May 29th, 2011

Шахматист

Дневник голодания - май 2011.

Не припомню чувства бессмысленности жизни такой глубины и отчетливости.
Впрочем, такие чувства слабо запоминаются, именно из-за своей глубины и, видимо, болезненности. Всё это - ни к чему, вот, пожалуй, главный рефрен последний трех дней. Всё это было, было, было, и вряд ли будет что иначе. Как там у Гашека? Было, или не было, ведь как-нибудь, да было, никогда так не было, что никак не было. Происходит нечто. Вне меня. И меня это происходящее нечто - не касается. Не в том смысле, что по-барабану, а в том, что не затрагивает. Интересное время, каждый сон-дрема, а эти три дня - не тратил время на общение, служба, режим, сон, - так вот - каждый раз - сны-видения, каждый раз выцепляющие нечто глубоко меня беспокоившее, ранее иной раз незаметное. Как много потерь. Сколь от многого пришлось отказаться. Нужные потери. Правильные отказы. Что вовсе не обезбаливает. Уж вроде бы, привычен к боли, ан нет, новая каждый раз. Ну вот. Думал - вовсе отказаться от этих всяких дневников и собраний сочинений, ни к чему это, но - что еще остается?
Так что день седьмой на посту. В этот раз - первые три дня были тяжелыми психически, перед этим дважды начинал - дважды срубался, но вот - вошел. Вошел, как оказалось, на нисходящей, новое нечто, понаблюдаем.

Где я рожден?
Когда и кем?
Кого за бога почитаю?
Каким наречием и жестом я на приветы отвечаю?
Не всё ли вам равно?

И - некое общее впечатление о жизни вообще, - нечто, осознающее неизбежность ничто, из ничто призванное, тоскующее по родине, вечно не оставляемое в покое, побуждаемое к взаимодействиям, не имеющим для него ни смысла, ни оправдания... Необъяснимая жестокость...