January 19th, 2019

Шахматист

Институт Дальнего Востока РАН Духовная культура Китая : Энциклопедия : в 6 т. т. I

Философия

...

Миньбэнь — «народоосновие».

...

Понимание народа как «корня-основы» (бэнь) восходит к тексту «Шу цзина» (гл. «У цзы чжи гэ»): «Народ есть корень-основа roc-ва, если корень крепок, то гос-во в спокойствии» (минь вэй бан бэнь, бэнь гу бан нин). Этот тезис не содержал идеи непосредств. влияния народа на политику, посредующим звеном выступало высшее начало — Небо (тянь [1]), «слушающее ушами народа и видящее глазами народа»: если правление не будет гуманным и справедливым, Небо лишит государя его сакрального «небесного мандата» (тянь мин; см. Мин [1]) на царствование.

...

Миньшэн чжэсюэ

...

Исходный постулат этой категории гласит, что «жажда жизни», или «стремление к существованию» (шэнцунь ды юйван) человеч. рода является движущей силой обществ, развития. Поскольку жизнь — это «изнач. цель человечества и одновременно — его конечная цель», постольку жизнь есть «средоточие истории».

...

Mo Ди, Мо-цзы. 490—468 до н.э., гос-во Лу (или гос-во Сун), — 403—376 до н.э.

...

Мо Ди предложил учение о «трех критериях» (сань бяо) истинности знания: 1) основание — «дела совершенномудрых правителей древности»; 2) источник — «факты, к-рые слышали или видели массы людей»; 3) применимость — возможность применения «в управлении страной, исходя из интересов народа Поднебесной». Мудрость древних для Мо Ди, в отличие от Конфуция, не эталон, а исходная опора: хорошему в древности следует подражать, но, чтобы хорошего было больше, его следует также создавать заново и по-новому.

...

Мо-цзя

...

Часть моистов сделали своей задачей практич. осуществление принципов Мо Ди, выступая против междоусобных войн и грабежа народа. Они, видимо, и известны как первые «странствующие рыцари» (ю ся), выступавшие против произвола властей (по Хань Фэю, «опираясь на силу, нарушали закон»).

...

Шахматист

Sir Winston Leonard Spencer-Churchill (30 ноя 1874 - 24 янв 1965) Thoughts and Adventures, 1932

FIFTY YEARS HENCE

...

The changes have been so sudden and so gigantic that no period in history can be compared with the last century. The past no longer enables us even dimly to measure the future.

The most wonderful of all modem prophecies is found in Tennyson’s ‘Locksley Hall’ :

For I dipt into the future, far as human eye could see,

Saw the Vision of the world, and all the wonder that would be;

Saw the heavens fill with commerce, argosies of magic sails.

Pilots ol the purple twilight, dropping down with costly bales;

Heard the heavens fill with shouting, and there rain’d a ghastly dew

From the nation’s airy navies grappling in the central blue;

Far along the world-wide whisper of the south-wind rushing warm.

With the standards of the peoples plunging thro* the thunder-storm;

Till the war-drum throbb’d no longer, and the battle-flags were furl’d

In the Parliament of man, the Federation of the world.

Slowly comes a hungry people, as a lion creeping nigher.

Glares at one that nods and winks behind a slowly-dying fire.’

These six couplets of prediction, written eighty years ago, have already been fulfilled. The conquest of the air for commerce and war, the League of Nations, the Communist movement — all divined in their true sequence by the great Victorian — all now already in the history-books and stirring the world around us to-day! We may search the Scriptures in vain for such precise and swiftly-vindicated forecasts of the future.

...

The slide-lathe enabled machines of precision to be made, and the power of steam rushed out upon the world. And through the steam-clouds flashed the dazzling lightning of electricity. But this is only a beginning. High authorities tell us that new sources of power, vastly more important than any we yet know, will surely be discovered. Nuclear energy is incomparably greater than the molecular energy which we use to-day. The coal a man can get in a day can easily do five hundred times as much work as the man himself. Nuclear energy is at least one million times more powerful still. If the hydrogen atoms in a pound of water could be prevailed upon to combine together and form helium, they would suffice to drive a thousand horse-power engine for a whole year. If the electrons — those tiny planets of the atomic systems — were induced to combine with the nuclei in the hydrogen the horse-power liberated would be 120 times greater still. There is no question among scientists that this gigantic source of energy exists. What is lacking is the match to set the bonfire alight, or it may be the detonator to cause the dynamite to explode. The Scientists are looking for this.

...

We have the spectacle of the powers and weapons of man far outstripping the march of his intelligence; we have the march of his intelligence proceeding far more rapidly than the development of his nobility. We may well find ourselves in the presence of ‘the strength of civilization without its mercy.’

