August 19th, 2011

Шахматист

Гимн. Рукописи неизвестного.

И Вы знаете, что я ему заявил? Причем, на полном серьезе, держа в руках самый большой нож в доме? Я ему заявил, что глубоко уважая его право на пение, должен его предупредить, что если он будет продолжать с прежней интенсивностью исполнять гимн нашей Родины, то высока вероятность того, что я буду первым отцом, убившим сына за исполнение государственного гимна. Вы понимаете? Он достал уже даже меня. Вы задумайтесь же об окружающих, это же невозможная жизнь, когда мальчик постоянно поет гимн, пусть Вы даже слушали его с детства, но ведь не каждые же десять минут звонким голосом! Впрочем, это прошло, довольно скоро после моего заявления. Но длилось это примерно год. Через полгода в школе он начал петь гимн, а к середине второго класса он управился. Гимн пели все. По крайней мере, первый урок у них в классе начинался с гимна. Несколько мальчиков вставали и пели гимн хором. Дома тоже подпевали, слова все уже выучили. Думаю, он прекратил вовсе не из-за моей угрозы, что ему угрозы? Думаю, он просто достиг своей цели и утратил к ней интерес. Раньше я полагал, он делал это из чувства протеста, ощутив ложь, которой было пропитано окружение, теперь я думаю, всё проще, он просто сделал то, что хотел.