать и отдаться научной работе в связи с зоологическими украинским и великорусскими настроениями) я пришел к заключению, что опору в жизни я нахожу только в самом себе и только в глубине своей личности я считаюсь в своих моральных решениях. С. Вл. [Панина] говорит, что она давно руководится тем же самым. Сейчас я чувствую, когда я опираюсь на самого себя, что я как бы углубляюсь в какую-то глубь, в какую-то бесконечность и этим путем нахожу такую опору в своих решениях в окружающей жизни — на поверхности, какой не ожидал. Точно в окружающей меня бурной стихии я сижу на прочной и неподвижной скале.

Шли только путем самоуглубления, самопроникновения. Но можно и иным путем? Сравнением с внешним миром себя как целого.

Здесь все увеличивается накипь и тина жизни — серые будни. Рябушинские грабят и спекулируют вовсю, пользуясь своим влиянием.* С ними и некоторые другие. Здесь, говорят, очень подозрительна роль Лебедева, мин [истра] торг[овли].

* Речь, вероятно, идет о договоре па поставку ДА заграничной мануфактуры, заключенном «Товариществом московской объединенной промышленности» во главе с братьями Рябушинскими с Донским правительством и крайне невыгодном для последнего.

Всюду в штабах и отделах в резервах масса лишнего народа, находящегося не на

фронте и получающего содержание. В одном автомоб[ильном] отделе до 2000 офиц [еров] «резерва». Брат Минца там служащий, указывает, что машины, поставляемые англичанами, за исключением танков, очень большею частью поломанные и попорченные. Идет спекуляция частями машин офицерами и служащими. Обращение с машинами чрезвычайно небрежное. Отчасти в отзывах чувствуется обиженное чувство еврея. Евреев фактически в ДА не пускают; офицеры евреи получают чистую отставку.

LinkLeave a comment

Институт Дальнего Востока РАН Духовная культура Китая : Энциклопедия : в 6 т. т. II [Apr. 21st, 2019|03:11 pm]
papalagi
[Tags|]

Мифология. Религия

Лин цинь. Термин, обозначающий царские и имп. усыпальницы.

Несмотря на определенные новации, имп. погребальная обрядность оказывается одной из наиболее консервативных религ.-ритуальных традиций, к-рая отмечена постоянной тенденцией к использованию различных предшествующих погребальных форм.

Ли Те-гуай (Ли Железная Клюка, иногда Те-гуай Ли). Один из самых популярных героев круга Восьми бессмертных (ба сянь).

По др. версии, отраженной в романе У Юань-тая (XVI в.) «Путешествие на Восток, или Предание о высочайших Восьми бессмертных» («Дун ю цзи шан дун ба сянь чжуань», XVI—XVII вв.), даос Ли Сюань, познав тайны дао, оставил свое тело на попечение ученика, а свою душу направил в горы, предупредив, что вернется через семь дней, в противном случае он велел ученику сжечь тело. Через шесть дней ученик узнал о болезни матери, сжег тело учителя и поспешил домой. Вернувшейся душе Ли Сюаня ничего не оставалось, как войти в тело умершего хромого нищего. Впоследствии он явился в дом ученика, оживил его мать, а через 200 лет взял и ученика на небо (тянь).

«Ли цюй цзин» — «Сутра о сущности принципа».

Гнев Будды, указывающего на «плохое», называется «великим состраданием».

Ли Чжу

С другой стороны, образ сторожа драгоценных камней соответствует и иной, основной ипостаси Ли Чжу как человека, способного видеть за сто шагов кончик акупунктурной каменной иглы или осеннюю паутинку, олицетворяющего сверхзоркость, к-рая, с т. зр. поэта Цюй Юаня, слепой черни кажется «незрячестью/непросветленностью» (у мин); с т. зр. конфуцианцев («Мэн-цзы», нач. гл. IV, названной одним из имен Ли Чжу — Ли Лоу), менее полезна, чем доступные всем и помогающие зрению приборы («циркуль и угольник»), а с т. зр. даосов («Чжуан-цзы», гл. 10; «Люй-ши чунь цю», IV, 5), даже вредна как элитарная альтернатива демократич. зоркости народа.

демократическая зоркость народа...

Лоугуаньтай — «[школа] Дозорной башни»

Является единств, даос, школой, во главе божеств, пантеона к-рой находится Государь Лао.

