May 10th, 2011

Шахматист

Дневник голодания. День первый. О бедности в СССР

День первый.

Есть еще некоторая неопределенность, тело настойчиво убеждает разум, что ему, телу, было бы неплохо покушать, особенно хочется морепродуктов, которые были вчера куплены,  потешиться напоследок.

И вот, на одном ресурсе, где я общаюсь с себе подобными - подняли тему, - А росли ли вы в бедности?

И вот, на фоне разнокалиберных оценок, улыбнуло воспоминание одно.

Насчет того, как, при нехватке мебели, многое своими руками мастерили.

И - нахлынуло.

Написал.



Получили мы значит, квартиру от государства.

А перед этим, мы получили комнату от него же, называлось это - временное улучшение жилищных условий без снятия с учета, а квартиру мы получили из-за того, что, по бумагам, мы жили с тещей в двушке, где вместе с её, тещиным сыном, и нашими двумя - выходил перегруз.

Ну, в комнате мы пожили пару лет, если не меньше, я как раз тогда первый раз всерьез на трезвяк упал, последние контакты с соседями утратились, еще с год мы у мамы жили, а в комнате этой составляли мебель и прочее барахло в свете светившей нам этой самой пресловутой квартиры с тремя комнатами, тремя балконами и темной комнатой, где (в комнате) очень тихо, но не суть.

А суть в том, что въехав, на целом Камазе привезя барахло, которое как-то незаметно притягивается к семейной жизни, я столкнулся с проблемой отсутствия приличных, да и неприличных тоже, двухярусных детских спальных мест. А въезжая в это, и по ныняшним меркам, трехкомнатное великолепие, мною отмечен был крепкий высокий забор из отличных сосновых досок, окружавший очередное жилищное строительство. И, первой же ночью по приезде на район, взяв с собой тещу, мы, в смысле я, но все-таки мы, с ней же было, - пошли и спиздили секции четыре (если не шесть, я вообще запасливый) этого забора, который и подняли пешком на десятый этаж, тошто в грузовой лифт они не влезали. На следующее же утро, пройдя уже как праздношатающийся, через эту брешь в ограждении, я взял, в смысле, отвинтил, короче, опять-таки спиздил несколько труб, бесхозяйственно стоявших в составе зачем-то установленных вокруг строящегося дома лесов, прихватив заодно и отвинченный крепеж. Покумекав над собранным материалом, нарисовал чертеж винтового распора, отдал его в ближайшей пивной человеку с металлической стружкой, въевшейся в черные пальцы, вместе с авансом в виде бухла, которого у меня всегда было практически немеряно, уж не помню, за всё про всё - нужно было четыре хуевины, заказал восемь, зачем восемь хз, - отдано было два литра конины попроще.

Короче - практически даром, из ничего - гвозди откуда-то появились сами, будучи видимо, спизженны предками тещи еще с путиловского завода, мною без особых усилий, были построены двухэтажные нары солидных размеров, на которых можно было ебать слона и спать колхозом, которые и прослужили благополучно детям до наступления у одной из них половых порывов, что и послужило к их, детей, расселению и демонтажу двухъярусного чудовища, которое, точней, детали которого, пропали неведомо куда, так как теща, получив от государства же, садово - огородный участок, стала увозить туда домашнее имущество, вбивая в полученную землю всё что под руку попадало, включая два МОИХ пиздатейших набора ключей, и, бля, за это вряд-ли будет ей прощения на страшном суде - ложку, самолично выкованную моим прадедом, что и было ею успешно проебано на бескрайних шести сотках и самозахваченных землях под картошку, которую она, перенеся голодное детство, и расценивая как праздничную пищу, продолжает хуярить практически каждый день, каждый раз выразительно горюя по поводу повышения цен на этот, бесполезный, на мой взгляд, сегодня продукт.

Я всё это к чему.

Во-первых, делать нехуй, а жрать хочется, это я себя так отвлекаю.

Во-вторых, пиво в СССР было реально говно, но я его жрал тогда декалитрами и вообще слабо различал вкус слабых растворов этанола.

В-третьих, имея минимальные коммуникативные навыки, и человеческую натуру, - достать в СССР можно было вообще все, что угодно, сколько себя помню - никаких проблем с мясом и маслом не испытывали, имея испытанного поставщика в виде соседки сестры тещи, которая работала в столовой не то мвд, не то вдв, или не помню уже какого еще досаафа, это про неё где то здесь лежит история, как спиздив несколько кг мороженного sic! мяса, уложив его между грудей, придя домой, потрапезничав и лягя спать или хер знает как тут спрягать, она обнаружила его, мяса, наличие, проснувшись от талой сырости.

В-четвертых, всё, к чему не был приставлен глухонемой солдат с ружъем, или что не было прибито костылями к железобетону - по праву рассматривалось представителями народа, как свое, и использовалось по необходимости, что компенсировало идиотизм избыточности перегона государственных ресурсов в бесполезную хуйню.

В-пятых, как уже было кем-то замечено, нужно было быть уж не знаю, каким маргиналом, чтобы не иметь поесть хлеба, кефира, творога или колбасы по два двадцать, а еще был - колбасный хлеб - рупь восемьдесят семь, изумительного луково-чесночного вкуса, с портвейном шло ахуительно.

В-шестых, - но это правда, закончилось уже в пору моей юности, - за всю москву не скажу, но в южных её окраинах - продавался изумительный портвейн, который, зная ходы и подходы на жд станции - можно было еще и пиздить из жд цистерн, механику даже не буду рассказывать, но это были лучшие пожалуй времена моей юности, в смысле портвейна.

В-седьмых, - пиво в СССР было реально - говно.

В-восьмых - уже в середине семидесятых - провинция ощутимо сосала хуй в плане колбасы, и прочих сугубо московских ништяков, хотя наши многочисленные родственники из-за урала, где хуй начали сосать еще раньше, волшебным образом за пару недель добывали в белокаменной всё, что хотели, включая пиздатые ковры и кожанки, которые (и ковры и кожанки, да, еще и цигейки) в Сибири любили (полагаю, что и сегодня продолжают любить) искренне, и не по-детски.

В-девятых - никаких проблем с работой - не было по определению, существовало множество способов ебать вола, околачивать груши, и так далее.

В-десятых - я отчетливо понимаю, что не в состоянии выставлять оценки, это было родное мне государство, от которого мне ни разу не пришлось ничего дурного претерпеть, хотя - язык свой сроду не сдерживал, начальству мозги был рад поебать, и вообще водкой по ночам у ресторанов торговал, в магазинах воровал, зайцем на поездах ездил и вообще - эти мои воспоминания - из серии - А чего такого дурного вы все находите в 37м годе? Прекрасные были времена, у меня тогда хуй стоял как влитой и водки я мог выпить целый литр. Водки я действительно мог выпить и поболе, впрочем и сейчас могу, просто воздерживаюсь, хуй мне и по сю пору не дает спокойно жить, но, несмотря на сравнительную сохранность, на объективные оценки по субъективному критерию бедность/не бедность я, тем не менее, не готов.

Стипуха была 40 рублей, пропивалась довольно быстро, но как-то на жрачку хватало всегда, билет до Симферополя стоил 14 рублей в плацкарте, автостопом на юга ездили собственно, чисто так, по - приколу, и экономя на бухло, снимать там жилье, - это у нас в компании считалось барством, но с детьми было так проще, - стоило рупь в день, полтора - это уже выбирать можно было, вот водка была, да, дороговато для студента, но - торговля ею же с рук, по чирику, делала для меня вполне доступным (а на самом деле избыточным) этот психоделик моей современности.

Не очень я ориентируюсь во временах и оценках, да и забыто, конечно, многое, особенно из напрягов, вот, вспомнил, да, была проблема - зимних ботинок не мог купить, а доставать было в лом.

То, что началось потом, было уже во времена, когда я уже вырос. Тоже - особенно ничего плохого - не нахожу, ну разве что пару лет пиздореза, когда просело вообще все, включая системные службы, когда были реальные траблы с реальными пацанами, но это было уже и с моими аппетитами связано.

Те же времена, когда в торговле ничего не было, и детей водили как свидетельств права на хавчик, мне уже вполне благополучно выпало провести вдалеке от дома, но это уже совсем другая история.

Резюмируя - нормальным людям - всегда живется нормально, ну разве если только на войну не загреметь, или там в концлагерь какой.

Но пиво - было реально говно, это я видимо себе иллюзию того, что столько времени считал это пивом, простить не могу.

А.

Вспомнил.

Буженины не было - аж на эту станцию ездил, где у героев Плевны собираются, там был магаз хороший.

И ветчины нормальной, тоже не припомню в совке, но это уже, конечно, были избыточные требования.

И, вместе с тем, - считал себя бедным, в смысле, лишних таких уж денег, чтобы по кабакам шляться, как некоторые сокурсники, у меня в студенчестве не было, мне было проще в универсаме спиздить бухла, ебнуть в подъезде и потусить с друзьями).

Теперь - вспоминая, - ахуительная была жизнь - главное - уверенность в завтрашнем дне была стопудовая, спокойная гордость, после каждого доклада генсека о нашей военной мощи тоже была.

Квартплата тоже была копейки.

За съем однушки, - а переезжали мы часто, жить отдельно стали рано, не помню, чтобы платили больше полтахи в месяц

короче, живешь живешь, и хуй поймешь).

А, вспомнил.

Курево было говно - не зря здесь родопи поминали).

Еще воздух в Москве был хуже, чем сейчас, топливо было тоже говно и машины тоже воняли пиздец как.

Больше хуевого не припомню, за границу меня тогда не тянуло, впрочем, как и сейчас опять не тянет.

Пиздато было - совершенно бесплатная учеба, и вполне весомая стипуха - две стипухи - реально позволяли жить, в обрез, но без недоедания, учитывая, конечно, что родители - обеспечивали или жилье, или оплату за съем.

В общем и целом, да и в частностях, считаю себя счастливчиком в плане места и времени рождения и вырастания, чего и вам желаю. :smoke:



И вот, наверное, главная (для меня) мысль этого опуса.

Ничего из того, что дало персонально мне вливание обломков союза в буржуазный свинарник, в смысле свободы предпринимательства, передвижения, потребления, (всем этим я охотно и в общем - во многом избыточно, попользовался) не стоит, на мой сегодняшний взгляд, тех преимуществ, которые дает человечность советского воспитания и ощущение реального равенства с подавляющим большинством своих сограждан.



И - сколько там прошло с того беловежского предательства? - с большим удовлетворением замечаю, что среди совсем юных - это те, кому сейчас 16-18-20 лет - (по крайней мере, в моем круге общения) заметны вновь приоритеты человечности и гуманизма над потреблядством и стяжательством, - что-то будет, вот интересно, когда они чутка подрастут?

И вправду, в России нужно жить долго.

Чего и вам от всей души рекомендую)



PS Ну вот, и время убил, и с привычным приступом аппетита (примерно дней десять - перед сегодняшним днем - усиленный паек, днем кушал, набрал килограмма четыре - чисто на буфер) справился, может, сегодня и начну депривацию, а то домой шагал, тело сильно протестовало по поводу задумки разума не жрать сегодня, и жрать желало сверх обычного ожидания.