It is therefore above all things important that the moral philosophy and spiritual conceptions of men and nations should hold their own amid these formidable scientific evolutions. It would be much better to call a halt in material progress and discovery rather than to be mastered by our own apparatus and the forces which it directs. There are secrets too mysterious for man in his present state to know; secrets which once penetrated may be fatal to human happiness and glory. But the busy hands of the scientists are already fumbling with the keys of all the chambers hitherto forbidden to mankind. Without an equal growth of Mercy, Pity, Peace and Love, Science herself may destroy all that makes human life majestic and tolerable.

...

After all, this material progress, in itself so splendid, does not meet any of the real needs of the human race.

...

Projects undreamed of by past generations will absorb our immediate descendants; forces terrific and devastating will be in their hands; comforts, activities, amenities, pleasures will crowd upon them, but their hearts will ache, their lives will be barren, if they have not a vision above material things.

...

Шахматист

Иван Петрович Павлов (14 (26) сентября 1849 — 27 февраля 1936) ПСС Т. 3, кн. 1. — 1951

Двадцатилетний опыт объктивного изучения высшей нервной деятельности животных (1903—1922 гг.)

IV. Естественно-научное изучение так называемой душевной деятельности высших животных

Лекция "О новых успехах науки в связи с медициной и хирургией" в честь Т. Гексли, читанная в Charing Cross Medical School в Лондоне 1 октября (н. ст.) 1906 г.

...

Остается еще один пункт: в каком соотношении находятся уже многочисленные, приведенные выше факты с фактами психологическими, что чему соответствует и когда и кому этими соотношениями заниматься? Как ни интересно это соотношение может быть и сейчас, однако надо признать, что физиология пока не имеет серьезного повода к этой работе. Ее ближайшая задача - собирать, систематизировать и анализировать представляющийся бесконечный объективный материал. Но ясно, что это будущее физиологическое состояние и составит в значительной степени истинное решение тех мучительных задач, которые испокон века занимают и терзают человеческое существо. Неисчислимые выгоды и чрезвычайное могущество над собой получит человек, когда естествоиспытатель другого человека подвергнет такому же внешнему анализу, как должен он это делать со всяким объектом природы, когда человеческий ум посмотрит на себя не изнутри, а снаружи.

Неисчислимые выгоды и чрезвычайное могущество... подвергнет... как должен он это делать со всяким объектом природы...

...

Я тем более смело высказываю мою уверенность в окончательном торжестве нового пути исследования, что в Томасе Гексли мы все имеем образец редко мужественного борца за права естественно-научной мысли.

...

VII. Некоторые наиболее общие пункты механики высших отделов центральной нервной системы, выясняющиеся из изучения условных рефлексов.

Доклад в Обществе русских врачей с СПб. 1908 г.

...

Единственный, повидимому, противоречащий формулировке этого пункта факт, именно, что доселе из преломляемости световых лучей не сделан условный рефлекс на слунные железы, должен быть понимаем, и с основанием, иначе. Наш факт, раз он костатирован точно, обозначает только то, что ходячее мнение о собаке, что она реагирует на преломляемость световых лучей, т. е., субъективно говоря, различает цвета, есть предрассудок, существовавший благодаря поверхностной аналогии с человеком, основательно не проверенный опытами.

...

Внутреннюю механику факта можно представить так. Раздражение, приходящее в кору полушария и не направляемое сейчас же к определенному работающему нервному пункту, начинает распоространяться, рассеиваться по мозговой поверхности. И раз сильно раздраженный пункт появится позже, то к нему раздражение из коры направится не только из первоначальной точки, но и из всех тех, кудо оно успело постепенно распространиться. Правило рассеивания раздражения в мозговой коре.

Шахматист

Лосев Алексей Федорович (10 (22) сентября 1893 — 24 мая 1988) История античной эстетики т. 7.

Афинский неоплатонизм

Прокл

Символическое толкование мифологии

Прокл

...

Таким образом, сочетание Зевса и Геры с философской точки зрения представляет собой для Прокла не что иное, как самое обычное противопоставление активно производящей монады и пассивно порождающей диады, предела и беспредельного, мужского и женского, умопостигаемого и чувственного, сверхкосмического и космического, изначального и эманационного и, в конце концов, идеального и материального. Но вся эта антитеза, по Проклу, свершается, если иметь в виду Зевса и Геру, пока еще в мире умопостигаемом, который, следовательно, уже содержит в себе все прообразы возможных типов материального становления. Самую гору Иду Прокл понимает как «место идей» (136, 19).

ну да ну да... иде я?

...

Ареса, по Проклу, нельзя понимать слишком элементарно и плоско, именно как просто бога самой обыкновенной человеческой войны. Дело здесь не в войне, которая для деятельности Ареса является только случайной и необязательной областью. Apec вместе с Гефестом одинаково являются принципами устроения всего космоса. Но только Apec «разделяет противоположности во Всем, пробуждая их всегда и спасая непоколебимо, чтобы космос был совершенным, будучи наполненным всеми эйдосами» (In R. Р. I 141, 4-8).

