January 18th, 2019

Шахматист

(no subject)

...
לולי תורתך שעשעי אז אבדתי בעניי׃

לעולם לא־אשכח פקודיך כי בם חייתני׃

לך־אני הושיעני כי פקודיך דרשתי׃
...
מאיבי תחכמני מצותך כי לעולם היא־לי׃
...
מפקודיך אתבונן על־כן שנאתי ׀ כל־ארח שקר׃
...
Шахматист

Лосев Алексей Федорович (10 (22) сентября 1893 — 24 мая 1988) История античной эстетики т. 7.

Афинский неоплатонизм

Прокл

Символическое толкование мифологии

Прокл

...

Прокл приводит слова Ямвлиха (173, 16—24) о том, что земля — это «устойчивое и неподвижное Все (pan)» и в смысле всеобщей субстанции, всеобщей деятельности и в смысле центра небесного круговращения. Небо же — «эманирующая из демиурга демиургическая энергия, универсальная (holen), совершенная, преисполненная собственной потенции и существующая вокруг [относительно] демиурга, будучи пределом для себя самой и для универсального (holön)».

...

Прежде всего, у Прокла дается четкая диалектическая формула для Зевса, который, сливая в себе интеллигибельное и интеллектуальное, является уже главным существом, но пока еще докосмическим, пока еще демиургическим строителем космоса, включая всю основную структуру космоса. Он — докосмический принцип космической эманации всей ноуменальной сферы. Читаем (310, 7—15): «Итак, демиург есть единый в себе, определяющий предел интеллектуальных богов бог, восполняемый интеллигибельными монадами и источниками жизни, эманирующий из себя всю демиургию и выставивший более частных, чем он сам, отцов Всего, сам же неподвижно утвердившийся на вершине Олимпа навеки и царствующий над двумя мирами — сверхмирным и небесным, объемля начало, середину и конец мира».

...

Анализируя с этой точки зрения битву богов у Гомера, Прокл доказывает (In R. Р. I 87, 1—95, 31), что в битве богов участвуют вовсе не сами боги, но их эманации в материальном инобытии. Сами боги, при всех своих различиях, всегда между собою согласны и даже тождественны; они живут в течение всей вечности мирно, покойно и блаженно. Другое дело — их эманации. Ведь божественные эманации вступают в материальный мир, а материя, вопреки разуму, который всегда сам с собой согласен, является фактической необходимостью отделять и отрывать одно разумное от другого разумного. И поэтому то, что в божественном мире гармонично, в материальном мире может оказаться дисгармоничным и даже взаимно враждебным (89, 10—17). Вовсе не боги участвуют в битве богов у Гомера, но их отдаленные материальные подобия. Воюют демоны, которым, конечно, хочется быть ближе к богам, эманацией которых они являются; и именовать самих себя им тоже хочется так, как будто они и есть сами боги (91, 11—92, 2). Кроме того, Зевс, например, как высшее божество, вовсе не участвует в битве богов, поскольку он является демиургической монадой (90, 15—21).

необходимостью отделять .... одно разумное от другого разумного

...

Шахматист

Достоевский Федор Михайлович (11 ноября 1821 — 9 февраля 1881) ПСС Т. ХХVI

Дневник писателя за 1877 год

...

Октябрь

Глава первая

III. То же правило, только в новом виде

...

Но случились особые обстоятельства, тому помешавшие, и победитель Франции до сих пор, до самой нашей турецкой войны, оставался в неведении, что побежденный им француз имел колоссальное средство в своих руках, чтоб остановить напор немцев в 1871, но не прибегнул к этому средству лишь по особым обстоятельствам, сделавшим то, что средство это и не могло тогда войти французу в голову. Немец победил вовсе не французов, а лишь французские тогдашние порядки, сначала наполеоновского режима, а потом республиканского хаоса.
...

V. Мы лишь наткнулись на новый факт, а ошибки не было. Две армии - две противоположности. Настоящее положение дел

...

Итак, и гениальный Наполеон сделал такую простую бы, кажется, ошибку, не догадался о том, что уже должен был давно знать и что так ясно бросалось в глаза его критику. Но критиковать легко, и легко быть великим полководцем, сидя на диване. Замечательно то, что и Наполеон и мы ошиблись на весьма сходном пункте, то есть ошибочно придали чрезмерное значение некоторым национальным особенностям наших войск.

на диване...

...

Глава вторая

II. Русский джентльмен. Джентльмену нельзя не остаться до конца джентльменом.

...

