?

Log in

No account? Create an account
January 30th, 2019 - Так жизнь моя проистекает. [entries|archive|friends|userinfo]
papalagi

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

January 30th, 2019

Лосев Алексей Федорович (10 (22) сентября 1893 — 24 мая 1988) История античной эстетики т. 7. [Jan. 30th, 2019|08:57 am]
papalagi
[Tags|]

Афинский неоплатонизм

Прокл

Заключительная характеристика

Гимны Прокла как наилучшая характеристика его философско-эстетического символизма

Гимны Прокла, как устанавливает Э. Фохт, «являются захватывающим самосвидетельством (ergreifende Selbstzeugnis) одинокого и замученного человека, который болезненно сознавал отделение своей души от божественного истока, ее запутанность (Verstrickung) в земных делах, ее безродность (Heimatlosigkeit) и потерянность (Verlorenheit) в мире, как и очевидность ее окончательного освобождения». Вот почему «он не заботился о внешнем совершенстве своей поэзии.

Далее, в комментариях Прокла космос пронизан «божественным» (theion) огнем, «самой сияющей» (lamprotaton) и «прекраснейшей» (calliston), «созидающей» (systaticon) стихией, тончайшей «лучистостью» (diaygasma, III 114,16—24).

Свет (phaos) и огонь (руг) вечной жизни и божественной мудрости противопоставляются мраку, холоду земного прозябания, текучести безвидной материи. Вспомним, что в комментариях Прокла материя мыслится «бездной» (chasma), «не имеющей корней» (oyte pythmën) и границ, «неопределенной» (aoriston). Она — «непрерывный мрак» и «отсутствие света» (alampes, 1385, 29—386, 7).
Телесная материя земного, грубого мира воплощает в себе «безобразие» (aischos de oysian aytên, III 122,19 ел.) и пламя, ее охватывающее, мрачное, лишенное света. Огненная стихия земного мира «оматерьяленная» (enylotaton), неотличима от мрака (scotos, 114, 29).

...
В гимнах это исконное противопоставление двух миров еще более развито и подчеркнуто. Земная, материальная жизнь есть не что иное, как «мрачное ущелье» (scotion ceythmôna, IV 3). Здесь — «мрак» (achlyn, 141), изливающий яд, «туман» (omichlën, IV 6), черные страдания (melainaön odynaön, VII 46), иссиня-черная тьма, охватывающая род людской (cyanees, VI 10), зло болезней и грехов (cacas, 5; сасё VII 37), безобразие (aischeos, V 14), смятение стихий (orymagdos, I 13), леденящий холод волн человеческого рода (IV 10—11; I 19—24), желаний (II 21), возмездия за грехи (IV 12; VII 4P.

...
Здесь особенно ощущается то личностное начало, о котором говорил У. Виламовиц. О соединении гимнов с системой поведения поэта, когда знание и вера, учение и жизнь, метафизика и мифология представляют нечто одно, пишет в своей книге Э. Гоффманн (Указ. соч., с. 145).

LinkLeave a comment

Великая Отечественная война 1941–1945 годов: в 12 т. Т. 12. [Jan. 30th, 2019|11:33 am]
papalagi
[Tags|]

Итоги и уроки войны

...

Военные и военно-теоретические уроки

Военное искусство в годы войны

В первом периоде войны тактика наступательного боя имела ряд серьезных недостатков. Стрелковые дивизии получали задачу на день боя глубиной до 15–20 км, но выполнить ее даже при неглубокой очаговой обороне противника чаще всего были не в состоянии. Шаблонное выполнение требований уставов, не отвечавших новым условиям боя, и отсутствие опыта приводили, как правило, к равномерному распределению сил и средств в полосе наступления. Боевые порядки состояли из двух-трех эшелонов. В первой линии в дивизии атаковали передний край обороны противника лишь восемь рот из 27, а 19 рот, находившихся во втором и третьем эшелонах, полностью лишались возможности использовать свои огневые средства. Такое построение боевых порядков не обеспечивало мощного первоначального удара при прорыве, а части, выделенные во вторые эшелоны, бездействовали и несли большие потери от огня артиллерии и ударов вражеской авиации.

