May 11th, 2012

Шахматист

Некоторые мысли об одежде законов и природе русского человека.

Что есть реальность, как не спектр вероятностей, высвечивающий возможности в палитре хаоса?
Что есть природа, как не плотская одежда законов жизни?
Что есть человек, как не проявление речи в природе?
Что есть русский человек, как не земная оболочка русской речи?
Что есть Русь, как не отпечаток русского на Земле?

Надо быть, как выразил по-моему, М. Жванецкий, начеку, и почутче, в корне почутче.
Не одежду чувствовать надо, не себя, но основу этой одежды, русскую речь, иначе не быть тебе ни русским, ни, тем более, кем-то иным. Пиджак со штанами, как бы ни были изумительно ладно скроены, и замечательно сшиты - не могут ни смысла иметь, ни значения, если на манекене, не так ли?
Костюм, управляющий тем, кто в костюме, не есть ли абсурд? Не отсюда ли истекает та безнадежность, что читается в глубине многих до времени угасающих взоров?
Как может переправиться через речь пустая одежда?
Шахматист

Забытый стих, или что было, что будет, что есть у меня?

Очередная робкая попытка приступить к разбору авгиевых наслоений...
Очень похоже на то, как в детстве, начав разбирать книжки, очухиваешься вдруг от того, что темно, пора включать свет, и читаешь, читаешь, совсем позабыв о начальной причине.
Письма... письма... стихи... замечания и заметки... просто мысли... обрывочки...
Боже мой, неужели всё это записано мною?
Тем, далеким и глупым, еще более глупым, чем тот, что сейчас пытался хоть нечто в этот час упорядочить.
Прилгнул я. Не знаю зачем. Так, для связки мыслЕй, очевидно.
На самом деле в бумажные дебри залез за стихом.
Стиха не нашел, запутался в письмах.
Но и стих появился - неожиданный и вполне себе позабытый.
Пусть будет. Ежели пришла бы мне в голову идея описать то, что он, тогдашний, описать пытался, написал бы иначе. Но пусть его. Пусть будет как есть.

Что было?
Что будет?
Что есть у меня?
Немножечко ночи,
Немножечко дня.

Кем был я?
Кем буду?
Кто есть я теперь?
Немножечко ангел.
Не немножечко - зверь.

Рассыплется тело.
Окончится срок.
И сердце замрет.
Я шагну на порог...

И это не важно,
Что будет со мной,
А важно, однажды,
Вернуться домой...

конец 80х - начало 90х?
Шахматист

Цитата, или изжога от греков

Мой Телемак,
Троянская война
окончена. Кто победил - не помню.
Должно быть, греки: столько мертвецов
вне дома бросить могут только греки...

Иосиф Бродский

Я вот к чему...
Возможно, хватит нам смотреть на греков?
Не слишком ли послушны ученики?
Шахматист

Десять стратегий психологического манипулирования СМИ

Оригинал взят у leila_1503 в Десять стратегий психологического манипулирования СМИ



1. Отвлечение внимания
Базовым элементом социального контроля является стратегия отвлечения. Цель — отвлечь внимание общественности от важных вопросов, решаемых политическими и экономическими элитами, с помощью технологии «наводнения» или «затопления» непрерывными отвлечением и незначительной информацией.
Стратегия отвлечения важна, чтобы не дать гражданам возможности получать важные знания в области науки, экономики, психологии, нейробиологии и кибернетики.

Collapse )

Шахматист

post

Оригинал взят у na_dube_tom в post
Баал Шем Тов не назначил себе преемника. Вместо этого он велел своим хасидам искать учителя на стороне.
— Но как мы его узнаем? — спросили ученики.
— Задавайте всем один и тот же вопрос, — сказал наставник. — «Как освободиться от тщеславия?»
— И тот, кто даст ответ, станет нашим учителем?
— Наоборот, — сказал Бешт. — Всякий, кто утверждает, будто знает ответ на этот вопрос, — лжец.
Тщеславие приходит вместе с ощущением собственного «я». А разве можно освободиться от себя самого?

После того как Баал Шем Тов умер и время скорби по умершему прошло, ученики отправились на поиски его преемника.
Они обращались ко многим великим учителям и праведникам, вопрошая, как изгнать тщеславие из сердца.
Каждый давал им какой-нибудь мудрый совет. В конце концов, они обратились со своим вопросом к ребе Пинхасу из Корца.

Тот грустно покачал головой и сказал:
— Я тоже боюсь тщеславия и не знаю, как от него избавиться.
— Вот наш новый ребе! — воскликнули ученики.