March 9th, 2019

Шахматист

Иван Петрович Павлов (14 (26) сентября 1849 — 27 февраля 1936) ПСС Т. 3, кн. 2. — 1951

Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной

Статьи, не вошедшие в «Двадцатилетний опыт»

...

Новые исследования по условным рефлексам

New researches on conditioned reflexes. Science, vol. LVIII, № 1506, 1923, p. 359—361.

Самые последние (еще не законченные) опыты показывают, что условные рефлексы (т. е. высшая нервная деятельность) наследуемы. В настоящее время закончены некоторые опыты на белых мышах. У них вырабатывались условные рефлексы на электрический звонок. Животные должны были по звонку бежать к месту кормления. Получены следующие результаты. Первому поколению белых мышей потребовалось 300 уроков. Пришлось 300 раз комбинировать кормление мышей со звонком, для того чтобы приучить их на звонок бежать к месту кормления. Второму поколению для получения того же результата потребовалось только 100 уроков. Третье поколение научилось этому после 30 уроков. Четвертому поколению потребовалось только 10 уроков. Последнее поколение, которое я видел перед отъездом из Петрограда, выучило этот урок после 5 повторений. Шестое поколение будет подвергнуто испытанию по моем возвращении. Я считаю очень вероятным, что через некоторое время новое поколение мышей побежит по звонку к месту кормления без предшествующих уроков.

«Лекции о работе больших полушарий головного мозга», читанные И. П. Павловым в 1924 г. на кафедре физиологии Военно-медицинской академии, впервые были опубликованы в 1927 г. В том же году вышло второе издание «Лекций». В ноябре 1935 г. И. П. Павлов подготовил к печати третье издание «Лекций», вышедшее в свет в 1937 г. Все три издания содержат идентичный текст.

СВЯТОЙ ПАМЯТИ нашего сына ВИКТОРА посвящается этот труд — плод неотступного двадцатипятилетнего думания

Collapse )

В заключение положение о возможных условных раздражителях может быть еще раз видоизменено и расширено следующим образом: бесчисленные колебания как внешней, так и внутренней среды организма, отражаясь каждое в определенных состояниях нервных клеток коры больших полушарий, могут сделаться отдельными условными раздражителями.

Шахматист

Лосев Алексей Федорович (10 (22) сентября 1893 — 24 мая 1988) История античной эстетики т. 8.

Общая характеристика истории античной эстетики

Рабовладельческая формация

Типы мышления рабовладельческого периода

Первый тип мышления мы назвали бы описательным, или статически-описательным, или феноменологическим. Поскольку чувственно-материальные вещи являются для рабовладельческого мышления исходным пунктом, постольку об этом исходном пункте необходимо сказать хотя бы несколько слов, но сказать специально. Ведь и сам раб есть вещь, и сам рабовладелец есть только организатор вещей. Значит, вещь в античности, во всяком случае, на первом плане, и не личность, а именно, как мы сказали, вещь; а то, что называлось в те времена личностью, трактовалось и как вещественно происходящее (из материальных стихий, или элементов) и как вещественно предназначенное (для восхождения в такой же чувственно-материальный космос и для растворения в нем).

...

Но вещь потому и называется вещью, что в ней всегда можно определить ее начало, середину и конец; а это значит, что она всегда есть нечто целое, или, точнее, единораздельная цельность.

...
Если это так, то не будем удивляться, что античные философы всегда занимались в первую очередь проблемой целого.

Collapse )

подкорка молча напирает...

Поэтому античное текуче-сущностное понимание идеального становления было здесь результатом не преклонения перед математикой, но преклонения перед текучестью самих вещей. В античности это было не математической категорией, но категорией самого прямого и непосредственного, вполне наглядного и вполне чувственного вещевизма. Поэтому, когда неокантианцы понимали учение Платона об идеях как теорию бесконечно малых, это было невероятной модернизацией античного платонизма, поскольку ни в платонизме, ни в других античных теориях текуче-сущностное становление не было оторвано от общематериальной действительности и было только одной из его реально ощутимых сторон.

Наконец, к области этих же логических разновидностей предельно понимаемого чувственно-материального космоса относится и то общеантичное онтологическое учение, которое мы теперь можем назвать теорией всеединства. Но это всеединство, в отличие от спиритуализма позднейших культур, является в античности только результатом все того же исходного вещевизма. Ведь всякая чувственная вещь вполне обозрима. И на какие бы части мы ее ни делили, она предстает перед нашими физическими глазами всегда как нечто целое. Река есть прежде всего река же, и дерево есть прежде всего дерево же. Поэтому, на какие бы части мы ни делили эти предметы, все, что существует и делается в реке, есть река же или мыслится в связи с рекой же. Поэтому уже с чисто вещевистской точки зрения всякий чувственно-материальный предмет всегда так или иначе присутствует решительно во всех своих частях и проявлениях. Это и значит, что античная чувственно-материальная интуиция требует идеи всеединства, а то всеединство, которое проповедуется в античной философии, не требует для себя никаких других основ, кроме абсолютного вещевизма.

Шахматист

Институт Дальнего Востока РАН Духовная культура Китая : Энциклопедия : в 6 т. т. I

Философия

Шао Юн, Шао Яо-фу, Шао Кан-цзе, прозв. Ань-лэ сянь-шэн (Наставник Умиротворяющей Радости), Бай-юань сянь-шэн (Наставник из Байюаня), И-чуань вэн (Ичуаньский старец).

...

Шао Юн выделял четыре этапа историч. процесса, накладывающиеся на общую структуру каждого цикла. Смена этапов правления трех верховных правителей (хуан), пяти императоров (ди [1]), трех царей (ван [1])п пяти гегемонов (ба [1]), опирающихся соответственно на «недеяние» (у вэй), «добро» (шань [2]), «должную справедливость» (и [1]) и силу разума, связана с постепенной деградацией миропорядка

«Ши цзин» — «Канон стихов», «Канон поэзии», «Книга песен».

Произведения, вошедшие в «Ши цзин», согласно «Хань шу» (I в. н.э.) и др. древним источникам, собирались спец. чиновниками двора чжоуского вана — сын жэнь («путниками») или цю жэнь («глашатаями») и представлялись ко двору сановниками разных рангов. Они служили своего рода информацией с мест «о нравах народа» («Ли цзи», V—II вв. до н.э.) для принятия политич. решений («Го юй», V—III вв. до н.э.), совершенствования церемониальных установленний и ритуальной музыки. Корпус «Ши цзина» в основном сформировался предположительно в X—VI вв. до н.э.

В «песнях» разд. «Го фэн» отражены нравы и обычаи, мысли и чувства простого народа, превратности его жизни, социальные и этич. отношения, содержится критика роскоши и безнравственности господствующих классов.

«Шу цзин» — «Канон [исторических, документальных] писаний», «Книга истории/преданий/документов»; др. назв. — «Шан шу» («Почтенные писания»).

Историзованный материал охватывает период примерно с XXIV по VIII в. до н.э.

В гл. «Хун фань» установлена иерархия «восьми гос. дел» (ба чжэн), ставшая канонич. для последующей конф. мысли: продовольствие; товары (торговля); жертвоприношения; обществ, работы; культовая практика и просвещение; юридич. сфера («суд и наказания»); дипломатия («правила приема гос. гостей»); военное дело. Гл. «моральные качества» («три добродетели» — сань дэ; см. Дэ [1]) правителя сводятся к «[умению делать вещи] правильными и прямыми» в обстановке «мира и спокойствия»; «[умению] быть твердым» с непокорными и умению быть «мягким» с покорными подданными, а также «знатными и просвещенными»

Шэн [1] — «совершенномудрый», «великомудрый», «(совершенная) мудрость/святость», «совершенномудрие».

Начертание иероглифа шэн [1] несет смысл почвенной укорененности (вариант — царственности) и коммуникации с миром, прежде всего с горними сферами (верхние графемы «ухо» и «рот»).

Так, в девятеричной классификации личностей «Канона Великого равновесия» («Тай пин цзин») ниже всех — «рабы», ступенью выше — «народ», еще выше — «добрые люди», потом — «мудрецы» и только потом — «совершенномудрые», выше них — «люди дао», «бессмертные» (сянь; см. Сянь-сюэ), «истинные люди» (чжэнъ жэнь; см. Чжэнь [1]) с «людьми-духами», или «святыми» (шэнъ жэнь; см. Шэнь [1]), на вершине.

...

Шэнь [1] — «дух» («духи», «душа», «одухотворенность», «духовность», «разум», «святость», «непостижимое», «чудесное»).

В «Дао дэ цзине», каноне даосизма, дао служит метафорой бессмертного «духа ложбины» (гу шэнь) (§ 6). Этот образ подразумевает исхождение дао из таинственных онтологич. глубин и его функцию «одухотворения» сущего; но если Поднебесная гармонизирована (в ней «царит дао»), то «нави в ней не одухотворены» (бу шэнь) (§ 60).

Шахматист

Sir Winston Leonard Spencer-Churchill (30 ноя 1874 - 24 янв 1965) The world crisis (1923)

CHAPTER VII
THE NORTH SEA FRONT

To look farther was beyond the power of man. To try to do so was to complicate the task beyond mental endurance. The paths of thought bifurcated too rapidly. Would there be a great sea battle or not? What would happen then ? Who would win the great land battle ? No one could tell. Obviously the first thing was to be ready; not to be taken unawares: to be concentrated; not to be caught divided : to have the strongest Fleet possible in the best station under the best conditions in good time, and then if the battle came one could await its result with a steady heart. Everything, therefore, to guard against surprise; everything, therefore, to guard against division; everything, therefore, to increase the strength of the forces available for the supreme sea battle.

I repulse, therefore, on behalf of the Boards of Admiralty over which I presided down to the end of May, 1915, all reproaches directed to what occurred in 19 17 and 1918. I cannot be stultified by any lessons arising out of those years. It is vain to tell me that if the Germans had built in the three years before the war, the submarines they built in the three years after it had begun, Britain would have been undone; or that if England had had in August, 1914, the army which we possessed a year later, there would have been no war. Every set of circumstances involved every other set of circumstances. Would Germany in profound peace have been allowed by Great Britain to build an enormous fleet of submarines which could have no other object than the starvation and ruin of this island through the sinking of unarmed merchant ships? Would Germany have waited to attack France while England raised a powerful conscript army to go to her aid ? Every event must be judged in fair relation to the circumstances of the time ? and only in such relation.

Collapse )

In every country powerful interests and huge industries are growing up which will render any check or cessation in the growth of Navies increasingly difficult as time passes. Besides the Great Powers, there are many small States who are buying or building great ships of war and whose vessels may by purchase, by some diplomatic combination, or by duress, be brought into the line against us. None of these Powers need, like us, Navies to defend their actual safety or independence. They build them so as to play a part in the world's affairs. It is sport to them. It is death to us.

Secondly, we are not a young people with a scanty inheritance. We have engrossed to ourselves, in times when other powerful nations were paralysed by barbarism or internal war, an immense share of the wealth and traffic of the world. We have got all we want in territory, and our claim to be left in the unmolested enjoyment of vast and splendid possessions, often seems less reasonable to others than to us.

Further, we do not always play the humble role of passive unassertiveness. We have intervened regularly — as it was our duty to do, and as we could not help doing — in the affairs of Europe and of the world. We are now deeply involved in the European situation.