В дальнейшем советское командование учло опыт контрнаступления под Москвой, где некоторые стрелковые дивизии стали строить боевой порядок в один эшелон, что положительно сказалось на результатах наступления войск. Этот опыт был закреплен приказом народного комиссара обороны от 8 октября 1942 г. и вышедшими вскоре новыми боевыми уставами. В них отменялось поэшелонное построение в глубину боевых порядков во взводе, роте, батальоне, полку и дивизии, что способствовало максимальному и одновременному участию пехоты и ее огневых средств в ведении боевых действий.

Опыт обеспечения вооруженной борьбы

Роль разведки в планировании и ведении военных действий

...

На принятии решения сказывались и оптимистические выводы нашей военной разведки относительно потерь немецкой армии и ее союзников. Генеральный штаб считал, что с начала войны по ноябрь 1941 г. неприятель потерял не менее 4,5 млн человек, а к 1 марта 1942 г. эти потери могли достигнуть не менее 6,5 млн, в том числе по сухопутным войскам — 5,8 млн. В действительности реальные потери войск противника были в 5–6 раз меньше. В частности, сухопутные войска вермахта к середине ноября 1941 г. потеряли в общей сложности лишь около 700 тыс. человек, а к началу марта 1942 г. эти потери в реальности могли составить несколько более 1 млн солдат и офицеров.

LinkLeave a comment

Достоевский Федор Михайлович (11 ноября 1821 — 9 февраля 1881) ПСС Т. ХХVII [Jan. 30th, 2019|02:33 pm]
papalagi
[Tags|]

Дневник писателя 1881

Январь

Глава первая

III. Забыть текущее ради оздоровления корней. По неуменью видеть впадаю в нечто духовное

Ибо что же Петербург, — он ведь дошел до того, что решительно считает себя всей Россией, и это от поколения к поколению идет нарастая. В этом смысле Петербург как бы следует примеру Парижа, несмотря на то, что на Париж совсем не похож! Париж уж так сам собою устроился исторически, что поглотил всю Францию, всё значение ее политической и социальной жизни, весь смысл ее, и отнимите Париж у Франции — что при ней останется: одно географическое определение ее. И вот у нас воображают иные почти так же, как и в Париже, что в Петербурге слилась вся Россия. Но Петербург совсем пе Россия. Для огромного большинства русского народа Петербург имеет значение лишь тем, что в нем его царь живет. Между тем, и это мы знаем, петербургская интеллигенция наша, от поколения к поколению, всё менее и менее начинает понимать Россию, именно потому, что, замкнувшись от нее в своем чухонском болоте, всё более и более изменяет свой взгляд на нее, который у иных сузился, наконец, до размеров микроскопических, до размеров какого-нибудь Карлсруэ. Но выгляните из Петербурга, и вам предстанет море-океан земли Русской, море необъятное и глубочайшее. И вот сын петербургских отцов самым спокойным образом отрицает море народа русского и принимает его за нечто косное и бессознательное, в духовном отношении ничтожное и в высшей степени ретроградное. «Велика-де Федора, да дура, годится лишь нас содержать, чтобы мы ее уму-разуму обучили и порядку государственному».

Ну, разве не волнуется народ разными необычными слухами о переделе, например, наделов, о новых золотых грамотах? Недавно им читали по церквам, чтоб не верили, что ничего не будет, и вот, верите ли: именно после этого чтения и утвердилась, по местам, еще более мысль, что «будет»: «Даром бы читать не стали, а коли уж зачали читать, значит будет». Вот что они заговорили тотчас же после чтения, по крайней мере по местам. Я именно знаю случай: покупали крестьяне у соседнего помещика землю и сошлись было в цене, а после этого чтения отступились: «И без денег возьмем». Посмеиваются и ждут.

Посмотрит иной простак кругом себя и вдруг выведет, что одному-де кулаку и мироеду житье, что как будто для них всё и делается, так стану-де и я кулаком, — и станет. Другой, посмирнее, просто сопьется, не потому, что бедность одолела, а потому, что от бесправицы тошно. Что же тут делать? Тут фатум.

V. Пусть первые скажут, а мы пока постоим в сторонке, единственно чтоб уму-разуму поучиться

...