Дело в том, что старые характеры еще не перевелись, и, кажется, еще долго не переведутся, потому что на всё надобен срок и везде природа. Я говорю о характерах нашего интеллигентного общества. Здесь, впрочем, настойчиво и с упором замечу: что и не хорошо было бы, если б мы вдруг как флюгера изменялись, потому что самая противная вещь в наших интеллигентных характерах именно это свойство легковесности и бессодержательности. Она напоминает что-то лакейское, лакея, рядящегося в барское платье. Одно из свойств, например, нашего джентльменничанья, если мы почему-нибудь раз прикоснулись к богатым и знатным, и особенно если к ним проникли, — это представительность, потребность обставить себя широко.

анек из 90-х вспомянулся о копейке и мерине, - Свои!

...

Человек, например, ничтожный, в малом чине, без гроша в кармане, вдруг попадает в высшее общество или хоть почему-либо соприкоснется с ним. И вот у бедняка, ничего не имевшего, кроме способности профильтроваться в высшее общество, вдруг является своя карета, квартира, в которой «возможно» жить, лакеи, костюмы, перчатки. Может быть, он хочет сделать карьеру, выбиться в люди, но чаще всего бывает так, что просто подражать хочет: все, дескать, так живут, как же я-то? Тут какой-то в нем стыд, которого никак нельзя пересилить, одним словом: честь и порядочность понимаются как-то странно, собственного же достоинства не оказывается никакого.

ага ага, не помню откуда: нечто вроде, - у него столько сил уходило на то, чтобы походить на джентльмена, что ни на что другое их уже не было...

...

Вторая и опять-таки почти трагическая черта нашего русского интеллигентного человека — это его податливость, его готовность на соглашение. О, есть множество кулаков, биржевиков, противных, но стойких мерзавцев: есть даже и хорошие стойкие люди, но их мало ужасно, в большинстве же порядочных русских людей царит именно эта скорая, уступчивость, потребность уступить, согласиться. И вовсе это даже не от добродушия, равно как далеко не от трусости, а так, деликатность какая-то или неизвестно уж что тут.

...

Увлекает тоже очень русского человека слово все: «я как и все», — «я с общим мнением согласен», «все идем, ура!» Но есть тут и еще странность: русский человек сам себя обольстить, прельстить, увлечь и уговорить очень любит. И не хочется ему сделать то и то, пойти, например, в душеприказчики к «Занфтлебену, но уговорит себя: «Что ж, дескать, такое, пойду. . .»

...

Примечания

...

Стр. 29. . . .указывают со на их ружья, которые лучше наших, и даже на их артиллерию, которая будто бы лучше нашей. — Под Плевной турки располагали дальнобойными крупповскими пушками большого калибра. Преимущество турецкого ручного огнестрельного оружия, закупленного также за границей, признавалось всеми.

...

Заканчивая же работу над сентябрьским выпуском «Дневника», Достоевский, возможно, успел учесть новые факты из перепечатанного газетой «Новое время» письма официального корреспондента австрийской газеты «Politische Correspondenz». В этом письме сообщалось: «. . .присутствие в Турции далеко не ничтожного количества английских офицеров, находящихся там официально й неофициально на службе, должно быть принято в расчет. . . Цифра первых, два месяца тому назад, по показанию самого военного министра Англии, доходила до 14 тысяч, но цифра вторых едва ли когда-нибудь сделается известной» (НВр, 1877, 3 (15) октября, № 574).

...

Это ружье Достоевский вслед за большинством корреспондентов, солдат и офицеров, называет ружьем Пибоди. Но нередко его называли ружьем Пибоди—Мартини (НВр, 1877, 30 сентября (12 октября), № 571), Генри—Мартини («Современные известия», 1877, 22 августа, № 230, заметка «Исполнение турецкого заказа американскими ружейными заводами») и даже просто Мартини (МВед, 1877, 21 октября, № 261). Помимо прочих достоинств (дальнобойность и сила поражения) у ружья Пибоди был автоматически безотказный откидной затвор, что значительно повышало скорость стрельбы.

...

Шахматист

Великая Отечественная война 1941–1945 годов: в 12 т. Т. 12.

