May 24th, 2011

Шахматист

Усталость и истощение, как средство выбора в терапии зависимостей.

Сегодня не спал ночь.
Это есть хорошо. 
Что же входило в эту ночь? Странно, у меня нет стихов про тьму. Странно, у меня нет стихов о свете.
Это несколько настораживает. Дело в том, что стихи очень многое значат. Начиная же о стихах должен со всей настоятельностью уверить, что я совершенно искренен, когда на вопрос собеседника, А это Вы написали?, отвечаю обычно, - О нет, это не я написал, это мной написалось! Здесь нет позы, для меня совершенно ясно, что стихи, писанные мною в юности, - по музыке слова, по глубине смысла, по, наконец, а чего тут, в конце концов - не очень-то это и моя оценка некоторых лучших стихов, пророческому накалу, по овладением русским, словом, по всем параметрам превосходит мой слух, понимание, дар предвидения и мое осознание русского. Я учусь у этих стихов. Они - с годами - становятся насыщенней, точней, жизненней. Я происхожу, и в очень во многом, неизбежно и закономерно и непоправимо, - от стихов. От родной, человеческой, неподражаемой,  русской речи. Как же великолепно оно, - с каждым прожитым днем - всё ближе, всё непознаваемей, всё родней, всё милей и дороже, все ясней, и таинственней, всё загадочней и непостижимей. Завершая этот словесный телячий порыв - выразить блин, мое отношение к русскому слову, скажу лишь, что многому рад я в жизни, но ничто не сравнится по накалу благодарности за судьбу быть воспитанным русским словом. Ну, разве что, благодарность за то, что я мальчик, -  пусть, это может быть, не переживается столь тотально и интенсивно, зато - это - ровная, постоянная, ясная благодарность природе за правильный выбор. И - давайте уже наконец мы покончим с преамбулой, что там было про истощение и зависимости? Время не ждет. Началось все с вопроса, а что же входило  в эту бессонную ночь, чем была она столь насыщенна? О. Эмоции были, ответственность за развитие событий выши крыши, общение, столь же разнообразное, сколь и порой глубокое, творческое, продуктивное, было начиная с 15,20 на пределе моей комфортной зоны, а в даже не паре случаев и ощутимо за границей предела. Режимный день выдался вчера, в понедельник, 23го мая. Два урока аккордеона, один, правда получасовой, большая гимнастика, пропущен урок из немецкого, правда, дней поболе чем десять - уроков не пропускали. Так что, некоторые послабления были, и ночь я решил пережечь в общении, была для меня по большей части - безусловно, и симпатичной, и желанной, и очень приятной. Были и кое-какие погрешности в диете, что послужило сигналом о том, что голодание, которое так долго откладывали народные массы, достигнув уже рубежа в 92 кг, понимая, что рано ли, поздно ли, но наступит армагеддон для каждого пятого, а то и четвертого, - неизбежно, и продолжая накапливать массу. Правда, масса эта вполне доброкачественная. Мышечной тоже прибавилось. Это радует. Вообще, этот затянувшийся квартал был временем улучшения, временем трезвого понимания, физического, социального и духовного развития. Не очень то прям чтобы такого уж прям изумительного улучшения и такого уж прямо стремительного развития, но можно отметить, что на входе в зимнее голодание, мое состояние было, пусть не плачевным, но и не даже удовлетворительном, что результировало в куцем недельном не очень то чистым интервале между приемами пищи. Сегодня можно сказать, я вхожу в голодание на четверочке с минусом, таково мое сегодняшнее ощущение, да и объективные показатели, пусть и не поражают, но хватит уже обо мне. Итак. Сигналом к немедленному началу голодания послужили вечерние и ночные нарушения моей оптимальной диет. Посему - хватит. Нарушился, восстанавливайся. Да и время пришло. Завтра поминки. Настоялась кастрюля отменной чечевичной, на рыбе, похлебки,  остается любимый уже в течении месяца адыгейский сыр, творог, но похлебку я заморожу, а с остальным и семья вполне себе справится, не пропадет, да и это не так уж и важно. Поминки отмазкой тем более не являются. Уж как нибудь повспоминаю покойного на чистую голову. Так что, вчера был день первый, сегодня будет второй. Бессонная ночь становится в этом случае отличным играющим косырем, сегодняшня усталость станет отличным снотворным, будет и не до еды. В прошлый раз - в объявленное начало, от 10го мая сего года нарушение хода начавшейся паузы случилось как раз в конце вторых суток. Шансы на третьи сутки - велики, отступать уже больше и некуда, через 18 дней - мой последний рабочий день, и если я по-прежнему думаю о походе к волшебному озеру налегке, на высокой степени концентрации и чистоты, - время откладывать голодание вышло. Начало конца свет положено, как и было предсказано, двадцать третьего мая две тысячи одиннадцатого года, на том и определимся, всё совпало, всё, похоже, сплетается в верный узор. Продолжу я вечером, по возвращении с поминального ритуала. Там и доберемся до темы зависимостей, до усталости и истощения, до голодания, и до зачем это нужно. Тема здоровья - очень серьезная тема, с неё и начнем наше знакомство. 
Ну, а пока, в смысле, в конце - снова, и всё-таки, о поэзии, и о свете и тьме, и о русском гении. Меня несколько удивил этот пробел в моем творчестве стихотворном. Нет стихов ни о свете, ни, сколько не вспоминаю, ни о тьме. К чему бы это? Неужели мой поэтический дар, поэтический гений, овладевший мной русский гений, точней, гений русского, не имеет понятия об этих материях, потому и не проявился в стихах? Или, дело во мне? Просто - время не подоспело? И в той, и в другой вероятности - дело очень серьезно. Свет и тьма. Можно ли выразить словом свет? Можно ли звуком описать тьму? Может ли гений - не обладать светом? Всё так непросто. Но служба не ждет.
Ах да.
Стишок.

Чего же мне еще просить у
Бога?,
Когда он дал мне слово!
И так много...

Вот. Пора. Сигарета. Кофе. Подробности - позже. Непоправимые события и безвозвратные потери прошлой недели, повлияли и на некоторые сложности, позже, позже, последний решающий тезис для начала голодания - нагрузки  нервной системы гораздо лучше переносятся в режиме голодной, молодой, насыщенной аварийными веществами крови. Мясная диета последних недель - не улучшило состояния моих сосудов, избыточные килограммы и дополнительная служебная кровь отразилась и на состоянии вен - проявляются, и не эпизодически, признаки перегруза венозного русла нижних конечностей. Решено. Депривация под парусами. До встречи в Сети.