July 10th, 2010

Шахматист

Обо мне

Когда один немецкий издатель обратился ко мне с просьбой рассказать о развитии моего ума и характера и дать краткий очерк моей автобиографии, я подумал, что такая попытка развлечет меня и, быть может, представит интерес для моих детей и внуков. Знаю, что мне самому было бы очень интересно прочитать даже самый краткий и скучный очерк о складе ума моего деда, написанный им самим,- о чем он думал, что делал и как работал. Нижеследующий рассказ о самом себе я старался написать так, словно бы меня уже не было в живых и я оглядывался бы на свою жизнь из другого мира. И не скажу, чтобы это было для меня трудно, ибо жизнь моя почти закончена. О стиле изложения я совершенно не заботился."
Чарльз Дарвин

Вообще, я болтун. И знаю много разных историй. Не говоря уже о том, что у меня есть много разных мыслей, которыми так хочется поделиться. Вот только вопрос, - "А зачем, и кому это надо?" все время мешал мне приступить к письменному изложению этих историй и мыслей. Не говоря уже о накладывании этого в общественном месте. Так все это и оставалось бы в разряде "было бы неплохо". И тут, внезапно, натолкнулся на такое дивное высказывание такого большого человека. И приступил.

Хотя, будут ли интересны моим внукам, склад ума и устройство жизни их деда? Трудно сказать. А вот когда сам в маразм упаду, и все забуду, может и пригодится. Еще эволюцию самого себя, возможно, будет интересно отслеживать. И развлечение опять же. Да, еще одно. Жизнь моя еще не закончена, хотя многое уже прошло. Детство прошло. Что от него осталось? С чего все началось? И, кстати, что я знаю о своем деде?
Да главное, наверное не в том. Что я знаю о себе самом? Вот тут уже "земным путем пройдя до половины", а мне так и не понятно ничего. Ни где я, ни кто я, ни зачем я. А как понять свое устройство, не ответив на эти вопросы. А если не задавать вопросы, то и жить как-то неинтересно, что ли, становится. Скучно. От скуки я этим всем занимаюсь, наверное, есть в этом свой резон, немножко поразвлечься, время свое занять, поболтать опять же, хоть и сам с собой, хоть и со случайным прохожим.

А вот в чем я с Дарвином абсолютно согласен, так это в отношении к стилю изложения. Об этом я совершенно заботиться не собираюсь. Да и вообще, это я Дарвина для пущей важности приплел, вы ж понимаете))
Шахматист

О складе моего мышления

Лучше мозг хорошо устроенный, чем мозг хорошо наполненный.
Один математик.

 Ну вот, еще один уникальный склад мышления, скажете Вы.
И будете правы. Ну и насрать. Здесь главное - не Вы и не я, а слово, текст, вязь понятий.
И речь здесь - о складе моего мышления.

Он мне и самому интересен, не то, что детям, там, или внукам. Точнее, им он вообще по барабану. У них своя жизнь, молодость мало интересуется складом своего ума, не говоря уже о складе ума постороннего. Вообще, интересно получается. На английском "склад ума" лучше всего передается словом "mentality". На немецком - Mentalitaet. А вот на русском - склад ума. Двойственное значение, не находите? С одной стороны устройство, с другой - хранилище. Склад моего ума. Как сложен мой ум? Что в нем сложено? С чего он вообще начался? Из чего устроен? Разум - устройство. Память - хранилище. С чего начался мой разум?

О. Знаю.
Вспомнил.
Я, как разум - начинался с вопросов.
Своих собственных вопросов.
Я, как разум, начинался с ответов.
Самостоятельных ответов.
Я вспоминаю. Как все начиналось. Вначале было не слово. А чувство. Я - жив. Я чувствую. Я меняюсь. Я помню. Я - человек. Я знаю. Я помню. Я говорю. Я размышляю. Я представляю. Я живой. Мне нравится жить. Я слышу, что мне говорят. Я понимаю, что мне говорят. Я отвечаю. Люди рады моим словам. Они хвалят меня. Я счастлив. Мне нравится жить. Я живой человек. Я задаю вопросы. Я спрашиваю. Я спрашиваю людей. Они отвечают. Они говорят. Много слов. Как много слов они говорят! Как много разных слов они говорят! Они говорят мне и друг другу. Они говорят, говорят, говорят. Я не понимаю. Я слушаю. Я внимательно слушаю. Я успокаиваюсь. Они все знают. Они объясняют мне все. Они готовы дать ответ на все вопросы Просто я глупый. Просто я такой глупый. Сколько слов я не знаю! Люди, которые отвечают мне на вопросы, знают эти слова. Они говорят много слов. Я понимаю часть из них. Много слов я не понимаю. Я успокаиваюсь. Как много слов они знают. Какие они умные, эти люди. Они рядом. Большие, взрослые, умные люди. Они рядом. Они хорошие, сильные. Они защищают меня. Я успокаиваюсь. Мне стыдно. Я такой глупый. Я такой маленький и глупый. Мне нужна помощь. Мне жалко людей. Им так тяжело. Они такие сильные. Они все знают. Они защищают меня. Мне хорошо. Мне спокойно и надежно. Они рядом. Когда я один, мне страшно. Я боюсь. Кто мне поможет, когда я один? Я слабый. Я так мало знаю. Если они не придут, я пропаду. Я плачу. Я такой слабый. Я жду, когда придут взрослые. Они рядом. Мне хорошо. Мне тепло и спокойно. Они все знают. Они рядом. Я не сплю. Я думаю. Я мечтаю. Я вспоминаю. Я улыбаюсь. Скоро придет сон. И вдруг я вспоминаю очень, очень важную новость. Сон слетает с меня. Какая сладкая, острая жуть! Я больше не могу спать. Я размышляю над новым знанием. Откуда оно? Кто мне это сказал? Не знаю. Не помню. Это не важно. Важно другое. Я узнал, что умру. Не скоро. Когда-нибудь. Потом. Но умру. Это точно. И вовсе не страшно. И не смерть занимает меня. Мне интересно другое. Что будет потом? Когда я умру. Что будет со мной, когда я умру? Мне жутко. Мне не хочется думать. Но это очень важный вопрос. Я не могу перестать. Я думаю. Первая мысль о том, что меня никогда, никогда, никогда после смерти не будет. Никогда. Никогда. Никогда. Это бездонное, непостижимое, жуткое слово пронзает меня. И я засыпаю, сраженный его глубиной, неохватностью, жутью. Совсем позабыв о вопросе, который его породил. Но проходит время. Как порой оно быстро проходит! И снова вопрос настигает меня. Очень важный вопрос. Что будет потом? Когда я умру. Как же активен разум! Ни одного, ни самого малого вопроса не оставлять без ответа. И как же огромен вопрос! Я помню. Я долго не мучался. Тут же, себе сотворив объясненье. Все очень просто. И очень логично. Когда я умираю, то где-то, быть может быть вовсе не там, где я умер, рождается новый который и будет тот самый. Точнее то самое, что возродится в тот самый момент, как я вдруг умру. Вы видите сами теперь. Как действительно все очень просто. И маленький мальчик, доверчивый, маленький мальчик ничего не нашел в своей жизни что бы против пошло бы такого сужденья. И успокоился.