Ло Цин, Ло Хуй, Ло-цзу (Патриарх Ло). 1443—1527.

В русле предшествующей кит. буддийской апологетики Ло Цин отождествлял пять буд. заповедей с пятью конф. добродетелями: «не убий» — с «гуманностью» (жэнь [2]), «не прелюбодействуй» — «с благопристойностью» (ли [2]) и т.д.; «сыновняя почтительность» (сяо [1]) трактовалась как забота о спасении родителей, а одухотворяющее прочие добродетели начало виделось в стремлении освободить от сансары (лунь хуй) все живые существа. Путь к спасению сопровождается упразднением различий и противопоставлений, в т.ч. между «тремя учениями» (сань цзяо).

Ло-шэнь (1) — Божество [реки] Ло.

Лапидарный и во многом энигматичный стих Цюй Юаня подробно прокомментировал Ван И (89—158), идентифицировавший Ло-шэнь с Фу-фэй/Ми-фэй (Фея/Супруга Фу/Ми) и сообщивший, что И попал стрелой в левый глаз Хэ-бо, превратившегося в белого дракона (бай-лун; см. Лун) и выплывшего порезвиться на берегу. Оскорбленный Хэ-бо отправился жаловаться Небесному богу (Тянь-ди), но тот признал поступок И правомерным, посколькуХэ-бо сам сделался удобной мишенью.

LinkLeave a comment

Sir Winston Leonard Spencer-Churchill (30 ноя 1874 - 24 янв 1965) The World Crisis Part II 1915 [Apr. 21st, 2019|04:41 pm]
papalagi
[Tags|]

To All Who Tried

CHAPTER XII

ADMIRAL DE ROBECK’S CHANGE OF PLAN

Thus at this Conference on the 22nd two grave decisions became operative: first, that the naval attack should be abandoned in favour of a general assault by the Army; and secondly, that the Army should go back to Alexandria to organize and prepare for this attack, although this process would involve at least three weeks’ delay. The Army had in fact arrived too late and too ill-organized to deliver its own surprise attack, but in plenty of time by its very presence to tempt the Navy to desist from theirs.

The distress and the apprehensions of the Turks, and the crisis of the operations, induced Enver Pasha on March 24 to summon General Liman von Sanders to Constantinople and to place in his hands the entire control of the Turkish forces available for the defence of the Peninsula. General von Sanders assumed the command on the 26th. ‘The distribution,’ he writes, ‘of the available five divisions for both sides of the Marmora which had obtained until the 26th March had to be completely altered. They had stood until this according to quite other principles, scattered along the whole coast like the frontier guards of the good old times. The enemy on landing would have found resistance everywhere, but no forces or reserves to make a strong and energetic counter attack.’*

* Liman von Sanders: Five Years in Turkey, pp. 81–2.

But there was no necessity to argue. Lord Kitchener was always splendid when things went wrong. Confident, commanding, magnanimous, he made no reproaches. In a few brief sentences he assumed the burden and declared he would carry the operations through by military force. So here again there was no discussion: the agreement of the Admiral and the General on the spot, and the declaration of Lord Kitchener, carried all before them. No formal decision to make a land attack was even noted in the records of the Cabinet or the War Council. When we remember the prolonged discussions and study which had preceded the resolve to make the naval attack, with its limited risk and cost, the silent plunge into this vast military adventure must be regarded as an extraordinary episode. Three months before how safe, how sound, how sure would this decision have been. But now!

Never again did the British Fleet renew the attack upon the Narrows which in pursuance of their orders they had begun on March 18, and which they then confidently expected to continue after a brief interval. Instead, they waited for nine months the spectators of the sufferings, the immense losses and imperishable glories of the Army, always hoping that their hour of intervention would come, always hoping for their turn to run every risk and make every sacrifice, until in the end they had the sorrow and mortification of taking the remains of the Army off and steaming away under the cloak of darkness from the scene of irretrievable failure.

LinkLeave a comment

И.П. Павлов: Павловские среды - протоколы и стенограммы физиологических бесед [Apr. 21st, 2019|07:26 pm]
papalagi
[Tags|]

Стенограммы 1935-1936 гг

Среда 13 ноября 1935 г.

