February 4th, 2012

Шахматист

Холодно им там, на митинге, на русском морозце.

Волнуются некоторые. С повышенным материнским инстинктом.
Как бы не простыли, как бы не поморозились.
А не есть ли это возрождение народных гуляний?
С элементами виртуального мордобоя?
Этакие кулачные бои общества победившего унитаза.
Героизм прислуги, прослышавшей, что их запретили бить.
Надо всеж таки разрешить им бить морды друг другу.
Под строгим контролем врачей и полицейских - служивых сдернули в мороз с субботнего отдыха, единственные, пожалуй адекватные и уже пострадавшие люди в этой толпе, где 80% корреспонденты корпоративные и частные, остальные - зеваки.
Мы - за другое! Набьем морду любому, кто не за это! И - в морду! И организация стенки на стенку! И - камеры! И - рейтинг лучших митингующих каждый год! Так нужно развивать это полезное массовое мероприятие.
В следующий раз нужно будет организовать приезды пацанов в строгом дресс коде с отличными кулаками и плакатами - Уебу!
Без требований, чисто с предложением. Тогда будет зрелищность. В рамках, естественно, строгой законности и патриотизма.
А холода не пугайтесь.
Должен же быть хоть один элемент русского в этих коллективных камланиях. *smoke*
Шахматист

(no subject)

И все-таки - о революции.
Че Гевара. Харлей Дэвидсон. И, отчего-то Мак Дональдс.
Три революции.
Революция духа.
Революция образа.
Революция потребления.
Мы - дети галактики! (с)
Мы - дети революции, и революции не одной. 
Революции происходят постоянно, везде, всегда, сразу, во всём.
Или погибни, или революционизируйся, таков диктат природы, таков зов творца.
Кто я? 
Где я? В канве какой революции вплетена моя жизнь? В чём я лично, активно, творчески, революционно принимаю участие. Какой революции я революционер.
А...
Понятно.
Опять революционер.
Тут дети. Мак Дональдс. Харлей - хорошо. Говорят, Че был ебарь и корреспондент, на мотоцикле еще ездил много.

Мотоцикл, на таком ездил Че Гевара, точней, его возили.

