March 8th, 2012

Шахматист

Синдром авианосца, или супер отмазка ленивого автора.

Когда строят авианосец, есть проблема нового, которое появляется в процессе строительства, его необходимо внедрять, отсюда изменения в планах и чертежах.

Вот и с текстами то же самое.
Вот есть некоторые наблюдения, ощущения, пояснения по некоторым вопросам.
И, каждый раз, ты несколько иначе наблюдаешь, ощущаешь, познаешь.
Каждый раз ты можешь объяснить проще, понятней, надежней, чем раньше.
Написать текст по мотивам вчерашнего понимания?
Но глупо же это.
Не писать?
Лишить спрашивающего поддержки вообще, оставить его на может быть верном, но сложном пути, не дать ему возможности съкономить время и силы.
Ну в конце то концов, а мне-то что?
Они непременно доберутся и сами.
Сейчас много просветленного народу вокруг, не обратили внимания?
Культура реально ушла в массы и работает там бурно и мощно.
Ну и зачем другим еще один текст?
Ясный красный, лукавлю, нужно, всё, что способно содействовать просвящению, необходимо, необходимо нам всём, понимающим нечто, делиться своими разумозаключениями.
Но и без меня большевики разберутся.
И вообще.
Лень.
Шахматист

Пятый пункт, или о неизбежности и избыточности женщины.

Наступая на горло собственной (а собственной ли?) лени, расскажу-ка я об одном осознании. Прозвучало оно в разговоре об ориентирах и депривациях.
Рассуждали о том, что в революционно меняющейся среде, в условиях системного кризиса, переворота, приверженность традиционным ценностям может сыграть с системной структурой злую шутку, а именно привести к гибели.
Простейший пример - поведение еврейских семей в условиях нацизма.
Замечено, что семьи, продолжавшие оставаться вместе, вместе и гибли. Некоторые шли на разрушение семьи, позволяя некоторым разрозненным элементам выжить без традиционной защиты.
Еще один пример - поведение некоторых матерей в голодные времена. Речь идет о тактике оставления детей в людных местах, когда ребенок получает шанс на жизнь.
Обретение разума связано с выходом из плоскости линейных процессов, в объемном мире новых возможностей вопрос об ориентирах становится неизбежным.
Что есть нового в паттернах объемного мира, чего нет в мире мышления старого, плоского, линейного?
Что остается старым, какие традиции плоского мира продолжают развитие своих векторов в мире новом, сетевом, объемном?
Понятное дело, слова линейный, плоский, объемный, сетевой, ориентиры, ценности, не однозначны, они использованы здесь как аналогии, нужно попытаться отбрасывать значения слов, используя их суть по новому, в конце-концов других слов у нас нет, кто понял, тот понял.
Каковы ориентиры познающего?
Искать, узнавать, думать, учиться, совершенствоваться.
Остаются ли они в мире грядущем?
Не опасно ли продолжать познание?
Полезно ли это в мире сетевого мышления?
Без чего старого, без каких старых ценностей нельзя обойтись в мире новом?
Вот, примерно об этом шел у нас разговор.
Пока не проявилась женщина.
Через некоторое время я отметил, что женщина есть явление сложное.
Все согласились.
Я продолжил, в данном случае, женщина не только усложнила нашу жизнь, но и была явно избыточным, хотя и традиционным и неизбежным компонентом нашей реальности.
Между тем, суть мышления в его экономичности, отсюда требование к ликвидации избыточности, отказ от всего, без чего можно мыслить, есть условие неизбежное на пути к чистой мысли.
И вот, мы подобрались к теме.
Помните четыре внешних смертельных болезни?
Холод, голод, работа, изоляция.
Есть еще пятый пункт.
Безбабье.
Если придет безбабье, мы вымрем, женщина есть специфическое и притом пока единственное лекарство от этой внешней беды.
Во времена, когда нет признаков безбабья, лекарство под названием женщина нужно принимать исключительно в профилактических целях, необходимы сознательные усилия по ограничению влияния женщины в жизни познающего.
Не отсюда ли растут ноги безбрачия во многих традициях?
Не в этом ли корни четкого разграничения женского и мужского миров в традиционных сообществах?
Шахматист

Омертвевшие мечты

Вы замечали иной раз, что весь мир - вне вас?
Я вот только что ощутил.
Ясное дело, америки не открыл, но само ощущение было глубоким и многоаспектным.
Вернувшись в реальность, локализовашись в человеческой ментальности, родилось следующие предоположение.
Вот, реальность есть взаимодействие отпечатков прошедших событий.
Человеческая реальность неизбежно включает человеческую культуру.
Мы живем среди реализовавшихся мечт и чаяний других людей.
Безусловно, общая монументальность и безнадежность инфраструктуры реализовавшихся мечт умерших разбавлена проявлениями новых, точней, свежих стремлений, но общая омертвелость, фундаментальность, незыблемость мертвого выступает на первый план.
Живые люди, пытающиеся пригреться в мертвом городе.
Грустное зрелище.