6. Фобия глубины у «Джона» М. К. Петровой — патологическая лабильность тормозного процесса с особой окраской

И. П. Павлов. Теперь не менее интересная часть — часть патологическая. Эта патологическая часть целиком принадлежит М. К. Тут прежде всего обращает на себя внимание «Джон»,—получение искусственной фобии в лаборатории. Это произвело сильное впечатление не только на нас, но и на заграничную публику. Я помню, на конгрессе, сидя со мной, Хилл мне говорил, что на него весьма большое впечатление произвели опыты с фобией. Из этого я понял, что он слегка маракует и по физиологии. Он говорил: «А из этого очень многое следует». Так что у него есть наметки и по физиологии.

Вот уже 3 недели как пропала фобия, и собака во время опытов преспокойно спит. Это хороший пример того, как физиологический механизм вывертывается из трудных обстоятельств, которые нарочно создает человек. Интересно было бы нашими знаниями преодолеть это самоизлечение!

Тут кончилось победой торможения над раздражительным процессом. Может быть можно вернуть старое положение, если придать большую силу раздражительному процессу? Как вернуть? Для этого нужно было ввести кофеин. Когда кофеин ввели, то не взирая на то, что в нервной системе собаки господствовало торможение, она уже не заснула. Все истязательные приемы дали себя знать, вернулось прежнее состояние, — это дал вчерашний день. Значит, ясно, самозащитным процессом в этих трудных условиях для нервной системы было постепенно создано преимущество тормозного процесса над раздражительным. Тогда все заболевание исчезло — и болезненная окраска тормозного процесса и фобия. А когда увеличили раздражительный процесс, тогда вернулась старая история. Это очень поучительно. Это хороший анализ.

Когда впервые обнаружилась фобия, я хотел ввести вариации опытов по изучению двух процессов — раздражительного и тормозного, я понял фобию как патологическую лабильность и так и сказал в лондонском докладе, что фобия есть иллюстрация патологической лабильности тормозного процесса.

Возникает вопрос: что такое болезненность тормозного процесса, нужно ли отличать болезненность от патологической лабильности, или это одно и то же.

Read more...Collapse )

И. П. Павлов. Начнем сегодня с патологии. Надо сказать, что и в общей медицине бывают затруднения, когда вы должны в картине болезни отличить, что в ней есть результат повреждения и что есть результат противодействия организма данному повреждению. Эти две категории явлений очень спутываются. Дело науки и талантливости врача разделить их и понять, что есть истинная болезнь и что есть физиологическая мера против болезни.

Тем больше это дает себя знать в нервной патологии.

ага ага... Альфред Адлер в студии...

задача.
2. Симптомы хронического отравления собак алкоголем (опыты М. К. Петровой и В. К. Федорова). Фобия собаки-алкоголика как аналог алкогольного бреда преследования

У собак М. К . отчетливо выступила (то же имеется и в том опыте В. К ., о котором я уже рассказывал) раздражительная слабость, т. е. патологическая подвижность раздражительного процесса. Она заключается в том, что собаки, у которых выработана двигательная положительная реакция поднятия лапы на подставку при действии условного раздражителя, начинают стремительно и сплошь и рядом раньше действия раздражителя уже класть лапу на подставку. Следовательно, имеется патологическое ускорение раздражительного процесса, патологическая подвижность раздражительного процесса.

4 декабря 1935 г.

Таким образом подтверждается давнее наше представление, что при всех трудных состояниях страдает в первую голову тормозный процесс. Поэтому мы его считали особенно нестойким, хрупким, лабильным, что подтверждается теперь при анализах наших многочисленных опытов.

LinkLeave a comment

Alfred Adler (7 фев 1870 — 28 мая 1937) Über den nervösen Charakter Wien 1912 [Apr. 21st, 2019|10:38 pm]
papalagi
[Tags|]

Theoretischer Teil

Einleitung

Knüpfen wir an diese kritischen Bemerkungen die Frage an, wie die neurotischen Erscheinungen zustande gekommen sind, warum der Patient ein Mann sein will, und fortwährend Beweise dafür zu erbringen sucht, woher er das stärkere Bedürfnis nach Persönlichkeitsgefühl hat, warum er solche Aufwendungen macht, um zur Sicherung zu gelangen, kurz die Frage nach dem letzten Grund dieser Kunstgriffe der neurotischen Psyche, so lässt sich erraten, was jede Untersuchung ergibt: am Anfang der Entwicklung zur Neurose steht drohend das Gefühl der Unsicherheit und Minderwertigkeit und verlangt mit Macht eine leitende, sichernde, beruhigende Zwecksetzung, um das Leben erträglich zu machen. Was wir das Wesen der Neurose nennen, besteht aus dem vermehrten Aufwand der verfügbaren psychischen Mittel. Unter diesen ragen besonders hervor: Hilfskonstruktionen und Fiktionen im Denken, Handeln und Wollen.

um das Leben erträglich zu machen...