Мда. Мотоцикл. Образ жизни. Какие там нахрен революции? Революция вкуса. Философия привычки. Революционные массы. Навоз истории. Оставь нас. Нам нравится жить. Просто жить. Желательно без страданий, удовольствия мы себе сами обеспечим.
Кстати, одна из больших экономик мира забавляется тем, что тратит три четверти средств, отпущенных на охрану здоровья населения - на ликвидацию последствий хронического пережора, который, в свою очередь поддерживается индустрией жратвы, где служит три четверти этого самого охраняемого населения. Но. Каждый дрочит, как он хочет, а я дрочу, как я хочу.
Это к чему? Это к тому, что избыток ведет к расходам. Происходит расход человеческого материала. Революция, кстати, тоже замечена. В пожирании собственных детей.
Та же претензия у меня, кстати, и к России. О её претензиях поговорим еще. Мы здесь о революциях. А о революциях мы здесь для того, чтобы подобраться к реальности.
Революция есть часть реальности. Появление жизни - есть революция, всякое укрупнение зерна реальности есть изменение революционное, в этом плане революция подобна художнику представлений - новая картина завоевывает сердца масс. Чем завоеваны сердца масс? О. Но, к реальности, грамотной революции не родить, без ясного представления о реальности.
Прежде чем рисовать вам реальность, озаботимся об основе, о холсте, о ткани событийного гобелена.
Мы одарены памятью, память рождает время, события разворачиваются в ментальной среде в виде событийного гобелена, где узлами служат события, а время и альтернатива, вероятности жизни и смерти определяют направление нитей.
Мы есть узлы связей гобелена реальности.
Узлы эти возникают в местах, благоприятных и вовлеченных в жизнь событий живой части гобелена - здесь, сейчас, таким образом.
Внимание! В жизни событийного гобелена, как модели реальности, царит математика, ограничения есть, но их может быть несколько, что расширяет реальность разумного.
О.
Женщина вошла с базара.
Здесь врезка реальности. Я на кухне. Мое положение есть прямое следствие одного осознания, осознания, которое зрело во мне лет наверное пять, лет примерно, с пятнадцати, до, соответственно, лет двадцати. Жутчайшую нереальность происходящего, неразумность, абсурдность, нерациональность его, мира, где я рожден, я ощутил, я уже это описывал, но в двух словах, проходя по улице под липами в солнечный майский день, услышал я радио радостное с перечислением цифр нереальных о производстве стали, нефти, хлопка и газа. И я - обрадовался и приободрился. И - из другого окна - новое радио с той частью речи, что касается вооружений. Я - возгордился и возликовал. И - настрожился. Встревожился. Нечто, мощное, всеохватное, внешнее, несомненно, безумное, овладевало мной. Мир представился мне сумасшедшим. Через примерно лет пять, посетив лечебницу для душевно больных, сдав экзамен по психиатрии, заявив с ходу профессору о презрении к официальной терминологии в связи общим отсутствием интереса к репрессивной лженауке, получив, кстати, четыре, объяснив всё на пальцах в присутствии группы, я утвердился в этой гипотезе.
Я - в дурдоме!
И тогда, лет примерно так после двадцати я выработал правила поведения в дурдоме.
Не убеждай никого, что ты здоров. Заебут.
Не спорь с санитарами. Выебут.
Не ори. От крика хуже всем.
Держись подальше от начальства, поближе к кухне.
Найди себе непыльную работу.
Гуляй каждый день.
И, радуйся, это не самый плохой дурдом в этом мире, и ты не в самом плохом месте этого заведения.
Хирургия - не пыльная служба. Мелкие движения в стерильных условиях. Тепло, светло, сухо.
И - кухня. И вот, я на кухне. Принесли жратву. До революции ли? До реальности.
Пора до реальности.
Но, чтобы уроки не проходили даром.
Революция есть часть реальности.
Мы живем в постреволюции.
Жизнь революций подчиняется законам жизни.
Законы жизни определяют рисунок на событийном гобелене реальности.
Ментальная реальность может быть богаче, чем реальность текущая, текучая.
Мы есть узлы реальности, мы есть генераторы событий, художники человеческого гобелена.
Тут рыбу порезали. Но нет бородинского. Впрочем, кофе, сигарета, там поглядим.
А с рыбой облом. На суши её пускают. Но кусочек дали. И второй дадут.
Ближе к кухне, господа, суббота в дурдоме, можно и отдохнуть. *smoke&smile*
Шахматист

Ну что, пора американцам предъявлять за геноцид коренного русского народа?

Прародиной американских индейцев является Алтайский край

Прародиной американский индейцев является Алтайский край. К такому выводу пришли ученые Пенсильванского университета

Прародиной американских индейцев является Алтайский край. К такому выводу пришли ученые Пенсильванского университета.

Как сообщает ИТАР-ТАСС со ссылкой на ректорат этого одного из старейших учебных заведений и научно-исследовательских центров США, именно с территории современного Алтайского края около 14 тысяч лет назад, перекочевав через Центральную и Восточную Сибирь, преодолев замерзающий зимой Берингов пролив, предки нынешних коренных жителей США и Канады попали на Аляску.

После этого в течение столетий они мигрировали в более теплые и плодородные области Северной Америки.

Возникшая около 100 лет назад гипотеза о происхождении индейцев была научно подтверждена группой генетиков, которую возглавил ведущий эксперт Пенсильванского университета в этой области Теодор Шарр.

Исследуя генетическую структуру останков людей, живших на территории Алтайского края примерно 20 тысяч лет назад, ученые установили ее полную идентичность с представителями индейских племен.

Около 14 тысяч лет в общем генетическом коде произошли незначительные изменения. С научной точки зрения, это объяснимо только разными регионами проживания родственных народов, условия жизни в которых серьезно отличались.

Ученые более не оспаривают сибирские корни индейцев. Они сконцентрировали свое внимание на поисках ответа на вопрос, какими сведениями об Америке обладали жители древнего Алтая и почему некоторые из них решили оставить столь благоприятный для охоты край, предпочтя долгий и опасный путь на другой конец света.

Не исключено, что уже в те времена народы Дальнего Востока и Сибири знали об изобилующем природными ресурсами незаселенном людьми континенте.