papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Categories:

Иммануи́л Кант (22 апр 1724 - 12 фев 1804) Сочинения в 6-ти тома, том 3.

«Критика чистого разума» создана в 1769—1781 гг. и вышла в свет в 1781 г. (Immanuel Kant, Kritik der reinen Vernunft, Riga, Hartknoch, 1781).
II Трансцендентальное учение о методе
Трансцендентального учения о методе глава третья Архитектоника чистого разума

Под архитектоникой я разумею искусство построения системы. Так как обыденное знание именно лишь благодаря систематическому единству становится наукой, т. е. из простого агрегата знаний превращается в систему, то архитектоника есть учение о научной стороне наших знаний вообще, и, следовательно, она необходимо входит в учение о методе.

Под системой же я разумею единство многообразных знаний, объединенных одной идеей. A идея есть понятие разума о форме некоторого целого, поскольку им a priori определяется объем многообразного и положение частей относительно друг друга.

Следовательно, научное понятие разума содержит в себе цель и соответствующую ей форму целого. Единством цели, к которому относятся все части [целого] и в идее которого они соотносятся также друг с другом, объясняется то, что, приобретая знание, нельзя упустить из виду ни одной части, a также нельзя сделать никакого случайного добавления или остановиться на неопределенной величине совершенства, не имеющей a priori определенных границ. Следовательно, целое расчленено (articulatio), a не нагромождено (соасегѵаtio); оно может, правда, расти внутренне (per intussusceptionem), но не внешне (per appositionem) в отличие от тела животного, рост которого состоит не в присоединении новых членов, a в том, что каждый орган без изменения пропорциональности становится более сильным и более приспособленным к своим целям.

Схема, начертанная не согласно идее, т. е. исходя не из главной цели разума, a эмпирически, т. е. согласно случайно представляющимся целям (количество которых нельзя знать заранее), дает техническое единство, а схема, построенная согласно идее (когда разум a priori указывает цели, a не эмпирически ожидает их), создает архитектоническое единство.

Системы кажутся, подобно червям, возникающими путем generatio aequivoca из простого скопления собранных вместе понятий, сначала в изуродованной, но с течением времени в совершенно развитой форме, <....>

Если я отвлекаюсь от всего содержания знания, рассматриваемого объективно, то субъективно всякое знание есть или историческое, или рациональное. Историческое знание есть cognitio ex datis, a рациональное — cognitio ex principiis. Откуда бы ни дано было знание первоначально, y того, кто им обладает, оно историческое знание, если он познает его лишь в той степени и настолько, насколько оно дано ему извне, все равно, получено ли им это знание из непосредственного опыта, или из рассказа о нем, или через наставления (общих знаний).

Всякое основанное на разуме познание исходит или из понятий, или из конструирования понятий; первое познание называется философским, a второе — математическим.

Таким образом, из всех наук разума (априорных наук) можно научить только математике, но не философии (за исключением исторического познания философии), а, что касается разума, можно в лучшем случае научить только философствованию.

Но существует еще мировое понятие (conceptus cosmicus), которое всегда лежало в основе термина философия, в особенности когда это понятие, так сказать, персонифицировалось и представлялось как бы в идеале философа как образца. В этом смысле философия есть наука об отношении всякого знания к существенным целям человеческого разума (teleologia rationis humanae), и философ есть не виртуоз разума (Vernunftkünstler), a законодатель человеческого разума. Называть себя философом в таком смысле и претендовать на то, чтобы сравняться с образцом, мыслимым только в идее, было бы чересчур смело.

Конечная цель есть не что иное, как все предназначение человека, и философия, исследующая эту цель, называется моралью.

Философия природы имеет дело со всем, что есть, a нравственная — только с тем, что должно быть.

Поэтому можно быть уверенным, что, как бы равнодушно или пренебрежительно ни относились к метафизике те, кто оценивает науку не по ее природе, a только по ее случайным результатам, они во всяком случае вернутся к ней, как к поссорившейся с ними возлюбленной, так как разум, поскольку здесь задеты его существенные цели, должен неустанно работать или над приобретением основательных знаний, или над разрушением уже имеющихся знаний.

Трансцендентального учения о методе глава четвертая История чистого разума

3. В отношении метода. Если мы хотим нечто назвать методом, то оно должно быть способом действия согласно основоположениям.

Tags: Кант
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments