February 3rd, 2019

Эвона как!

Via seann

Thibault Le Texier, Histoire d’un mensonge, 2018 — 5-

Все, наверное, наслышаны о “Стэнфордском тюремном эксперименте” психолога Филипа Зимбардо, в ходе которого группу обычных американских студентов поместили в условия, имитирующие тюрьму, где одни из них должны были играть роль заключенных, а другие — роль надзирателей. В результате буквально за несколько дней половина интеллигентных молодых людей, оказавшаяся в роли надзирателей, превратилась в жестоких фашистов, а другая половина, игравшая заключенных, в подавленных безвольных жертв. По крайней мере так об этом рассказывал сам Зимбардо и множество созданных на основе эксперимента документальных, полухудожественных и художественных книг и фильмов.

Французский социолог, экономист и журналист Тибо Ле Тексье был большим поклонником Зимбардо и его эксперимента и тоже решил снять о нем документальный фильм. Но поскольку к этому времени снято и написано об эксперименте было уже очень много, Ле Тексье хотел найти что-то новое, детали, о которых ещё никто не рассказывал. В поисках этих деталей он обратился в архив Стэнфордского университета — и к своему изумлению обнаружил, что там хранятся подробные записи (в том числе видео и аудио) эксперимента, к которым за прошедшие несколько десятилетий никто не обращался.

Ле Тексье сел разбирать эти записи — и с ещё большим изумлением обнаружил, что буквально всё, что мы знаем о Стэнфордском эксперименте со слов самого Зимбардо, было враньём.

Collapse )
Шахматист

Лосев Алексей Федорович (10 (22) сентября 1893 — 24 мая 1988) История античной эстетики т. 7.

Афинский неоплатонизм

Современники и преемники Прокла
Последние схолархи Платоновской Академии

Дамаский

Заключение

Дело в том, что и всю эстетику вообще мы понимаем как учение о выразительных формах и точно таким же образом понимаем мы и античную эстетику. Она предполагает, что есть выражаемое, объективное бытие в его смысловом построении (первоединство и вырастающая из него смысловая структура бытия), есть выражающее, душевная и жизненная эманация этого бытия, или его становление, и есть выраженное, то есть предел душевно-жизненного становления, или ставшее этого становления, то есть живой и одушевленный космос.

Вот почему мы сказали выше (с. 413), что в лице Дамаския античная философская эстетика умирала с улыбкой на устах. Была осознана вся сущность бытия как всеобщая и вечная картина бурлящей своими безвыходными противоречиями действительности. Исходный чувственно-материальный космос был осознан до конца и в своей красоте и в своей безвыходности. Со страниц Дамаския веет безрадостностью, но и беспечальностью. Как в вечности.
Потому и улыбка.

Гипотезы «Парменида» Платона в связи с историей их истолкования в античном неоплатонизме

Таким образом, получается, что не только логически, но и онтологически все восемь гипотез «Парменида» так или иначе трактуют о бытии, сначала в высшем и абсолютном смысле, а затем в низшем и относительном смысле. А так как для всего неоплатонизма абсолютное первоединство выше всего, то есть выше и всего идеального и всего материального, идеальное же выше материального и, кроме того, хорошо организованное материальное выше плохо организованного материального, и так как, наконец, плохо организованное материальное выше и лучше пустой и никак не организованной материи, то тут уже сам собой напрашивается и определенный распорядок бытия и небытия, определенная иерархия действительности, начиная от всесодержательного первоединства и кончая бессодержательной и никак не оформленной материей.

ну да ну да... лучше сорок раз по разу, чем ни разу сорок раз...

...

Шахматист

Великая Отечественная война 1941–1945 годов: в 12 т. Т. 12.

Итоги и уроки войны

Опыт обеспечения вооруженной борьбы

Вклад отечественной медицины в обеспечение Победы

Процент специалистов, имевших высокую научную квалификацию, был гораздо выше на активно действовавших фронтах по сравнению с невоюющими фронтами. Среди личного состава медицинской службы в период войны насчитывалось четыре академика, 22 заслуженных деятеля науки, 275 профессоров, 308 докторов медицинских наук, 558 доцентов, 2 тыс. кандидатов медицинских наук.

Несмотря на трудности в издательском деле, в годы войны было опубликовано более 15 тыс. работ по военно-медицинской тематике.

В Институте медицинской паразитологии и тропической медицины Наркомздрава в результате научных исследований, проведенных в 1942 г. Г. Ф. Гаузе и М. Г. Бражниковой, был открыт первый отечественный антибиотик грамицидин С, который быстро внедрен в практику советского здравоохранения и широко использовался на фронте для лечения раневых инфекций. Н. Н. Бурденко сам возглавил бригаду ученых-медиков по испытанию антибиотика во фронтовой обстановке на 2-м Прибалтийском фронте. Результаты этих испытаний были настолько впечатляющими, что по инициативе Н. Н. Бурденко в 1946 г. Г. Ф. Гаузе и М. Г. Бражникова были удостоены Сталинской премии за открытие грамицидина С.

В период Второй мировой войны в плену на территории СССР находились более 4 млн вражеских солдат и офицеров, среди которых было много раненых и больных. 1 июля 1941 г. СНК утвердил положение о военнопленных. В пункте 6 положения было указано, что «раненые и больные военнопленные, нуждающиеся в медицинской помощи или госпитализации, должны быть немедленно отправлены командирами частей в ближайшие госпитали», а в пункте 12 подчеркнуто, что «военнопленные в медико-санитарном отношении обслуживаются на одинаковых основаниях с военнослужащими Красной армии».

На попечении медицинской службы Донского фронта на 18 февраля 1943 г. находились 14 245 раненых и больных военнопленных. Основной и наиболее приемлемой формой обслуживания раненых и больных их числа военнопленных в районе Сталинграда было развертывание специальных госпиталей. Уже к 3 февраля 1943 г. для этих контингентов было развернуто восемь госпиталей и один МСБ.

За период с октября 1944 по январь 1946 г. среди репатриированных 5 204 599 советских граждан на сборно-пересыльных пунктах и лагерях зарегистрированы 1 080 034 больных, из которых 385 206 нуждались в стационарном лечении, а 692 828 — в амбулаторной помощи. За этот же период из 980 901 иностранного репатрианта в комендатурах, транзитных лагерях и в пути следования были выявлены 156 543 больных. Из этого числа нуждались в стационарном лечении 46 600, в амбулаторном — 109 943 человека.

Общие потери медицинской службы армии и флота за период войны составили 210 601 человек. Во время Великой Отечественной войны погибли и пропали без вести 84 793 медика, из них 5319 врачей, 9198 средних медицинских работников, 22 723 санитарных инструктора, 47 553 санитара и санитара-носильщика. Таким образом, на войсковое звено санитарной службы, действовавшее прежде всего на поле боя, приходилось до 88% от общих потерь.

В ходе боевых действий был реализован богатый потенциал отечественной медицины и в то же время накоплен ценнейший опыт практической работы, ставший достоянием мировой медицины, позволивший советской военной медицине и здравоохранению выйти на иной качественный уровень.

Роль государственных и военных деятелей в достижении Победы

В целом ведением войны более эффективно руководит та сторона, которая лучше контролирует внутриполитическую и социальную обстановку, организует экономику, управляет вооруженной борьбой, выстраивает внешнюю политику и союзнические отношения, владеет инициативой и обеспечивает выгодное для себя влияние на действия противника. Руководство войной осуществляется сложившейся в данном обществе, но модернизированной и адаптированной к военным условиям системой политического, государственного и военного управления, которая опирается на существующие социальные отношения и факторы, регулирующие общественную жизнь.

За 22 месяца, отделявших подписание советско-германского пакта о ненападении от начала Великой Отечественной войны, руководство СССР смогло сделать очень многое для укрепления обороны страны. Осуществлялась форсированная подготовка к отражению агрессии: первостепенное внимание уделялось вооруженным силам, военной промышленности, наращиванию производства современного оружия и боевой техники, решению актуальных проблем военной теории. Конечно, далеко не всё из задуманного успели сделать. Было совершено немало ошибок, без чего еще никому и никогда не удавалось обойтись. Однако когда с позиций сегодняшнего опыта оценивается сделанное для обороны в предвоенные годы при острой нехватке необходимых сил, средств и времени, становится ясно, сколь грандиозные и многоплановые задачи тогда решались и какие трудности возникали в ходе руководства этим сложнейшим процессом.

Шахматист

Достоевский Федор Михайлович (11 ноября 1821 — 9 февраля 1881) ПСС Т. ХХVII

Приписываемое Достоевскому (dubia)

...
Письмо постороннего критика в редакцию нашего журнала по поводу книг г-на Панаева и «нового поэта» (Ответ «Отечественным запискам» на статью их «Литература скандалов»)

Я столько пережил, что уже сам хорошенько не знаю, что и кого я теперь переживаю.

Гаваньские чиновники в домашнем быту, или галерная гавань во всякое время дня и года (Пейзаж и жанр) Ивана Генслера. Библиотека для чтения. Ноябрь и декабрь 1860

Всего интереснее тут положение публики. Читая в газетах и журналах восторженные толки о новом произведении, встречая в них новые русские слова, переделанные из собственных имен громадного произведения, и затверживая наизусть фамилии новых русских типов, публика не знает, что и подумать. Взмыливанье и муссирование начинает действовать. Книгу журнала рвут, читают, скучают и удивляются громадности нового литературного явления. Читали ли вы когда-нибудь, читатель, комментарии на Шекспира или на вторую часть Гетева «Фауста»? Если читали, то вам, вероятно, приходила в голову, точно так же как и пишущему это, такая мысль, что Шекспиру и Гете конечно и не снились никогда те красоты и намерения, которыми так щедро оделяют их комментаторы. Точно так же и нашему большому писателю никогда не снились те толки, догадки, разъяснения, какие ходят в публике по поводу его произведения. После таких печатных толков, после такого типографического муссированья и читать-то нельзя так, как обыкновенно читаются немуссированные вещи. Так уж настроены умы всех, что в каждой фразе видят нечто необыкновенное, намек на нечто таинственное, сокровенное. А не будь всех этих печатных толков, не будь этой насильственной подготовки умов, громадное произведение прошло бы, может быть, незамеченным.

Шахматист

Вернадский Владимир Иванович (1863—1945) Пережитое и передуманное

Из писем к Б. Л. Личкову

...

15 ноября 1936 г. Москва

...

Как я Вам писал, я сильно продвинул свою книгу «Об основных понятиях биогеохимии», вчерне написал «Введение» и весь план ее обдумал. Теперь надо писать, и я хочу это устроить, как главное свое дело. Очень многое я продумал, и выясняется многое. Ввожу новое понятие «ноосфера», которое предложено Леруа в 1929 году и которое позволяет ввести исторический процесс человечества как продолжение биохимической истории живого вещества.

Открытие книгопечатания

Первые печатные издания представляют необыкновенно близкую копию рукописных книг. Видно и несомненно ясно стремление дать произведениям печатного станка вид рукописи. Мы их с трудом отличаем от рукописи. В них нет оглавления, счета по страницам. Характер букв совершенно соответствует рукописи. Заглавные буквы в начале глав украшались рисунками и арабесками подобно установившемуся обычаю рукописных книг. Очевидно, при этом увеличивался доход от продажи книги, так как она могла продаваться по более высокой цене, приближающейся к цене рукописи. Для этого даже у Гутенберга приноравливалась техника печатного дела. Первые печатные книги были как бы контрафакцией рукописей.

Совершенно попутно, вне сознательных стремлений, вырос другой, гораздо более крупный результат этого изобретения — распространение изданий, увеличение числа книг, распространение афиш, плакатов, брошюр. Типография явилась могущественным средством для демократизации идей и знаний, вызвала огромное усиление влияния идей и воли личности на сложившиеся общественные установления. Но это произошло совершенно неожиданно для самих изобретателей и было понято современниками лишь в ближайшие десятилетия после открытия типографии в Майнце. Оно произошло так же непроизвольно, бессознательно, как бессознательно создалась в мастерских сама идея типографского искусства.

Первые типографии были далеки от наших теперешних громоздких и огромных учреждений. Это были в буквальном смысле этого слова кустарные переносные мастерские. Достаточна была очень быстрая выучка, ибо искусство очень скоро выработало простые шаблоны работы, помощь 3–4 человек, известные небольшие знания — способа делания букв, состав сплава, — и ручной типографский пресс. Со своим небольшим скарбом типографы легко переходили с места на место, и в самые же первые годы нам известно много бродячих и летучих типографий. Такие кустарные типографии печатали главным образом летучие листки, небольшие сочинения, брошюры; но иногда они принимали по заказу печатание того или иного сочинения, переезжая в новое место, если в нем получался новый, выгодный заказ. Они появились на ярмарках и, благодаря характеру городской жизни Западной Европы, быстро проникли всюду.

До начала XVI столетия было издано до 25–30 тысяч названий книг и брошюр, ныне известных (так называемых инкунабул), т. е. до 15 миллионов экземпляров.

...