Итак, этакому ли народу отказать в доверии? Пусть скажет он сам о нуждах своих и полную об них правду. Но, повторю это, пусть скажет сначала один; мы же, «интеллигенция народная», пусть станем пока смиренно в сторонке и сперва только поглядим на него, как он будет говорить, и послушаем. О, не из каких-либо политических целей я предложил бы устранить на время нашу интеллигенцию, — не приписывайте мне их, пожалуйста, — но предложил бы я это (уж извините, пожалуйста) — из целей лишь чисто педагогических. Да, пускай в сторонке пока постоим и послушаем, как ясно и толково сумеет народ свою правду сказать, совсем без нашей помощи, и об деле, именно об заправском деле в самую точку попадет, да и нас не обидит, коли об «нас речь зайдет. Пусть постоим и поучимся у народа, как надо правду говорить. Пусть тут же поучимся и смирению народному, и деловитости его, и реальности ума его, серьезности этого ума. Вы скажете: «Сами же вы говорили, как податлив народ на нелепые слухи, — какой же мудрости ожидать от него?» Так, но одно дело слухи, а другое — единение в общем деле. Явится целое, а целое повлияет само на себя и вызовет разум.

Да да да... а разум немедленно возвестит свободу от разума, не говоря уже об интеллигенции...

Какие тут временные? Слазь...

Глава вторая

I. Остроумный бюрократ. Его мнение о наших либералах и европейцах
...

Сокращение чиновников с сорока на четырех, — начал он строго и с проникновением, — не только не полезно для дела, но даже и вредно уже по самому существу своему, несмотря на то, что действительно государственный расход уменьшился бы значительно. Но не только с сорока на четырех нельзя сокращать и вредно, но и с сорока на тридцать восемь, и вот почему: потому что вы зловредно посягнули бы тем на основной принцип. Ибо вот уже почти двести лет, с самого Петра, мы, бюрократия, составляем в государстве всё; в сущности, мы-то и есть государство и всё — а прочее лишь привесок.

Мы уж лучше сами как-нибудь там исправимся, пообчистимся, ну, что-нибудь введем новое, более, так сказать, прогрессивное, духу века соответствующее, ну там станем как-нибудь добродетельней или что, — а на призрак, на внезапно приснившийся сон мы не променяем наше действительное, реальное нечто, ибо нечем и некем нас заместить, это верно! Мы сопротивляемся уничтожению, так сказать, по инерции. Инерция-то эта в нас и дорога, потому что, по правде-то, ею лишь одною всё и держится в наше время.

III. Геок-Тепе. Что такое для нас Азия?

С победой Скобелева пронесется гул по всей Азии, до самых отдаленных пределов ее: «Вот, дескать, и еще один свирепый и гордый правоверный народ белому царю поклонился». И пусть пронесется гул. Пусть в этих миллионах народов, до самой Индии, даже и в Индии, пожалуй, растет убеждение в непобедимости белого царя и в несокрушимости меча его. А ведь после неудачи генерала Ломакина непременно. должно быть, пронеслось по всей Азии сомнении в несокрушимости меча нашего— и русский престиж наверно был поколеблен. Вот почему мы и не можем остановиться на этой дороге У этих народов могут быть сбои ханы и эмиры, уме и в воображении их может стоять грозой Англия, силе которой они удивляются, — но имя белого царя должно стоять превыше ханов и эмиров, превыше индейкой императрицы, превыше даже самого калифова имени. Пусть калиф, по белый царь есть царь и калифу. Вот какое убеждение надо чтоб утвердилось! И оно утверждается и нарастает ежегодно, и оно нам необходимо, ибо оно их приучает к грядущему.

Надо прогнать лакейскую боязнь, что нас назовут в Европе азиатскими варварами и скажут про нас, что мы азиаты еще более чем европейцы. Этот стыд, что нас Европа сочтет азиатами, преследует нас уж чуть не два века. Но особенно этот стыд усилился в нас в нынешнем девятнадцатом веке и дошел почти до чего-то панического, дошел до «металла и жупела» московских купчих. Этот ошибочный стыд наш, этот ошибочный наш взгляд на себя единственно как только на европейцев, а не на азиатов (каковыми мы никогда не переставали пребывать),-- этот стыд и этот ошибочный взгляд дорого, очень дорого стоили нам в эти два века, и мы поплатились за него и утратою духовной самостоятельности нашей, и неудачной европейской политикой нашей, и, наконец, деньгами, деньгами, которых бог знает сколько ушло у нас на то, чтобы доказать Европе, что мы только европейцы, а не азиаты.

В двенадцатом году, выгнав от себя Наполеона, мы не помирились с ним, как советовали и желали тогда некоторые немногие прозорливые русские люди, а двинулись всей стеной осчастливить Европу, освободив се от похитителя. Конечно, вышла картина яркая: с одной стороны шел деспот и похититель, с другой — миротворец и воскреситель. Но политическое счастье наше состояло тогда вовсе не в картине, а в том, что этот похититель был именно тогда в таком положении, в первый раз во всю свою карьеру, что помирился бы с нами крепко-накрепко и искренно, и надолго, может быть, навсегда. За условие, что мы не будем ему мешать в Европе, он отдал бы нам Восток, и теперешний Восточный вопрос наш — гроза и беда нашего текущего и нашего будущего — был бы уже теперь давно разрешен.

Наполеон, может быть, и пал бы потом, или после его смерти династия его, а Восток остался бы все-таки за нами. (У нас тогда было бы море, и мы могли бы даже и на море Англию встретить.) Но мы всё отдали за картинку. И что же: все эти освобожденные нами народы тотчас же, еще и не добив Наполеона, стали смотреть на нас с самым ярким недоброжелательством и с злейшими подозрениями. На конгрессах они тотчас против нас соединились вместе сплошной стеной и захватили себе всё, а нам не только не оставили ничего, но еще с нас же взяли обязательства, правда, добровольные, но весьма нам убыточные, как и оказалось впоследствии. Затем, несмотря на полученный урок, — что делали мы во все остальные годы столетия и даже доныне? Не мы ли способствовали укреплению германских держав, не мы ли создали им силу до того, что они, может быть, теперь и сильнее нас стали? Да, сказать, что это мы способствовали их росту и силе, вовсе не преувеличенно выйдет. Не мы ли, по их зову, ходили укрощать их междоусобие, не мы ли оберегали их тыл, когда им могла угрожать беда? И вот — не они ли, напротив, выходили к нам в тыл, когда нам угрожала беда, или грозили выйти нам в тыл, когда нам грозила другая беда? Кончилось тем, что теперь всякий-то в Европе, всякий там образ и язык держит у себя за пазухой давно уже припасенный на нас камень и ждет только первого столкновения. Вот что мы выиграли в Европе, столь ей служа? Одну ее ненависть! Мы сыграли там роль Репетилова, который, гоняясь за фортуной,


Приданого взял шиш, по службе ничего.

VI. Вопросы и ответы

...

Но всё же мы вправе о перевоспитании нашем и об исходе нашем из Египта позаботиться. Ибо мы сами из Европы сделали для себя как бы какой-то духовный Египет.

А потому и опять-таки: да здравствует победа у Геок-Тепе! Да здравствует Скобелев и его солдатики, и вечная память «выбывшим из списков» богатырям! Мы в наши списки их занесем.

...
Примечания

В 1877 г. группа революционеров-народников во главе с Я. В. Стефановичем попыталась организовать крестьянское восстание в Чигиринском уезде Киевской губернии, действуя от имени царя. Важная роль в этом предприятии отводилась подложной «Высочайшей тайной грамоте», составленной революционерами, где провозглашалось право крестьян на землю и содержался призыв к восстанию против дворян и чиновников. «''Высочайшая тайная грамота'' была отпечатана на большом листе бристольной бумаги с золотыми краями (что дало ей в народе название «Золотой грамоты»)...» (см.: Крестьянское движение в России в 1870—1880 гг. Сборник документов. М., 1968, стр. 430). В организованную народниками «Тайную дружину» вошло около 2 тысяч крестьян; тайное общество просуществовало несколько месяцев и в июле 1877 г. было раскрыто полицией.

LinkLeave a comment

Вернадский Владимир Иванович (1863—1945) Пережитое и передуманное [Jan. 30th, 2019|03:57 pm]
papalagi
[Tags|]

Из дневника 1941 г.

1 февраля 1941 г.

Москва

...

