July 21st, 2007

Шахматист

Дневник голодания. Июль 2007, девять дней до начала

9 дней до начала
попутно тут написалось...

Добро и зло единой мерой мерю.
Различия порой - не находя.
Я жив. Жизнь есть. Я жизни верю.
Жизнь верит мне, охотно - мной живя.

Жизнь. Тороплива, нетерпелива и ухватиста.
Не хочу. Не хочу торопиться, суетиться и хвататься. Я это умею. Я умею преследовать, настигать, беспокоиться. Не пропаду, проверено на людях. Мне это просто не нравится, не прикалывает. Помните, как д'Артаньян слугу выбирал? Он выбрал парня, который стоял на мосту, плевал в воду и любовался расходящимися по воде кругами. За созерцательность характера. Не помню, как его звали. Бланше? Не Бланше? Я вообще слабо запоминаю имена и фамилии. Может быть, галантерейщика и не Бланше звали. Не важно. Он был галантерейщиком. Милым, добрым, богатым и рогатым. Хотя, рогатость его необидна, это же было в Париже. Я думаю, он просто был горожанином, жителем тогдашнего мегаполиса, который имел свой бизнес, неплохо стоял и обладал терпением и терпимостью. Я знаю как оно - постоянно беспокоиться, догонять и выхватывать. Когда человек так живет, его на себя-то уже не хватает, не говоря за жену. И жену его можно понять. Тут рыхлый, физически малоподвижный и озабоченный бизнесом предприниматель, а тут - нате вам! - отчаянный, тощий и благородный! еще и какой благородный)) Ну как тут не дать? Не осудишь. Но не суть. Оставим в покое Париж, Монмартр, Сент-луис и бульвар Капуцинов. Мда. Многие рвутся в Париж. Но оставим в покое Монмартр и каштаны. Я снова бегу во все стороны сразу, мысль, едва появившись, начинает деловито жить своей мысленной жизнью, спешит в свою норку, повспоминать, отдохнуть, позабавиться, посозерцать. Мысль питается воспоминаниями. Их есть у меня. У меня достаточно топлива для моих мыслей, запаса - на тысячу лет полюбому. Уже есть запасы воспоминаний о мыслях, идеях, о том, как они нарождались, осознаваясь собой. Как я применял свои выводы в жизни. Как изменялась под мыслями жизнь. Как изменялись от практики мысли. Идеи. Модели вселенной. Моей персональной вселенной, куда там до всей. Хотя нам везет. Мы многое знаем. Теория струн тут вошла в обиход. Я чувствовал. (Ты знал! Ты знал!)). Весь мир - порождение ритма. Когда-то, а на самом деле - всегда - был/есть Бэнг! Зазвенела струна! И дробящийся звук, как круги по воде - пошел - разбиваясь о горизонты событий и флуктуации времени, интерферируя и порождая те ритмы, тот мир, что мы с вами знаем. Неважно, что мы ошибаемся. Ведь мы - ошибаемся. Ведь разум - всегда - ошибается. Кстати. Я вспомнил. Буаносье его звали. В книжке - он - Бонасье. Но как и Париж - произносится имя - иначе - Буаносье, так мне кажется. Впрочем не важно. Ведь я - все равно - ошибаюсь. Весь мир - ошибается. Геоцентризм, теплород, флогистоны. Все оказалось не так. Нынче вот - струны. Точней, суперструны, если уж быть покорректней. Не суть. Пройдет сотня лет и окажется, - все было снова не так. Объяснения были не правдой. О чем мы? О струнах. Тут внук рухнул с горки и сломал себе руку. И загипсован - рыдал. Не от боли, а от потери товарного вида. Он очень щепетилен в этом отношении. Сколько я его помню, а помню с нуля - он всегда придавал ключевое значение внешнему виду, отродясь был всегда аккуратен, а тут вдруг - такое. Для него инвалид - автоматом - неполноценен, не нужен, опасен и безобразен. Он выпадает из иерархии. Пришлось ему пояснить, что гипс в таком возрасте - признак геройства, перенесенная травма - ставит его выше небитого лоха. И тут началось. Он - герой, понял Шура. Его так зовут, его имя я как-то запомнил. Ну вот. Он - герой. После боя. На отдыхе. С гипсом.  

Дед!
Ау?
Дед, - дай балалайку. (Гитара стояла в углу).
Шур, это гитара. Пойди и возьми.
Дед, ты же знаешь, что я не могу!
Почему?
Ты же знаешь! Я - в гипсе!
Ну, так и что?
Как, ну и что?! Я же в гипсе! Ты что, дед, не понял? Я - не могу, принеси!

