May 9th, 2011

Шахматист

Дневник голодания май 2011, часть дневника голодания в июле 2007.

Ну что. Последний день перед депривацией, ничего такого особенного не хочется, сыт еще со вчерашней обильности, с шашлыков, свиных ребрышек, короче, доволен, как слон в понедельник, и торта кусок в холодильнике, и в холодильнике вечное лето.  
Начал старые дневники разбирать.
Выложил начало дневника от 21го июля 2007 года и обнаружил рядом - в записи от 04го июля 2007 же - начало текста "О правде, лжи, и стремлении к сознательной смерти. ", и сам зачитался. И вот, уже нет времени заниматься архивами, пойду подтягиваться, потом буду ребрышки свиные запеченые уговаривать, томатного соку хочется, вообще, скорей всего, после гимнастики, - пройдусь-ка я по рынку, выясню, чего душа желает, об чем тело скучать будет.   

Вот кусочек из того дня - 

9 дней до начала
попутно тут написалось...

Добро и зло единой мерой мерю.
Различия порой - не находя.
Я жив. Жизнь есть. Я жизни верю.
Жизнь верит мне, охотно - мной живя.

Жизнь. Тороплива, нетерпелива и ухватиста.
Не хочу. Не хочу торопиться, суетиться и хвататься. Я это умею. Я умею преследовать, настигать, беспокоиться. Не пропаду, проверено на людях. Мне это просто не нравится, не прикалывает. Помните, как д'Артаньян слугу выбирал? Он выбрал парня, который стоял на мосту, плевал в воду и любовался расходящимися по воде кругами. За созерцательность характера. Не помню, как его звали. Бланше? Не Бланше? Я вообще слабо запоминаю имена и фамилии. Может быть, галантерейщика и не Бланше звали. Не важно. Он был галантерейщиком. Милым, добрым, богатым и рогатым. Хотя, рогатость его необидна, это же было в Париже. Я думаю, он просто был горожанином, жителем тогдашнего мегаполиса, который имел свой бизнес, неплохо стоял и обладал терпением и терпимостью. Я знаю как оно - постоянно беспокоиться, догонять и выхватывать. Когда человек так живет, его на себя-то уже не хватает, не говоря за жену. И жену его можно понять. Тут рыхлый, физически малоподвижный и озабоченный бизнесом предприниматель, а тут - нате вам! - отчаянный, тощий и благородный! еще и какой благородный)) Ну как тут не дать? Не осудишь. Но не суть. Оставим в покое Париж, Монмартр, Сент-луис и бульвар Капуцинов.  читать дальше, коли есть охота)