Кончил (перечитывать) мою переписку с Наташей (Н. Е.Вернадской) 1886 года. Удивительно, что мое нервное состояние то же, что и сейчас. Но тогда я воспринимал это более реально, как объективное явление, теперь как объективное выявление моего физического состояния в связи с моими глазами без очков: при засыпании, реже при просыпании — в полусвете. Последний раз (было 4 (раза)) — яркие галлюцинации в самом конце декабря) или начале янв(аря) — из стены у постели вышли и через меня перешли человеческие фигуры, но не детского роста, одетые в древнюю (как на картинах) темную одежду.

2 февраля 1941

Москва

...

Вчера утром заседание о масс — спектрографе. Невероятные условия работы всех фабрик и заводов. Всюду лодыри и хорошая работа как исключение. Но всюду есть люди, которые помогают.

Выяснилось, что закон о метеоритах Совнаркомом снят. С 1930–х годов не можем добиться признания метеоритов государственной собственностью в «социалистическом государстве» — и не можем. В елабужской средней школе хранится метеорит, который не можем получить и через наркомов (сменяющихся).

11 мая 1941

Москва

Любопытной чертой нашего времени являются некоторые неожиданные и непонятные черты организованного невежества — патологическое явление, однако очень глубоко влияющее на жизнь.

17 мая 1941, утро

Москва

...

Странным образом я подхожу к идее, что атомы — изотопы — иные в живом и косном. Это во — первых, а во — вторых ясно, что 1) все живое от мельчайшей бактерии и амебы и до человека — единое; 2) что материально это отличается от всех косных природных тел мироздания — поскольку мы его знаем…

Я думаю, что различие кроется глубже, чем в физико — химических свойствах (которые одинаковы), но в состояниях пространства — времени; 3) мы не знаем еще многого основного: есть не известные нам свойства человека, которые затронуты, по — видимому, индийскими мыслителями, и мы не знаем, какие процессы были или есть в природе — на Земле, в частности, — которые отвечают созданию пространств — времен, отвечающие живому организму; 4) возможно, что жизнь — живой организм, в отличие от всего в природе существующего, — отличается атомами; 5) эти явления космические. В космосе солнечные системы занимают особое положение в Галаксии — около центра.

13 июня 1941 Санаторий «Узкое»

...

Вчера у меня ясно сложились представления о свободе мысли как основной геологической силе — под влиянием чтения Неедлого: «Ленин». Развить в ноосфере.

29 июля 1941

Боровое

Ноосфера, в которой мы живем, — является основным регулятором моего понимания окружающего.

5 августа 1941

Боровое

...

Сейчас исторически ясно, что, несмотря на многие грехи и ненужные — их разлагающие — жестокости, в среднем они (большевики) вывели Россию на новый путь.

26 августа 1941

Боровое.

...

Сегодня я ярко чувствую «мировой» стихийный процесс — зарождение в буре и грозе ноосферы.

13 декабря 1941

Боровое

Варварство немцев — я думаю — не может пройти без той или иной формы суда.

LinkLeave a comment

Институт Дальнего Востока РАН Духовная культура Китая : Энциклопедия : в 6 т. т. I [Jan. 30th, 2019|06:12 pm]
papalagi
[Tags|]

Философия

Сань шэн (санскр. трияна) — «три колесницы».

«Вторая (средняя) колесница» — «колесница пратьекабудд» (юань цзюэ фо, пи чжи фо — «самостоятельно ставшие буддами»), т.е. аскетов, достигающих высшей цели буддизма — просветленного состояния (санскр. бодхи, кит. пути) и нирваны (см. Непань) самостоятельно, без участия наставника, и отказывающихся от проповеди учения. Как и шраваки, они считались последователями хинаяны. Выделялось два типа пратьекабудд: первые обретали просветление в присутствии будды, хотя и не становились его учениками, а вторые — исключительно в результате самостоятельных размышлений над бренностью и непостоянством сущего.

Син [1] — «[индивидуальная] природа» («качество», «характер», «натуральность», «пол»).

Согласно Сюнь-цзы (IV—III вв. до н.э.), «человеч. природа — зла; то, что она добра, — искусственное приобретение»; «чувства» вторичны по отношению к природе: «природа — то, что я не способен сотворить, но могу изменить... чувственность — то, чем я не обладаю [изначально], но могу сотворить».

Лю Сян (I в. до н.э.) выделил проблему соотношения «природы» и «чувственности», определив первую как «внутр.» свойства, вторую — как «внеш.» способность «соприкасаться с вещами», т.е. контактировать с объективной действительностью.