Короче, кино. Кино, домино и девчонки. В натуре - герой. Сижу, разбираю задачу. Я тут в инете играю в шахматы. Ну и конечно, частенько проигрываю. И мне это как-то не нравится. И я отыскал в доме книжку про шахматы. И занимаюсь. Не то чтоб серьезно, без фанатизма, но без дебюта, без понимания что и зачем на доске - будешь проигрывать чаще. Ну вот. Появляется парень.

Дед! Давай с тобой в шахматы!
Шур, может в шашки? (Надо сказать, что в шашках наш Шурик профессионал. И правила шашек ему импонируют, в них все ясно и просто. И иерархично)
Нет, дед, давай лучше в шахматы. - и очень и очень серьезно, типа сам про себя, негромко, но очень отчетливо - вздыхает - Давно я тебя одной рукой в шахматы не обыгрывал… Занавес.

Ну вот. Речь то идет не о шахматах. О суете. О кругах на воде. О ритмичности жизни. Об эволюции и иерархии. Я не люблю суетиться. Я ведь - герой, а героям не свойственна суетливость. Суетливый герой. Как-то ведь не звучит. Мужество - не торопливо. У меня в голове отложились две мысли. Сейчас приведу. Я сбился с дороги и начисто все позабыл, когда я начинал этот текст, я чего-то хотел написать, донести, рассказать. Щас вот кофе попил, вспомнил гипс и героя и как то отвлекся. Не важно. Всему свое время. А мысли были такими. Сначала я где-то прочел о терпении. Если есть у человека добродетель, то это - терпение. Эта идея мне как-то созвучна, я с ней - резонирую, мне она нравится, близость к первичному ритму - для меня - несомненна. Ну вот. А потом, через годы, читал одну книжку. Про Тамерлана. Потрясающий чел. Тимур. Железный хромец. Это - Тамерлан - в переводе. А Тимур - означает - железо. Его в молодости изловили одни овцеводы и избили железными палками. Думали - дОсмерти. Но ошибались. Он выжил. Он был, как сейчас бы сказали в масс медиа - организатор ОПГ. А проще - он сколотил себе группу бойцов и овец воровал. Ну и попался. И перебитые кости срослись как сумели. А железным был прозван он за свой характер. Он был боец. И себя называл среди прочего - "Карающий меч революции". В смысле, ислама. И не слезал он с коня практически до самой смерти, а прожил он - что-то за 70 лет. Я однажды жил в городе причерноморском и снимал там квартиру. И обнаружил там эту вот самую книжку. И прочел ее всю. Мне было там плохо порой и я вот читал. И потом уже, где-то, опять таки вычитал, что Сталин был его почитателем. В смысле Тамерлан был кумиром Иосифа Виссарионовича. Хотя, были ли у него кумиры, вопрос конечно интересный. Но вот то, что издание книжки было санкционировано Сталиным - несомненно, кстати, книжка научна, все на фактах и рукописях, сам Тимур был весьма озабочен освящением своей деятельности и вообще, все, что он говорил, все высказывания, которые были записаны писарем и историками, которых он держал при себе - дышат скромностью. Кстати, Тимур формально - не был начальником той империи, которую создал. Он был просто эмир. Причем, эмиром он был назначен за заслуги перед отечеством. Кстати, он победил Тохтамыша. И покорил Золотую Орду. И взял в плен Баязида I. Не суть. Просто, я покорен его личностью и довольно много могу о нем рассказать. А уж как он обошелся с одним из своих сыновей, который не справился с управлением, - так это вообще отдельная история. Но не будем отвлекаться, речь о терпении. Тимур как-то сказал. Мужество есть ничто иное, как терпение в момент опасности. Это высказывание меня просто - вскрыло. И продолжает вскрывать до сих пор. Жизнь - это ведь непрерывный момент опасности...
Перечитал писанину. Мда… Но не выбрасывать же) Такие вот круги по воде в реке моей мысли пошли. От чего? Знаю ведь от чего. Но это уже будет слишком. Этак можно всю дорогу писать. Помните фильм "Казино" с Де Ниро? Так Ники - Джо Пеши - его слова - "Так можно всю ночь копать". Не суть. Будет время, напишем еще. Как в том анекдоте.

Сара Моисеевна, у вас что, дочка-таки родила?
А с чего вы это взяли?
Ну как же, сидит у дома на лавочке и кормит грудью младенца…
Ну так и что? Если есть грудь и немного времени, отчего бы не посидеть на лавочке и не покормить ребенка?

И, кстати, как звали д'Артаньяна?

А это - о фильме "Казино".