September 26th, 2012

Шахматист

Долги душевные, дела духовные, или оглавление следующего года.

Ну вот и год минул.
Целая жизнь, изумительный промежуток в области жизни и смерти, волшебное развитие прошлого, столь же реального, сколь и непостижимого.
Завоевания несомненны, неизбежное принято, фронт ясен и бесконечен, похоже, есть битвы, где, похоже, уже одно лишь участие - невообразимая честь. Что наводит на серьезный, если не сказать, аскетический лад, но от крайностей попытаемся удержаться.
Аванс неизмерим и явен, долг неоплатен и велик.
Но долой рыдания, об чём тут, дядя?
Правильно, с ними всегда так, по молодости натешуцца награбяцца, назлодействуют, потом всё до святости порываются, всё за душу ратуют.
Рятуйте люди добрые, душа болить!
Ну а как вы прикажете, растереть и забыть? Задушить и замазать?
Помните?

ВОЗРОЖДЕНИЕ

Художник-варвар кистью сонной
Картину гения чернит.
И свой рисунок беззаконный
Над ней бессмысленно чертит.

Но краски чуждые, с летами,
Спадают ветхой чешуей;
Созданье гения пред нами
Выходит с прежней красотой.

Так исчезают заблужденья
С измученной души моей,
И возникают в ней виденья
Первоначальных, чистых дней.

А. Пушкин, если кто впервой. 

Если сердце горит, нужно подойти и осторожно его притоптать. (Легенда о Данко, М. Горького.)
Если есть сердце, значит, должно оно петь, тем более, если оно из земли. Из чего же, из чего же, из чего же оно, мое сердце? Моё персональное, личное, родное, надежное, неторопливое сердце? Из земли, это так несомненно, я рос у себя на глазах, поглощая продукты земли, вод, лесов, огородов и прочих участков земли. 
Так прежде думал я и полагал. И чувствовал соответственно.
И вот, вопрос развивал себя, жил себе дальше, и додумался до того, что спросил себя, а из чего взялись атомы тех растений и тварей, что я поглотил?
Твари растут от растений, это видно по кролику, мы держали не только их, так что в этом сомнений нет, видел, участвовал, подтверждаю.
Отчего же растут растения?
Ой, да сколько той Пензы?
Углерод,  и азот - выходят из воздуха. Воздух выходит из всех живых. Ныняшний воздух - есть выдох миллиардов лет жизни микробов и прочих дышащих и растущих существ.
Где они взяли все эти забавные атомы? Солнце, туманность, планета, жизнь, воздух, мое тело из воздуха, многократной очистки, прожиты мои атомы в умопомрачительных количествах персональных жизней мириадов существ в течении миллирадов непредставимых лет. 
То, что нынче живет моим телом - было частью звездного варева, частью настоящей, реальной, живой звезды, чье ядро так и несется через звездный Стикс. Все тяжкие элементы, без них я никто,  - порождение гигантского взрыва живой и погибшей звезды, они были свидетелями непостижимых скоростей звездных масс в момент удара её о свое железное сердце.
Другими словами, то, что нынче живет моим телом - было прожито и пережито, рождено и разушено множество раз. 
Еще незабавней.
Атомы моего персонального тела, откромленный бурый, под сотку осеннего откорма, но не суть, суть в том, что молекулы, что меня сейчас составляют - не появились на свет ни в одно время, ни в одном месте, ни в одном и том же существе. Есть и старые, ими еще стегозавры дышали, есть и кислород, что выплюнула эко чума синезеленых, есть и вполне свежие от осенних лесов.
Такое вот разнородное существо. Понимаете? Из разных времен, веществ, существ и событий.
Понимаете, кто мы?
Каждый из нас есть сочетание невероятностей, реальность чуда объединения в одном теле и времени непостижимого сонма крупиц целой жизни целой планеты. Каждая эта крупица была рождена где и когда, прожила свою жизнь и не раз и вот, соединились всё они в одном теле.
И живут.
И живут по одной лишь причине, в моем случае это есть несомненная и клиническая и юридическая и космическая достоверность, и живут эти крапинки общей палитры реальности, лишь потому, что их нечто объединяет.
И вот, поиски этой объединяющей силы, источника цельности бесформенного неопределенного в личной жизни неоднородного разного привело к буквально фейреверку экспириенсов, событий, происшествий и осознаний.
О чем -то уже исповедано, нечто оставлено за безнадежностью, верю, ничто не забыто, но долг велик, большое количество текста, что должен быть переосознан, оформлен, описан, стоит в очереди.
Собственно, это и есть этот долг. Долг перед словом, слово позволило мне осознать, должно дать слову осознать себя. А это блин, труд, в смысле, работа, но отлынивать больше не след.
И вот, в ноябре будет обновлено оглавление, а этот текст есть начало его создания.
Но об этом следующий сеанс.

А для оглавления  - в новом оглавлении будет строчка - Из чего же оно, мое персональное сердце? 
Шахматист

Пара слов, пара фраз.

Интересно, вот слова "Советский режим" звучат, а "Капиталистический режим"  не звучит.
Оттого ли, что в капитализме нет места режиму?
И, вместо анонса - будущее оглавление непременно воспримет раздел "Дела режимные".
И еще, про советское.
Моя догадка, что мы живем среди потомков крестьянства подверждается наблюдением - значительная часть вполне обеспеченных горожанок сажает в землю многообразные растения. На вопрос - Скажите, зачем Вы продолжаете сажать картошку? Следует ответ - опросил уже с десяток дам - По привычке!, пара ответов - От нечего делать.
Непобедим народ, женщины которого сажают картошку "по-привычке", не находите?
Вы чего тут пашет?
А нам делать нечего!
Крут русский крестьянин, снимаю шапку.