Законченную форму этот тезис приобрел в учении Чжан Бо-дуаня (IX в.) об «одновременном совершенствовании природы и [жизненного] предопределения» (син мин шуан сю). Син [7] и мин [1] рассматривались даосами в качестве «пневмы» (ци [7]), причем «природа» соотносилась с «изначальным духом», т.е. разумным и психич. началом, а «[жизненное] предопределение» мыслилось как соматич. процессы, непосредственно не связанные с мышлением и психикой. В ряде течений даосизма син [ 7] предполагалось не «совершенствовать», а «преодолевать».

Синь [1] — «сердце», «сердце/разум», «сердце/сознание» (также психика, сердцевина, субъективное, дух, сознание).

...

Графич. элемент «сердце» как ключевой знак иероглифа обычно свидетельствует о его отношении к психогносеологич. и эмоциональной сфере (ср. тезис Чжу Си: «Иероглиф синь [1] — это только мать знаков. Поэтому иероглифы „природа" (син [1]) и „чувственность" (цин [2]) производны от синь [1]»).

Согласно «Гуань-цзы» (IV—III вв. до н.э.), «сердце» — это «дворец духа»; лишь при условии «очищения сердца» и освобождения от страстей дух возвращается в свое обиталище (сынь шу шан). Синь [1] — своего рода окно в духовное пространство мироздания.

Особую роль категория синь [1] сыграла в неоконфуцианстве, одно из направлений к-рого — школа Лу Цзю-юаня — Ван Ян-мина (луван-сюэпай) получила назв. синь-сюэ («учение о сердце»). Его основоположник Лу Цзю-юань (XII в.) начал разрабатывать тезис о тождестве «сердца» и структурообразующего универсального «принципа» (ли [1]). Этот тезис был развит в учении Ван Ян-мина (кон. XV — нач. XVI в.) как положение о «совпадающем единстве сердца и принципа». Благодаря этому единству человеч. «сердце» качественно и даже количественно «единотелесно» миру: оно составляет одно целое с Небом и Землей (см. Сань цай) и «тождественно телом с [другими] вещами». «Великие люди» сознают это, «ничтожные» — разделяют мир на «ты и я». Для правильного восприятия мира и должного поведения в нем необходимо сохранять в себе «детское сердце». Ли Чжи (XVI — нач. XVII в.) продолжил мысль Ван Ян-мина, отождествив «сердце ребенка» (тун синь) с «истинным сердцем» (чжэнь синь), к-рому присуще врожденное естеств. знание, здравый смысл и стремление к добру; более того, из «детского сердца» исходит «высшая культура» (вэнь) («Фэнь шу», гл. «Тун синь шо»).

...

LinkLeave a comment

Sir Winston Leonard Spencer-Churchill (30 ноя 1874 - 24 янв 1965) Thoughts and Adventures, 1932 [Jan. 30th, 2019|08:04 pm]
papalagi
[Tags|]


Moses


Moses fled into the Sinai Peninsula. These are the most 
awful deserts where human life in any form can be supported. 

There are others, like the vast expanses of the Sahara or the 
Polar ice, where human beings cannot exist at all. Still, always 
a very few people have been able to keep body and soul 
together amid the rigours of the Sinai Peninsula. There are 
nowadays a few hundred Bedouin inhabitants. But when an 
aeroplane makes a forced landing in the Sinai Peninsula the 
pilot nearly always perishes of thirst and starvation. In these 
dour recesses the fugitive Moses found a local chief and 
priest named Jethro. With him he took up his abode; he ren- 
dered him good service, married his daughter, Zipporah, and 
dwelt in extreme privation for many years. Every prophet has 
to come from civilization, but every prophet has to go into 
the wilderness. He must have a strong impression of a complex 
society and all that it has to give, and then he must serve 
periods of isolation and meditation. This is the process by 
which psychic dynamite is made.