...

Само же соитие Афродиты и Ареса опять-таки нужно считать вполне естественным, поскольку вся подлунная тоже стремится ко всеобщей космической любви и поскольку в противоборствующих материальных элементах тоже имеется внутренняя потребность прекратить эту борьбу. Без Ареса не было бы полноты в жизни всего подлунного мира. Но без вступления Ареса в связь с Афродитой противоборство материальных элементов так и оставалось бы непреодоленным. И то, что сожительство Ареса и Афродиты считается незаконным и законный муж Афродиты, Гефест, протестует против этого, — этим здесь тоже символизируется мысль о невозможности свести небесное к земному и земное к небесному.

ну да ну да... и боги смеялись над ними...

...

Шахматист

Великая Отечественная война 1941–1945 годов: в 12 т. Т. 12.

Итоги и уроки войны
Итоги Великой Отечественной войны
Во имя будущего
...
Ценность и значимость победы состоят не только в сохранении Советского Союза, его достижений, но и в создании необходимых условий для нового этапа, нового периода функционирования и развития гуманистической тенденции, воплощения принципов справедливости и народовластия в человеческой цивилизации. Победа Советского Союза, советского народа, Красной армии над нацистской Германией закрепила заложенную при создании СССР тенденцию новой общественной жизни на принципах гуманизма, справедливости и народовластия, придала ей новое содержание и огромную историческую мощь. СССР стал великой мировой державой; образовался мировой социалистический лагерь; перестала существовать колониальная система; стал существенно меняться и капитализм под воздействием гуманистической тенденции. Более того, Великая Победа ускорила формирование ноосферы, о которой писал великий русский, советский ученый В. И. Вернадский: она стала не только геологической силой, но и космологической во взаимодействии с социальной силой

формирование ноосферы... Вернадский...
...
Война серьезно деформировала возрастную, половую и семейно-брачную структуры народонаселения континента. Существенно снизились качество, а во многих странах и уровень общеобразовательной и профессиональной подготовки.
...
Тяжелая демографическая ситуация сложилась в Польше и Югославии, которые потеряли значительную часть своего населения: Польша — 6 млн, Югославия — 1,7 млн человек.
...
Многие сотни тысяч военнопленных и миллионы мирных граждан были целенаправленно уничтожены на оккупированных немецко-фашистскими и японскими захватчиками территориях. С особым ожесточением гитлеровцы применяли тщательно разработанную ими политику физического уничтожения людей. Фашисты осуществляли массовый угон гражданского населения в Германию, где оно попадало либо на каторжные работы, либо в концентрационные лагеря. Так, из 18 млн граждан Европы, оказавшихся в гитлеровских концентрационных лагерях, были уничтожены свыше 11 млн человек.
...
Ущерб от прямого уничтожения и разрушения материальных ценностей на территории СССР составил почти 41% потерь всех стран, участвовавших в войне. СССР потерял за годы войны около 30% национального богатства. В Польше фашисты уничтожили почти 40% национального богатства. В Югославии было разрушено около 40% промышленных предприятий, разорено почти 300 тыс. крестьянских хозяйств. Материальные потери Франции были тоже значительными и составили 21,5 млрд долларов. Материальных потерь почти избежали США: они составили лишь 1 млрд 267 млн долларов, или 0,4% от общей стоимости потерь материальныx ценностей всех стран за время войны.
...
Духовно-нравственные основы победы
Война и общество
...
Систему военной безопасности любого государства образуют: общество (субстанциональный уровень), которое является основой безопасности; органы власти (концептуальный уровень, уровень стратегического руководства, определяющий оборонную и военную политику страны); вооруженные силы (инструментальный уровень). Во время Великой Отечественной войны особенно ярко проявилось их единство и эффективное взаимодействие. Иначе советская социальная система просто не смогла бы выстоять.
...
Шахматист

