February 22nd, 2010

Шахматист

Пьеса. Реакция читателя, реакция автора на реакцию.

Предыдущий кусочек - здесь

Тут читатель один воскликнул, извините, говорит, но это хуйня какая-то.

Должен Вам признаться, я тоже в отчании. Я дал прочесть то, что написано. Кстати, то, что здесь не дописано, может быть дописано в любой момент. Нужно лишь об этом уведомить автора, в конце концов он наша рабочая лошадь, пишущий тростник, полагающий отчего то, что он разумом наделен, он напишет. Ах сила иллюзий... Многим хочется думать, что он, каждый, разумом наделен... Глупый знает, умный подозревает, а мудрый даже уже не надеется, но бог с ним, с мудрым, раз излагаю тут нечто, значит, я точно, - не мудр. Но к делу. Распечатал я первые пять страниц А4, дал прочесть двум женщинам. Они знают начало сюжета, знают название, но им показались ненужными все части текста, что не о мальчике. И что очень мутно с названием, тот, кто не знает, не понимает. Значит, нужно быстрей сообщать читателю полное название пьесы. В комнату входит старый человек. Да, да, это он, наш герой, лица мы отчетливо видеть не может, но это несомненно тот, кто был мальчиком и тот, кто покончил с собой. Мы видим его руки, очень крупные, подробные, точные умные руки, длинные, сильные и только кожа на тыльной поверхности - старая. Ну вот. Он пришел за тетрадкой, мы это точно знаем. Он вынимает тетрадку, уже пожелтевшую по краям, перечеркивает буву "О" в названии, пишет букву "У", зачеркивает все название и пишет, твердо, решительно и красиво, "Упущение Бога", раскрывает тетрадку, и пишет ниже стиха, ставшего эпиграфом, "Вечеринка на небесах". И начинает писать. То, что он пишет, мы еще прочтем, суть дела в том, что один бог создал реальность, он как раз один из персонажей вечеринки на небесах. А надо сказать, что в мире богов создание реальности не то, чтобы признак дурного тона или вульгарности, никто в общем-то и не против, просто, для серьезных людей это занятие примерно столь же продуктивно, как, к примеру, плетение макраме, ну, конечно, из вежливости поглядят, ну, похвалят, но это немножко не то, чем к лицу заниматься божественному джедаю. Хотя, реальность порожденная этим конкретно богом, была особенная, она породила жизнь, это очень красиво и это уже вам не макраме, а авторское, уникальное произведение, которым можно и любоваться и которое редкость, и это бы тоже все ничего, но выяснилось, что здесь возник человек, что очень и очень и очень для всех ситуацию осложняло. Разум непредсказуем, для богов, как и для всех живых еще и опасен, это, кстати, отлично иллюстрируется историей человеческой цивилизации, соседствовать с разумными существами дело крайне хлопотное, если не сказать рискованное. Так что, порождение разума дело очень серьезное, один в поле не воин, лучшие разумы есть порождения системные, коллективные, с кондачка не решаются, да как это вообще у него вышло, вечность вечности уже прошла с тех пор, как это удавалось одиночкам, у богов свои подвиги, свои ностальгии и свои достижения. А у поэта, надо заметить, что бог был поэтом, так уж сложилось в этой пьесе, что все здесь поэты, у него это вышло случайно, просто реальность сотворенная им, не забудем, он все-таки бог, вышла волшебной, что и привело ко всем тем последствиям, что собрали нас здесь всех в этой пьесе. И вокруг него возникает пустота, по ходу того, как окружающие узнают, что же он натворил, не всяким богам нравится соседство еретика, пусть и невольного, да и вообще поэт не наслаждался всеобщей любовью, никто не спорит , талантлив и одарен, но... уж больно отвязен, неуправляем, остер, никого не щадит, многим должен, вообще кобель порядочный, да к тому, же, еще и, но между нами, он еще и больной, наркоман, впервые за многие вечности - первый бог совершивший попытку самоубийства, что привело к тем последствиям, о которых не принято упоминать. Короче, когда общество узнало о его новой выходке, было много суждений, рядений, волнений и разговоров. Но дело было сделано, былого не воротишь, стали уже разбираться с тем, что есть. И вот, разные боги смотрят в реальность и видят разные сценки, например, те сцены, что мы уже описали. Сцен очень много, многие автором даже описаны, всему свое время. Продолжаем название. И вот, разные боги, увидев нашу реальность, видят то, что здесь происходит. И одна богиня увидела любовь. Темы любви очень сложные для автора темы, они не написаны, как можно описать любовь, даже моя власть над автором не безгранична, ведь любовь превосходит реальность. Но не суть. Богиня, подруга поэта, восхищенная его творением, которая вообще первое время не вылазила из интернета, в смысле из новой забавы, совершенно случайно попала в историю любви одной венецианки к одному творцу, архитектору и художнику. И она была совершенно покорена. И восхищена. И не она одна. Было чем полюбоваться богиням. Да и многим богам тоже нравилось. Боги военного склада, к примеру, стали реже встречаться в сонме, всех манил новый мир, вообще эта реальность имела успех, и успех был велик, гениальность создателя неоспорима. И на душе у хулиганского гения было значительно легче, в реальности всегда кто то, да был, значит, он не тянет ответственность в одиночку.