They marched accordingly to the northern inlet of the Red 
Sea. There is much dispute as to their numbers. The Bible 
story says they were 600,000 men, with women and children in 
addition. We may without impiety doubt the statistics. A 
clerical error may so easily have arisen. Even to-day a nought 
or two is sometimes misplaced. But more than two thousand 
years had yet to pass before the ‘nought’ and all its con- 
veniences was to be at the disposal of mankind. The earlier 
forms of notation were more liable to error than our own. 
Unless the climate was very different from the present it is 
difficult to see how even 6,000 persons could have lived in the 
Sinai Peninsula without supernatural aid on a considerable 
and well-organized scale.

LinkLeave a comment

Иван Петрович Павлов (14 (26) сентября 1849 — 27 февраля 1936) ПСС Т. 3, кн. 1. — 1951 [Jan. 30th, 2019|10:57 pm]
papalagi
[Tags|]

Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности животных (1903—1922 гг.)

IX. Дальнейшие шаги объективного анализа сложно-нервных явлений в сопоставлении с субъективным пониманием тех же явлений
(На основании опытов д-ра П. Н. Николаева)

Сопоставление результатов, полученных объективным анализом сложно-нервных явлений, с результатами субъективных исследований наталкивается на чрезвычайные затруднения. Затруднения эти — главным образом двух родов. Наши рассуждения, относящиеся к фактам, полученным строго объективным путем, носят особый характер, наши факты мыслятся в форме пространства и времени; у нас это совершенно естественно-научные факты. Психологические же факты мыслятся только в форме времени, и понятно, что такая разница в мышлении не может не создать известной несоизмеримости этих двух видов мышления. Это одно обстоятельство. Другое обстоятельство заключается в том, что нельзя сравнивать сложность явления, которое мы имеем, с теми, которые имеются в руках психологов. Ясно, что деятельность нервной системы человека чрезвычайно превосходит своей сложностью деятельность нервной системы собаки. Ввиду этих обстоятельств психолог затрудняется сказать, чему наш анализ отвечает в экспериментальной психологии и вообще в психологическом исследовании.

Я получил от психологов заявление, что, кажется, такого анализа у них еще нет, и я думаю, что, ввиду указанных затруднений, наш анализ еще долгое время пойдет особым путем от анализа психологов. Что касается до этого результата, то он для нас, физиологов, нисколько не огорчителен. Он нас ни в какое затруднительное положение не ставит, потому что мы — проще, чем психологи, мы строим фундамент нервной деятельности, а они строят высшую надстройку, и так как простое, элементарное понятно без сложного, тогда как сложное без элементарного уяснить невозможно, то, следовательно, наше положение лучше, ибо наше исследование, наш успех нисколько не зависит от их исследований. Мне кажется, что для психологов, наоборот, наши исследования должны иметь очень большое значение, так как они должны впоследствии составить основной фундамент психологического знания.

Если принять все это во внимание, то тогда можно понять, как различны шансы объективного исследования и шансы исследования психологического. Наши исследования ведутся в очень ограниченном числе лабораторий, и можно сказать, что они только что начинаются, а между тем мы уже имеем серьезный опытный анализ, так далеко проникающий и имеющий такой точный на всех своих ступенях характер. Относительно же законов психологических явлений приходится сказать, что затрудняешься, где их искать. А сколько тысячелетий человечество разрабатывает факты психологические, факты душевной жизни человека! Ведь этим занимаются не только специалисты-психологи, но и все искусство, вся литература, изображающая механизм душевной жизни людей. Миллионы страниц заняты изображением внутреннего мира человека, а результатов этого труда — законов душевной жизни человека — мы до сих пор не имеем. И поныне вполне справедлива пословица: «чужая душа — потемки». Наши же объективные исследования сложно-нервных явлений у высших животных дают основательную надежду, что основные законы, лежащие под этой страшной сложностью, в виде которой нам представляется внутренний мир человека, будут найдены физиологами и не в отдаленном будущем. Вот все, что мы сегодня хотели сообщить.

...

XI. Естествознание и мозг

...
Можно с правом сказать, что неудержимый со времен Галилея ход естествознания впервые заметно приостанавливается
перед высшим отделом мозга, или, общее говоря, перед органом сложнейших отношений животных к внешнему миру. И казалось, что это — недаром, что здесь — действительно критический момент естествознания, так как мозг, который в высшей его формации — человеческого мозга — создавал и создает естествознание, сам становится объектом этого естествознания.

...

LinkLeave a comment

navigation
[ viewing | January 30th, 2019 ]
[ go | Previous Day|Next Day ]