papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Categories:

Беттельгейм Бруно (28 авг 1903 — 13 мар 1990) Пустая крепость: Детский аутизм и рождение «Я» 1967

IV. Обзор литературы, посвященной аутизму

Об истоках аутизма

Таким образом, ребенка, больше всего страдающего от невозможности самостоятельно существовать как личность, не воспринимают как самодостаточное существо даже в процессе терапии, основное предназначение которой в том, чтобы помочь ему стать полноценным, самостоятельным человеком. Ирония судьбы, но некоторые методы лечения, призванные понять и помочь ребенка, страдающего шизофренией, осуществляются через того же самого человека, который (как предполагается) в первую очередь мешает ему нормально развиваться — через его мать.

В современной литературе приводится следующее описание оперантного обусловливания [Lovaas, Berberich, Perloff, Schaeffer, 1966]:
Тренировка велась по шесть дней в неделю, продолжаясь по семь часов в день, с пятнадцатиминутными перерывами в течение каждого часа. В ходе тренировки взрослый и ребенок сидели напротив друг друга лицом к лицу, а их головы находились на расстоянии тридцати сантиметров. Взрослый обхватывал своими ногами ноги ребенка, тем самым не давая ему физически самоустраниться от тренировки. Поощрение в виде ложки любимой ребенком еды поступало сразу же после точных реакций. Наказание (шлепок, крик) применялось за невнимательное, саморазрушительное поведение или после вспышек раздражения, мешающих тренировке; причем большинство подобных проявлений исчезало в течение первой недели работы. Авторы заявляют, что в результате такой «тренировки » немые аутичные дети научаются «вербальной имитации», то есть эхолалии, которая сама по себе является таким же симптомом психоза, как и немота. Следовательно, все, чего удается добиться посредством подобной тренировки,— это добавить еще один симптом к уже существующим.

Вырабатывая у пациента условные реакции, мы так же лишаем его свободы выбора, как и удаляя часть его мозга. Вероятно, к оперантному обусловливанию можно отнести слова, сказанные о лоботомии — что «лоботомия превращает функциональное заболевание, которое потенциально излечимо, в органическое, лечить которое бесполезно» [Freeman, 1959]. Вот почему указом Министерства здравоохранения СССР лоботомия была запрещена в 1951 году (Закон о запрещении лоботомии, 1951). И это случилось в стране, так невыразимо далекой от западного мира, с собственным пониманием бессознательных процессов и системой лечения, в основе которой лежали идеи Зигмунда Фрейда.

Например, Марси прекрасно понимала, что по отношению к ней испытывают ее воспитатели и учителя, особенно Карен. Но она была совершенно глуха к тем чувствам, которые Карен питала к своему мужу. Это была не просто ревность, поскольку то же самое повторялось и в других ситуациях. В общем и целом, такая эмоциональная избирательность присуща детям из групп с «удовлетворительными» и «слабыми» результатами, в отличие от тех, кто попал в группу с «хорошей» оценкой. Они прекрасно разбираются в собственных чувствах и понимают адресованные им чувства других. Но они не могут поставить себя на место другого и предположить, что он испытывает в ситуациях, не имеющих к ним самим непосредственного отношения. Все дело в том, что они по-прежнему слишком погружены в себя, хотя, несмотря на это, нашим пациентам, составлявшим группу с «удовлетворительными» результатами, удалось ужиться в обществе.

Вероятно, то, о чем у нас сейчас идет речь,— это не только жесткая детерминация, но и единственное подтверждение аутичного ребенка: не отвечать ни за что из того, что может иметь место в утверждениях, где фигурируют «Я есть» или «Я хочу». Вот вам свидетельство категорического отказа быть частью этого мира, жить в нем". А раз использование местоимения «я» неизбежно предполагает, что «Я живу в этом мире», его употребления необходимо избегать. Жизнеобеспечивающая ценность такой позиции заключается в том, что, если «я» на самом деле не существует, то его нельзя и разрушить. Эта защитная функция избегания «я», как мне кажется, гораздо важнее всех остальных его предназначений. Не позволяя себе иметь никаких желаний, он, тем самым, гарантирует себя от неизбежных разочарований.

Употребление таких слов, как «да» и «я», означает ответственность перед миром, с которым он не хочет иметь ничего общего; это означает ответственность перед своей индивидуальностью. Так или иначе, отказ от местоимения «я» в силу недостаточной индивидуальности обнаруживает глубокую внутреннюю честность. Это нам продемонстрировала одна наша аутичная девочка; после того как она полностью овладела речью во всем ее многообразии, в том числе и местоимением «я», девочка стала категорически отказываться писать его на бумаге. Как она нам объяснила, причина была в том, что в ней еще было слишком мало личности.

Tags: Беттельгейм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments