February 22nd, 2011

Шахматист

О собачьем лае, бабьем вое и выходе в черное никуда.

Помните?
Те, кто следят (забавные аллюзиии возникают, не находите? они внимательно следили за его творчеством) за моим творчеством, непременно помнят это вот -

И снова пар и снова кони,
И снова храп и хрип и пир...
И смерть легка в моей ладони!
Я в ярости!
Мне нужен мир!

Проснулся от лая собак. Чего то они там поделили. Это ведь глупо сказать будет - собаки лаяли оттого, что чего то там не поделили. У собак все ровненько, быть такого не может, чтобы не поделили бы чего. Ну да ладно. Просыпаюсь вот и чую, - лыблюсь от такого сладкого пробуждения. Люблю. Люблю, когда собаки лают, чем больше и чем злей и чем громче и чем яростней, тем больше люблю. Никогда не осознавал этого так ярко, как сейчас вот осознал. Просто нервные клетки на выходе из депривации, а у меня сейчас просто таки уникальные мультидипривации произошли, что мама не балуй, представляю себе (точней не представляю, ибо нечем) как они там нуждой разодраны, как они там без привычного дохли, как они там нового жаждут, какие они сейчас короче суперчувствительные и изумительно чуткие к любой мало-мальски значимой эмоции, вот и почуял, то, что раньше не чуял - люблю лай собак, точней, не сам лай, а просыпаться люблю от лая собак. Ага. Чуете? Чуете? Чуете? Нихуя вы не чуете. Если от лая собак не просыпались, в смысле не пару раз в жизни - после пьянки в деревне где, а систематически, нихуя вы не понимаете даже, где в моей эмоции как это будет забываю слово, ага которых типа жгли - еретики, во, ересь содержится. Не должно рабу это нравится. Не раб, значит. Радует. Очередная мелочь. Но радует. Глубоко в меня значит рабство впиталось, если всё еще радует каждая подобная мелочь, но не суть, не суть, не суть. Об чем это я? О собачьем лае, о конском храпе, о бабьем вое. Ага. Еще вот, люблю бабий вой. Прям маслом по сердцу. Интересно, правда? Вам когда нибудь мазали маслом - по сердцу? О русский! Да. Это меня с мысли сигарета сбила. Пошел, знаете ли в туалет покурить, вот и сбился. А речь о радости. Ну еще бы. Как мне тут один христианчик поведал - речь, говорит, идет о радости. Ахуй. О радости речь. Бля. Никак на мысль не выйду. А мысль была о радости. О радости пробуждения под собачий лай. Когда стая делит чего то. Что еще. Бабий вой. Был у меня один пациент - заранее перед ним извиняюсь, если он себя в этом эпизоде узнает, за то, что его так называю, он мне уже не пациент, а друг, так уж вышло. А было так. Приходит мальчик. Попал, значит, в пиздорез один. Ну, способствую выходу. Хирургическими, значит, методами. Сутки, вторые, звонок - и не просто звонок, о помощи просит. Жесть. Есть, знаете, такие люди, для которых - о помощи попросить - ну просто таки - поступок совершенно немыслимый, непредставимый, невообразимый, но тем не менее, звонок, просьба, крик, в обычном, если, человеческом (как это, интересно, в обычном, человеческом?) формате. Ну, срываюсь, приезжаю. Из хорошей семьи мальчик. В обычной для подобных случаях ситуации - мечется, собирается, уходит, короче, острая форма хронического пиздеца. Сидим, думаем, решаем. Три проблемы на руках. Чтобы, значит, сам он не погиб, чтобы то, что сохранить можно, не разрушить, ну и, чтобы окружающих от него защитить, уж больно силен мальчик, не простой мальчик, да и семья не простая. Ну и вот. Решаем. Забирать надо его из семьи. Просто и тупо - для его личной, семейной и общественной безопасности - нужно просто забрать его из семьи. На сколько? А хер знает. Это вопрос другой. Но то, что его сейчас в семье оставлять нельзя, что здесь - любое - понимаете - любое слово, движение, взаимодействие - автоматом и непременно - в костер пиздеца новые поленья подбрасывает - это всем очень быстро и несомненно - стало ясно, понятно и несомненно. И жене его - стало вдруг очень ясно (кстати, в ушах у меня на хорошей громкости Communication breakdown of Led Zepellin из 1969го шпилит, уж не знаю, как так оно совпало), так вот, жене его вдруг стало ясно, как божий день, что именно вот сейчас, именно вот в эти моменты - она его может проебать, и проебать его может навсегда, потому что приоритеты были именно так расставлены - а именно - сначала его сохранить, а уж остальное - по возможности, ну сами понимаете, интересы пациента - превыше всего. Кстати, тоже вот - часто не задумываетесь вы о смысле слов. Вот, скажем, если я, к примеру, хирург, а так бывает, что мне все еще приходится иной раз хирургом выступать, так вот, если я, к примеру, хирург, лекарь, врач, за пациента берусь и всерьез в слова верю, (а как иначе?), то, в том случае, если для меня интересы пациента превыше всего, а интересы эти чего невообразимого (для вас, тепленьких) требуют, то, что же это? значит, выходит, должен я эти интересы соблюдать? Или похуй на слова? Или похуй на пациента? Или на кого похуй? Ну и вот. Короче, забираю мальчика. Под личное свое, значит, наблюдение. Непростая хуйня. Для меня непростая. Да и редкая, годы не те. Хотя, а когда годы те? Забавно, а вот и до I cant quit you baby добрались, ну бля не мистика ли, ведь в конечном счете - удалось все три пункта выполнить, и человек жив, и отношения живы и окружающие - ну тут без некоторых потерь не обошлось, но на войне не без героя, и дай им бог здоровьичка, безымянным героям. Да. Время. Время. Время. Кофе. Кофе и сигарета. Ага. К чему это я? А к тому, что завыла баба (искренне извиняюсь - хорошая очень женщина, да и быть у моего пациента другой не могло). И завыла - ну бля, - по настоящему завыла, такой вой нынче редок. Мы, значит, собираемся в никуда, а она - в соседнее помещение - и воет. И - вот тогда - смотрю я на друга моего - и лыбимся мы оба - в этот, видимо, момент и стали мы друзьями, когда вдруг оба осознали - одновременно - а в грамотном исцелении - синхрон - есть, пожалуй, главное важное необходимое - что - сладка нам эта музыка - бабий вой в тот момент, когда в никуда собираешься.
Так вот. Время тут. Главный тезис этого текстика. Люблю я пробуждаться под собачий лай, люблю я уходить под бабий вой, люблю войну, неясность, катастрофу. И эти осознания - нынче - для меня - ясны как божий день. К чему бы это? Помните, "Автостопом по Галактике"? Там персонаж такой есть - буквально в первой главе, который меховые шапки любил? Вот и со мной - таж хуйня. А с вами? Вы - чего любите? Вы - чего-нибудь - вообще - любите? Ага. Just think about it. А мы - Моцарта в уши и - чаек и шахматы, а там - в зиму, на службу, к людям, из реальности разума (разума ли?) в бумажность мира (мира ли?).
А, кстати, когда мы с другом в ночь уходили - мужики в соседнем дворе - салюты запускали - из тепла и воя - в ночь и огонь - это был и остается незабываемый для меня экспириенс, - это было реально здорово, просто-таки ахуенски.

а Led Zepellin - вот щас - хуй с ними с шахматами - не могу оторваться - Whole lotta love из Led Zeppelin II [Original German Edition] - ну весьма и весьма рекомендую - уж сколько лет прошло - а штырит, да еще как штырит. ;-) Smoke