Somit haben wir auch den neurotischen Charakter als den Diener eines fiktiven Zweckes entlarvt und seine Abhängigkeit von einem Endziel festgestellt. Er ist nicht selbständig aus irgendwelchen biologischen oder konstitutionellen Urkräften emporgeschossen, sondern hat Richtung und Zug durch den kompensierenden Überbau und durch seine schematische Leitlinie erhalten. Seine Aufpeitschung geschah unter dem Drucke der Unsicherheit, seine Neigung sich zu personifizieren ist der fragwürdige Erfolg der Sicherungstendenz. Die Linie des neurotischen Charakters hat durch die Zwecksetzung die Bestimmung erhalten, in die männliche Hauptleitlinie einzumünden, und so verrät uns jeder neurotische Charakterzug durch seine Richtung, dass er vom männlichen Protest durchflossen ist, der aus ihm ein unfehlbares Mittel zu machen sucht, um jede dauernde Erniedrigung aus dem Erleben auszuschalten.

LinkLeave a comment

Encyclopedia of Psychology Alan E. Kazdin, PhD, Editor-in-Chief [Apr. 21st, 2019|11:29 pm]
papalagi
[Tags|]

AMNESIA

Preserved Memory Function in Amnesia

As noted earlier, short-term memory is unaffected in amnesia, as well as the learning of motor skills. However, the type of preserved memory ability that has most influenced theories of amnesia has been priming, which is shown when there is improvement or bias in perceiving, producing, or identifying a word or object resulting from a prior experience. A critical difference between priming and more traditional forms of memory is that it does not involve conscious recollection. Memory tasks that require conscious recollection are termed explicit tasks, whereas priming and other types of memory that do not require conscious recollection are termed implicit tasks.

Historically, it was early findings of intact memory performance on priming tests that galvanized interest into the question of what other hidden memory abilities lay untapped in amnesic patients. Priming was exciting in part because it involved retrieving words, the same complex entities that amnesic patients otherwise found so hard to retrieve in conventional memory tests.

It postulates that the deficit in amnesia is primarily or wholly concentrated in the episodic system. This view gains support from the fact that amnesic patients with retrograde memory impairment perform much better on tests assessing their general knowledge (semantic memory) than their recollection of specific events (episodic memory).

Declarative memory is defined as information that can be voluntarily brought to mind by conscious recollection. By this view, the spared memory abilities of amnesic patients are handled by a heterogeneous variety of other specific forms of memory, collectively termed nondeclarative memory, which have their neural basis outside of the medial temporal lobe system.

As noted above, damage to the frontal lobes can result in source memory deficits, in which it is difficult to retrieve the spatial and temporal context of an event. Such a deficit would be expected to affect the retrieval of episodic memories (with their rich associated context) to a much greater extent than semantic memories. Thus, the distinction between episodic and semantic memory could be explained if episodic memory is proposed to be more dependent on the frontal lobes than semantic memory.


LinkLeave a comment

Поль Анри Гольбах (1723—1789). Система природы, или о законах мира физического и мира духовного (177 [Apr. 21st, 2019|11:37 pm]
papalagi
[Tags|]

Часть вторая

О божестве, о доказательствах его существования, о его атрибутах, о способе, каким божество влияет на счастье людей

Глава I
Происхождение наших идей о божестве

Если мы не в состоянии понять повседневнейших явлений природы, то на каком основании отказываем мы ей в способности производить без содействия постороннего, менее известного, чем она сама, активного начала другие, непонятные для нас явления? Становимся ли мы умнее от того, что по поводу явлений, истинных причин которых не можем найти, нам всякий раз говорят, будто эти явления произведены могуществом или волей божества, т. е. вызваны каким-то совершенно неизвестным нам активным началом, которое мы представляем себе еще хуже, чем любую естественную причину?

LinkLeave a comment

navigation
[ viewing | April 21st, 2019 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]