Итоги и уроки войны

Итоги Великой Отечественной войны

Война в человеческом измерении

Человеческое измерение любой войны заключается в определении соотношения человеческого и античеловеческого в целях, средствах и методах ее ведения, в идеологии, политике, технологии боевых действий участвующих сторон, наконец, в общих результатах войны для населения воевавших стран не только как статистической совокупности, но и как социальных общностей, обладающих, подобно отдельному человеку, своей внешней и внутренней жизнедеятельностью. Война представляет собой очень сложный и противоречивый предмет для человеческого измерения. Не случайно известные ученые, художники и политики разных стран давали различные, в том числе противоположные оценки роли войны в истории. Внутренняя жизнь людей не так видна, как внешние проявления войны. Антиподом человечности является античеловечность, или антисоциальность. Человеческая жизнь, ее защита является высшей точкой отсчета проявления человечности, а посягательство на нее, наоборот, — высшим проявлением античеловечности. Война не только лишает людей жизни, но сопровождает ее потоком бедствий и страданий, шлейф которых долго тянется после войны.

...

Еще древние мыслители пришли к выводу, что человек является мерой всех явлений и вещей. Люди рассматривают и оценивают все происходящее вокруг, собственные действия и внутренние состояния через призму интересов своего существования, развития и безопасности. Чем больше предмет или явление влияет или может влиять на повседневную жизнь и судьбу людей, тем большее значение имеет всестороннее и тщательное измерение его критериями их собственного бытия при абстрагировании от внешнего по отношению к человеку мира. Люди увлекаются творением внешнего мира, при этом его ценности порой ставят выше ценности самих людей, а иногда и собственной жизни. Это ведет к отчуждению между людьми, они становятся враждебными в отношениях между собой. Человеческое измерение раскрывает, в какой степени существование человека, других людей вообще является главной, исходной ценностью, а не только средством для создания внешних благ.

...

Измерение войны внешними по отношению к человеку, народу критериями не раскрывает ее исходной антисоциальной сущности. Ее античеловечность может затемняться фактами прибыльности, полезности для технического прогресса и прочим. Война может быть средством обогащения, решения различных реальных и виртуальных проблем одних человеческих групп и общностей за счет уничтожения, принуждения и ограбления других. При этом государства, которые привыкли в войнах получать большие приобретения и нести незначительные людские потери, относятся к войне иначе, чем страны, которые несли в войнах большие людские потери и материальные утраты.

...

Для человеческого измерения войны необходимо определиться с практическим проявлением человечности как социального качества, природа которого коренится в любви к людям. Человечность является показателем развития у человека, группы, народонаселения страны причастности и ответственности за судьбу человеческого рода. Отсутствие человечности — показатель разрыва с ним.

...

Исходя из результатов переписи 1939 г., а также с учетом того, что в канун войны в состав Советского Союза вошли Прибалтика, западные районы Украины, Белоруссии, Бессарабия и Северная Буковина, общая численность народонаселения страны на 22 июня 1941 г. оценивается от 196 до 200 млн человек. Народы Советского Союза представляли собой сложную (более 100 национально-этнических общностей) и хорошо организованную общественно-политическую общность. Она формировалась в течение более 20 лет политического руководства и административного управления страной коммунистической партией, на основе идеологической и организаторской деятельности ее партийных организаций и руководящих органов, подконтрольных им всех государственных структур. Эта деятельность осуществлялась как демократическими, так и административно-силовыми методами, включая такие радикально-репрессивные, как заключения в тюрьмы и лагеря на основе упрощенных судебных процедур. В стране не было организованной и открытой политической оппозиции, хотя число несогласных с коммунистической идеологией и общественной практикой, как показала война, было значительным, но не решающим.

...

Командование вермахта в ходе боевых действий проявляло большое усердие по выполнению указаний фашистского политического руководства по беспощадному обращению с советскими военнопленными и гражданским населением. Об этом свидетельствует, в частности, «Памятка немецкому солдату», представленная на Нюрнбергском процессе в качестве документа обвинения и содержавшая следующие наставления и призывы: «Помни и выполняй: 1) Нет нервов, сердца, жалости — ты сделан из немецкого железа… 2) Уничтожь в себе жалость и сострадание, убивай всякого русского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик… 3) …Мы поставим на колени весь мир… Германец — абсолютный хозяин мира. Ты будешь решать судьбы Англии, России, Америки… уничтожай все живое, сопротивляющееся на твоем пути… Завтра перед тобой на коленях будет стоять весь мир».

...

Всего за 1941–1944 гг. с советской территории в рейх были вывезены почти 5,3 млн человек, из них около половины погибли от каторжного труда, болезней, плохого питания и жестокого обращения.

...