January 19th, 2012

Шахматист

АРКАН КАРИВ. МИШЕНЬКА (фрагмент из нового романа "Однажды в Бишкеке")

Оригинал взят у lechaim_journal в АРКАН КАРИВ. МИШЕНЬКА (фрагмент из нового романа "Однажды в Бишкеке")
— Ну?! — дернула меня за рукав Джумагюль, как только мы вышли из номера. — Сейчас умру от любопытства. О чем рассказывал твой друг так проникновенно, что Наташа оставила его у себя на ночь?
— Он рассказывал о сначала счастливом, а потом несчастном детстве и о первой любви, тоже несчастной.
— В точности как в твоем романе.
— Ничего не поделаешь, my lovely [1], проклятые архетипы. Разницу дает только фактура. Но, в принципе, все мы работаем старый шекспировский номер: She loved him for the dangers he had passed, and he loved her for she was pity them [2] .
— А чем закончится твой роман, ты уже знаешь?
— Знаю.
— Скажи!
— Он закончится тем же, с чего и начался: любовью.
— Oh, couldn’t you be just a bit more specific [3]?
— Конкретным бывает только то, что уже написано. А то, что еще не написано, всегда останется не более чем обобщением. Таковы законы новеллы, my lovely.
— Fuck novels [4]!  — произнесла Джумагюль с чувством.
— Согласен: на фиг! — согласился я. — Тем более что завтра к нам прилетает наш Поэт.

*  *  *

В дальнем конце коридора, тянувшегося от трапа самолета до VIP-зала аэропорта «Манас», показался Аль Пачино. Он уверенно вел с помощью джойстика электроприводную инвалидную коляску. Ежик пробитых сединой жестких, как проволока, волос прекрасно гармонировал с костюмом в тонкую полоску, белым шарфом и черным бархатом жилета, пересеченного цепочкой карманных золотых часов. Крестный отец обогнал стайку стюардесс «Таджикских авиалиний» и, резко переложив румпель, объехал вокруг них на одном колесе. Девушки рассыпались смехом и аплодисментами.
Collapse )

Шахматист

Мысля о смысле три, реальность и зерна познания, или вольная тема.

   - КАК МНЕ ПОПАСТЬ В ДОМ?   
- повторила Алиса уже совсем громко.
- А кто сказал, что вы вообще должны попасть в дом, барышня?
- сказал Швейцар.
- Начинать надо с этого вопроса, не так ли?

Алиса в стране чудес.

Мысля о смысле три.
Текст первый. Судьбы русского, или этика разума, или в предверии частного апокалипсиса.
Текст второй. Мысля о смысле два, и начало инструкции по эксплуатации разума в полевых условиях.
Краткое содержание первых частей.
Что отложилось?
Томление автора есть несомненно. Что-то он нам пытался донести. О русском чего-то. О цивилизации. О судьбе. О реальности. О разуме. О постижении.
Кто мы?
Где мы?
И что происходит?
Кто я?
Где я?
Зачем?
Почему?
О.
Дурак проявился. Вопросы посыпались. Первый гость разума есть, несомненно, дурак. И вопросы. Не каждый дурацкий, но каждый - о дураке, о нем, родимом, все думы дурацкие. Впрочем, дураки тоже разные. И бывают очень даже пытливые и сообразительные дураки, вбуровливаются в задачу, лепят горбатого, подгоняют точки на графике, а то и често стараются, старательно и вдохновенно дробят реальность до уровня дуракцкого понимания.
Наука возникает на вопросах дурака.
Умные занимаются поисками ответов на дуракцкие вопросы.
Дурак царит.
Царица богов, математика, опускается до золушки, служит всей той изощренной и разнообразной технологии, призванной обеспечивать многообразные и бесконечные дурацкие нужды.
Реальность на службе у дурака, может, есть смысл поставить и дурака на службу реальности?
Дурацкий вопрос.
Отвлечемся.
Вольная тема.
От вольного.
С чего это вдруг мы всерьёз принимать тут обязаны разного рода вопросы? Кто он такой вообще есть, тут вопросы задавать? Кому?
Всякий ли вопрос заслуживает ответа?
Всякий ли вправе вопрошать?
Явились тут, не запылились, вопросов назадавали, землю исковыряли, хуйни понастроили, формул понаписали, и чё?
Вы тут о чем?
Кто такие? Откуда взялись? Сами - чьи?