November 2nd, 2010

Шахматист

Ну, счастлив, и что дальше? Продожение уроков русского.


С этим вопросом рано или поздно сталкивается каждый, кто счастлив. Ну есть все, "Я сыт, обут, одет, пристроен, и нет причины для тревог, благополучно быт устроен, и, жизни - не окончен срок." Что - дальше.
Мне напомнил об этом вопросе один пациент. Знаете, у него есть виртуальный персонаж из анекдота про новых русских, где чел купил достойные игрушки за немало буклей, а они оказались бракованные, не радуют. Вот все, доктор, у меня есть, а нет радости.
И мы с ним чутка поговорили. И в результате, родился диалог. Блюдя лекарскую тайну - полностью опускаю второй голос, чуть исправив, дополнив, и увязав в связный текст. Публикую ответы на его вопросы, направление которых видно из вышеизложенного.

здесь вот еще что имеет значение
ценность радости как самостоятельная ценность - можно и нужно подвергнуть сомнению
и главный вопрос - а с чего это ты взял, что радоваться есть хорошо и стоит того, чтобы к этому стремиться
И, подвергнув сомнению главный вывод кишки вооруженной ЦНС человека - жизнь есть счастье, а счастье стоит того чтобы жить, дополнив его - но не всякое счастье стоит жизни, решив, к примеру, что счастье это прикольно, кстати, вот вам и афоризм, решив, что счастье это прикольно, Вы можете, глядя шире, поверх и вне счастья, вдруг обнаружить иные процессы, которыми тоже стоит пожить, новые приколы, которыми тоже забавно позаморачиваться.

Что же это за процессы такие, и что там со счастьем, во внешних и верхних процессах, вне счастья? А счастье - есть новое, то, чего не было, то, что здесь и сейчас. Кофе. И  сигарета. Только что из гостей. Все отлично. Дома, здесь и сейчас. Дом, в моем глоссарии, есть место, где верят и ждут. Дом, это, видно воочию, много чего и другого, чем ожиданье и вера, но дом, это место, где верят и ждут. Если тебе в доме не верят, или дома не ждут, значит, пришла пора строить новый дом. Пусть в этой же самой квартире, в этом вот огороде, по моей сибирской терминологии, пусть с теми же самыми домочадцами, но эта изба - станет домом тогда только, когда пусть хотя бы не все, пусть всего только двое - монады в диаде, -мверят друг другу, друг друга всегда провожают, встречают и ждут, если ты задержался, и скучают, и, если ушел вдруг совсем, то все-таки ждут и надеются. Ведь Вера вместе с ожиданием, рождает Надежду, это естественно, это природная, двух тональная музыка, что поздней, поддавшись поэтике русского, музыке русского звука - так же легко и естественно, как выдох матери, что дует в пушок головы нового человека заснувшего с её телом в губах, в первом своем поцелуе женской груди - и этот выдох и это слово - воспламеняют Любовь. Поэтому, во все века и воистину, кем бы не стал человек, через сердце его проникает и формирует его Вера, Надежда, Любовь. Эти три символа, среди прочих, говоря словами  "из уроков Русского" суть та вязь, та канва, та основа того событийного гобелена, которое есть сейчас Ваше, читатель, вполне персональное и вполне себе так деловито идущее своим сердечным путем, и вполне себе так настоящее сердце, его можно послушать, так вот, основа этого физического сердца - не сплелась бы, если бы скажем, Ваша мама, не полюбила бы Вашего папу, а Ваш папа в свое время не вплетал бы ей в уши на русском, неважно что, но делал он это видимо, так красиво, что один из его сперматозоидов долетел до её яйцеклетки, и те элементы земли, из которых сейчас состоит Ваше тело, никогда бы не встретились бы. А ведь вы - удивительны, многих из вас мой слесарный, строительный и хирургический разум находит порой не только что удивительными, но и изумительными созданиями. Люди есть создания прекрасные и удивительные, ничуть не менее прекрасные и удивительные, чем дельфины, или там бонобо, или бамбуки. Очень возможно, вера, любовь и надежда - пропитывают жизнь и дельфина и бамбука и бонобо. 

Теперь тезис. Меня, тебя персонально, читатель - на свете бы не было - просто физически не было бы, если бы не было русского языка. Были бы люди, в этом сомнения нет, но - совершенно другие. Русский язык - вполне весомо, зримо, физически, материально - создал меня. Я есть порождение русского. Отсюда вывод - русский - заслуживает изучения, пусть русский владеет мной, но и я овладею русский, таким мощным оружием, что сотворило даже меня. Вот почему я должен с величайшим вниманием относиться к таким величайшим словам, что стояли у моих истоков и моей колыбели и сопровождали меня всю жизнь. Они - основа счастья, эти слова. Дом. Семья. Мама. Надежда, Любовь. Дети. Мама. Боже мой,  в доме всегда появляются дети и мамы, это так же неизбежно, как нерест лосося в камчатских реках. Лосось всегда возращается домой - из ста - вернувшихся из океана - первый раз - а ведь это просто рыба - вернувшись из океана - 99 из ста - приходит в ту реку, в те верховья её, где он вышел из своего родного яйца.

Что еще - кроме счастья? Да, заметим, попутно, что самый простой способ достижения счастья, это жить в семье, дома, вооружившись Верой, Надеждой, Терпением, (заметим, без музыки, что истинный третий член триады, порождение мира физического, а не музыкальной вселенной русского, есть Терпение) и Любовью. Практиковать ежедневно, до тех пор, пока, как тот "Парень из преисподней", мальчик из Бойцовских Котов, что вернувшись на свою планету, толкал грузовик из грязи и думал, - Дома. Дома.

Итак, для уставших без счастья, первое слово - дом. Практикуйте ежедневно и постоянно Веру, Любовь и Терпение, питая костер триады - ведь триада, есть три полена, это костер, ему нужно топливо. Какое же топливо будем использовать в домашний очаг? Кто заплатит за масло? Ебаны рот, кто будет вливать в дом бабла? Вот пожалуй один из главных вопросов молодого примата, что хочет построить свой дом, пусть даже одному пока, но завести себе норку, как бойцовская или какая там рыбка, что строит в каменистом дне норку, куда привлеченная недвижимостью самка, будет метать свою икру, ведь нет лунки без самки, у человека, этот процесс, технологически - очень забавен и спобен показать женщине рай, и если мужчине так повезет, что он научится у нее чувствительности, нежности и терпению - и ему рай доступен. Итак, главный вопрос современности - кто заплатит за масло, или, где же мне взять, наконец свой дом. Какой там вопрос испортил людей у М. Булкагова?

Но - завершая, завязывая, замыкая силовые линии текста, укажем все ж таки, что свой дом, своя семья в своем доме есть физический, социальный способ достижения счастья. Ага. Дом, пусть не дом с огородом, физически, но есть норка, пусть не пентхауз, но все симпатичненько и вполне так подъемна, особенно, когда двое умных работают вместе, ведь вопрос "Что же дальше?" задают люди умные, умеющие в этом мире выживать физически и социально достойно, надежно, по-человечески, по-людски. Ну есть все, есть все основы и дом и семья, ну и дальше то что?

Дальше то, чтобы не было скучно и чтобы было прикольно.
И забавно. Должно быть забавно. Если бог есть, старый хер Саваоф, то мне хотелось бы, встретив его, на вопрос его - "Как там жизнь", ответить, не отрываясь от айфона, от тех процессов, чем будет занят мой разум, чьими проводниками здесь и сейчас служит нам нынче айфоны, тачпады и прочие гаджеты свободного передвижения, ответить не отрываясь, увлеченно, но и с достоинством и уважительно, и с нежной любовью, как ребенку, как любимому деду, чудному и удивительному и до сих пор - все еще - и навсегда - непредсказуемым, но блин таким уже древним, домашним и ласковым, что и обидеть его неловко, "Знаешь, там забавно. И, - красиво. И прикольно. И ответив деду снова нырнуть в игру. Игра! А дед, что дед? Он вечно - дома. С ним всегда можно поговорить, пообщаться, побыть, он ведь не умирает, как некоторые.

Что же поставить пересечением новых процессов? Не веры и не надежды и не любви, пусть они будут, но что же будет нового, какими будут процессы, пересечением чего будет новый, безграничный, глобальный дом? В какие процессы вписаться? У меня растут года, будет семнадцать, кем работать мне тогда, чем заниматься? В. Маяковский. Есть предложения? Как наконец выйти из цикличного ада домашнего счастья? Как же мне отделиться от телят и детей? Есть предложения?