Достоевский Федор Михайлович (11 ноября 1821 — 9 февраля 1881) ПСС Т. ХХVI

Дневник писателя за 1877 год
Ноябрь
Глава вторая
I. Лакейство или деликатность?
...
Вот как говорит, например, англичанин Гладстон о теперешней русской войне с Турцией: «Что бы ни говорили о некоторых других главах русской истории, освобождением многих миллионов порабощенных народов от жестокого и унизительного ига Россия окажет человечеству одну из самых блестящих услуг, какие только помнит история, услугу, которая никогда не изгладится из благодарной памяти народов».
Как вы думаете, откровенно спрашивая, мог ли бы произнесть такие слова русский европеец? Да никогда в жизни! Он проглотил бы язык свой прежде, чем это произнести; он от деликатности не то что перед Европой, а перед самим собой покраснеет, если только услышит это или прочтет по-русски и у русского. Помилуйте, да как мы смеем. . . в калашный ряд! . . И «для всего человечества» — это мы-то, русские! Да мы еще рылом не вышли для этого, у нас еще рожа крива, чтоб «освобождать человечество». И при этом всё нелиберальные такие мысли: «Россия освобождает народы» — какая нелиберальная мысль!
Вот искреннее мнение русского европейца чистого типа, и он отрубит себе сначала пальцы, чем напишет то же, что и Гладстон. «Гладстону-де можно, пожалуй, так сочинять; он или не понимает ничего в России, или себе на уме сочиняет, для дальнейших целей» — вот что думает европеец. А иные из них, подобрее и погорячее, тут же, пожалуй, прибавят про себя не без гордости: «А ведь мы, русские европейцы, пожалуй что и либеральнее европейских-то европейцев, дальше пошли: кто у нас из трезвых умов заикнется теперь об каком-то "освобождении народов"? Вот ретроградство-то! И Гладстон такие вещи говорит не стыдясь!»
Как это всё назвать, господа? Лакейством или деликатностью перед Европой?
...
III. Одно совсем особое словцо о славянах, которое мне давно хотелось сказать
...
Но, однако, возможно и теперь — наверно знать две вещи: 1) что скоро или опять не скоро, а все славянские племена Балканского полуострова непременно в конце концов освободятся от ига турок и заживут новою, свободною и, может быть, независимою жизнью, и 2) . . . Вот это-то второе, что наверно, вернейшим образом случится и сбудется, мне и хотелось давно высказать.
Именно, это второе состоит в том, что, по внутреннему убеждению моему, самому полному и непреодолимому, — не будет у России, и никогда еще не было, таких ненавистников, завистников, клеветников и даже явных врагов, как все эти славянские племена, чуть только их Россия освободит, а Европа согласится признать их освобожденными! И пусть не возражают мне, не оспаривают, не кричат на меня, что я преувеличиваю и что я ненавистник славян! Я, напротив, очень люблю славян, но я и защищаться не буду, потому что знаю, что всё точно так именно сбудется, как я говорю, и не по низкому, неблагодарному, будто бы, характеру славян, совсем нет, — у них характер в этом смысле как у всех, — а именно потому, что такие вещи па свете иначе и происходить не могут. Распространяться не буду, но знаю, что нам отнюдь не надо требовать с славян благодарности, к этому нам надо приготовиться вперед. Начнут же они, по освобождении, свою новую жизнь, повторяю, именно с того, что выпросят себе у Европы, у Англии и Германии, например, ручательство и покровительство их свободе, и хоть в концерте европейских держав будет и Россия, но они именно в защиту от России это и сделают. Начнут они непременно с того, что внутри себя, если не прямо вслух, объявят себе и убедят себя в том. что России они не обязаны ни малейшею благодарностью, напротив, что от властолюбия России они едва спаслись при заключении мира вмешательством европейского концерта, а не вмешайся Европа, так Россия, отняв их у турок, проглотила бы их тотчас же, «имея в виду расширение границ и основание великой Всеславянской империи на порабощении славян жадному, хитрому и варварскому великорусскому племени».
...
Особенно приятно будет для освобожденных славян высказывать и трубить на весь свет, что они племена образованные, способные к самой высшей европейской культуре, тогда как Россия — страна варварская, мрачный северный колосс, даже не чистой славянской крови, гонитель и ненавистник европейской цивилизации. У них, конечно, явятся, с самого начала, конституционное управление, парламенты, ответственные министры, ораторы, речи. Их будет это чрезвычайно утешать и восхищать. Они будут в упоении, читая о себе в парижских и в лондонских газетах телеграммы, извещающие весь мир, что после долгой парламентской бури пало наконец министерство в Болгарии и составилось новое из либерального большинства и что какой-нибудь ихний Иван Чифтлик согласился наконец принять портфель президента совета министров.
...
Опять-таки скажут: для чего это всё, наконец, и зачем брать России на себя такую заботу? Для чего: для того, чтоб жить высшею жизнью, великою жизнью, светить миру великой, бескорыстной и чистой идеей, воплотить и создать в конце концов великий и мощный организм братского союза племен, создать этот организм не политическим насилием, не мечом, а убеждением, примером, любовью, бескорыстием, светом; вознести наконец всех малых сих до себя и до понятия ими материнского ее призвания — вот цель России, вот и выгоды ее, если хотите. Если нации не будут жить высшими, бескорыстными идеями и высшими целями служения человечеству, а только будут служить одним своим «интересам», то погибнут эти нации несомненно, окоченеют, обессилеют и умрут.
...