papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Category:

Бехтерев Владимир Михайлович (20 янв 1857 - 24 дек 1927) Психика и жизнь

Избранные труды по психологии личности в 2-х томах. Издательство «Алетейя» (СПб) — 1999 г.

Привлечение энергии к объяснению жизненных процессов

По О. Hertwig'y» если задача химии состоит в том, чтобы создать бесчисленные соединения разнообразных атомов в форме молекул, то она не может, строго говоря, подойти ближе к жизненной задаче, ибо последняя начинается вообще только там, где ее исследование прекращается, над строением химической молекулы поднимается строение живого вещества, как более высокий род организации. Таким образом, по О. Hertwig'y» живое вещество предполагает вообще большую сложность организации.

Если, однако, все эти разрушительные влияния обращаются на пользу организма, то это явление ни в каком случае не может быть объяснимо с точки зрения механических законов. Таким образом, восстановительные процессы в организмах, идущие рука об руку с разрушительными, не могут быть поняты с точки зрения известных физико-химических сил и нуждаются для своего объяснения в существовании энергии, которой мы не находим в телах мертвой природы.

Взгляды механистов на жизненные процессы

Заметим здесь, что ввиду частой ссылки старых виталистов на целесообразность действий организмов как на такое свойство, которое будто бы выделяет живое от неживого, подверглась критике и эта сторона вопроса. Дело в том, что некоторые из авторов склонны видеть явления целесообразности в телах мертвой природы. При этом ссылаются на планетную систему как на такую, которая из хаотической туманной массы превратилась путем постепенной эволюции в стройную систему, в которой небесные тела двигаются по направлениям, наиболее отвечающим принципу сохранения взаимной целости. Но вместе с этим и упускается из виду, что целесообразность в действиях организмов оценивается с субъективной, или личной, а не объективной, или внешней, стороны и что с этой точки зрения планетная система ничуть не может быть признана целесообразной. Действия одного организма полезны и целесообразны лишь для него самого или для ему подобных и могут быть не только не полезны, но даже вредны для других организмов, не говоря о нарушении стройности окружающей природы. Нельзя, впрочем, не согласиться с тем, что понятие целесообразности есть понятие в известной мере условное, вследствие чего оно, как мерило различных процессов, многих не удовлетворяет и не дает возможности установить грань между живым и мертвым.

Но есть другое качество живой материи, обособляющей ее от мертвой материи, это — активность, присущая первой. Черпая свои силы из окружающей природы, перерабатывая их для самого себя, организм везде и всюду является активным существом, обнаруживающим самостоятельность в своих движениях, основанную на внутренней переработке внешних воздействий, чего не представляют собой тела мертвой природы. Дело идет, таким образом, об особом отношении организмов к окружающей природе, не свойственном вовсе неорганическим веществам.

Недостаточность механических воззрений на жизнь

Существенные вопросы жизни и невозможность объяснения их с точки зрения законов физики и химии, по нашему мнению, наиболее полно сформулированы в статье того же А. Я. Данилевского «Живое вещество»: «Каким образом одна масса материальных частиц, ничем по, существу не отличающаяся от другой подобной же массы, имеет способность образовать замкнутую систему, которая не только не сливается с остальным вещественным миром, не только имеет устойчивость своего сложения, но обнаруживает все эти качества, находясь в беспрерывных сношениях с внешним миром, вступая с ним в вещественный и динамический обмен, — систему, которая при этих условиях не только удерживает свою цельность, но проявляет силу прогрессивного развития своей индивидуальной массы и нарождает новые, подобные ей индивидуальности, — систему, которая не только сама приспособляется к окружающим их условиям мертвой природы, по и упорным, истощающим трудом стремится приспособить окружающие условия к своим личным потребностям, — систему, в которой материальные воздействия на нее внешнего мира не только просто отражаются в состоянии ее собственных материальных частиц, но в которой эти впечатления возведены в формы движения, не существующие ни в какой массе мертвых тел, наконец, систему, в которой эти формы впечатлений, бесконечным образом сочетаясь, дают психоморальные явления предвидящего разума, активной воли, всеобъемлющей любви и самосознания? Таков живой организм, как мы его видим перед собой, такова жизнь, как она развилась в природе и неудержимо стремится отлить в свои живые формы все большую и большую массу мертвой материи».

Вот, например, как по этому поводу выражается профессор Бородин в своей речи «Протоплазма и витализм»: «Подводя итог всему сказанному, окидывая еще раз беглым взглядом любопытную полувековую историю протоплазмы, мы вынуждены, хотя, быть может, и с тяжелым сердцем, сознаться, что жизненный субстрат представляет для нас по-прежнему один сплошной икс. „Obscure textura, functiones obscurissimae" — сказал древний анатом о человеческом мозге; выражение это всецело применимо и к протоплазме. Много мы о ней за это время написали, но весьма мало узнали достоверного. По-прежнему, как и во времена Моля, протоплазма для нас азотистая, подвижная, обыкновенно мелкозернистая слизь, скрывающая в своих недрах тайну жизни».

Не менее знаменательны и следующие заключительные слова профессора Бородина: «Вместо того чтобы утверждать с уверенностью, что организм есть механизм, а жизнь — физико-химическое явление, разыгрывающееся в протоплазме, скажем скромно, что живые тела подчинены действию механических сил мертвой природы, но жизнь по-прежнему остается для нас величайшей из тайн».

Не можем не привести здесь также мнение относительно жизни такого авторитета, как Claude Bernard: «Если бы нужно было дать определение жизни, — говорит Claude Bernard, — то я бы сказал, что жизнь есть творчество. Живую машину характеризует не природа ее физико-химических свойств, но создание, длящееся творение самой этой машины по определенному плану... Эта группировка происходит по законам, управляющим физико-химическими свойствами вещества; но самое существенное в области жизни не принадлежит ни физике, ни химии и состоит в идее, управляющей этим жизненным развитием ».

Взаимоотношение психики и жизни
Надо заметить, что некоторые авторы без достаточного основания выделяют жизненные явления от психических.

В самом деле, гораздо естественнее представлять себе, что жизнь и психизм — два неразрывных явления, обязанных одной общей скрытой энергии, нежели допускать, что жизнь сама по себе и психизм сам по себе, так как при этом предположении мы должны поставить для разрешения следующие вопросы: 1) Что такое жизнь и какой внутренний процесс ее обусловливает, так как достоверно известно, что она не может быть выяснена механическими законами? 2) Что такое психика с ее сознанием и чем последнее сознание обусловливается? 3) Когда, т. е. на какой ступени животного царства оно впервые появляется и по какой причине? 4) Какое существует соотношение между жизнью и сознанием? Все эти в сущности неразрешимые вопросы сами собой устраняются с принятием положения, что жизнь и психизм одно и то же, что все основные жизненные процессы обусловливаются особой скрытой энергией, которая лежит также в основе психических процессов, под которыми мы понимаем те или иные субъективные проявления, и что уже на пороге жизни мы встречаем зачаточные формы психической деятельности.

Во всяком случае столь основное проявление жизни, как обмен веществ у простейших, находится в прямой зависимости от реакции организма на окружающую его питательную среду, а эта реакция в свою очередь есть выражение раздражительности или чувствительности протоплазмы, иначе говоря, ее элементарной психики.

Tags: Бехтерев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments