February 7th, 2012

Шахматист

Дневник февральской депривации, или еще один пустился в одиночку.

Похоже, голодания не избежать.
Пациент нарисовался.
Хочет впрыгнуть в синхрон.
В прошлом году мы его из пике вытаскивали.
Пребывал в шестимесячном трипе, последние три месяца не оставили на руках живого места и убрали тело до 79ти килограмм, прежде чем тип встревожился.
Прием состоялся на съемной хате, арендатор сидел на корточках в своей удобной для разговора позе, рассказывал о плане очередного захвата.
Ему, похоже, было замечательно.
Вам бы тоже было замечательно, нейрохимия, товарищ, у нас у всех одна, его нейрохимия была хищной, специализированной, управляемой, универсальной.
Поэтому ему приходилось делать много внутривенных инъекций, не всё знаете ли, можно скурить, съесть и снюхать.
Да и удобней.
Был он в состоянии физической и духовной жопы, социальные развалины еще грелись, тип продолжал служить, приходил часто позже на час, но приходил как положени и функции свои выполнял, а хули ему, ремесло еще с детства, врожденное, небольшое.
Из дому он ушел.
Уходил он, правда, еще с осени, но вот, уже месяца два с половиной перед нашей встречей был он в бегах, ночевал где придется и вот только что и снял комнату, на новоселье в которую я и прибыл, заодно приобрел не только интересного человека, но и, а что поделать, ремесло мое лекарское, пациента.
Так что, по сравнению с им прошлогодним, я, сегодняшний, имею множество положительных обстоятельств, которые должны сделать ныняшнее голодание легким и качественным.
Ему голодание помогло. Стабилен вот уже год. За небольшими огрехами. И голодать хочет снова в синхроне. Его право, блин.
Но до связи, пора на службу.