papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Category:

Институт Дальнего Востока РАН Духовная культура Китая : Энциклопедия : в 6 т. т. IV

Историческая мысль. Политическая и правовая культура

История и историческое сознание

Историческое время

Однако долгое время эти девизы оставались величиной крайне неустойчивой, за время своего правления, подчас очень непродолжительного, монархи меняли его до десяти и более раз. Это аргументировалось трудностями, с которыми они сталкивались, неблагоприятными небесными знамениями, что воспринималось как негативная реакция Неба на те или иные действия правителя, и иными причинами.
В этих случаях по сути фиксировалось время существования данного девиза, а не годов правления императора. Ситуация изменилась лишь на закате империи, при династиях Мин и Цин, когда девиз, избранный правителем при вступлении на престол, сохранялся до конца его царствования (лишь один минский император правил под двумя девизами) и нередко стал отождествляться с его личным именем, которое было табуировано.

В результате историческое событие не имело абсолютных, понятных всем и всегда хронологических координат. Все говорит о дискретном характере исторического времени в императорском Китае, представление о его едином потоке здесь, видимо, не сложилось.

Представления о династии в древности

Царствующий дом — это частный случай древнекитайского клана. Поэтому к нему как таковому относится образ этого клана как единого целого, подчеркивающий тесную связь между его поколениями. Это образ тела. По словам историка Бань Чжао (ок. 48 — ок. 117)«даже сто поколений отцов и сыновей очень похожи на одно тело». Здесь человеческая личность представляется «телом, оставленным [родителями]», т.е. полученным от отца с матерью; «отец и сын суть одно тело, которое разделено надвое, так что слава и позор одного касаются другого». Отсюда поведение отца и сына по отношению друг к другу: согласно Конфуцию, каждый из них должен скрывать то, что дурно у другого, покрывать его, если тот совершил преступление.

Династия представлялась древним китайцам в виде тела ее основателя, которое продолжает каждый из его преемников. Это отражено в формуле наследования цзи ти («продолжить тело» = унаследовать престол) и в терминах, указывающих на наследника престола, — чжэн ти («прямая плоть [от плоти государя]» = старший сын главной жены) и ди ти («плоть [от плоти] божественного властителя»).

В результате среди монархов династии различались и противопоставлялись друг другу государи двух типов: с одной стороны, «божественный властитель» (ди [1]) или «царь» (ван), «получивший Мандат [Неба]» (шоу мин), с другой — «государи, продолжившие тело [основателя] (цзи ти)». По словам Куан Хэна (ок. 47[?] до н.э.), у них разные задачи: у «царя, получившего мандат» — цель, как сказал Мэн-цзы, — «создать наследие, или дело (чуан е), и оставить [потомкам] конец нити преемства» (т.е. престол), чтобы те, добавил Куан Хэн, «передавали его без конца»; у «продолживших тело» цель — «почтительно принять и распространить силу-дэ прежнего царя, прославить и возвеличить его подвиги».

Ханьские знатоки права усматривали разницу между законоположениями разного типа: «статутами» (люй [1]) и «указами» (лин), отмечая, что «статуты» — это «то, что одобряли предшествующие правители (или правитель)», а «указы» — «то, что одобряли последующие правители».

«Государя, получившего мандат Неба» отличает активная деятельность, а «продолживших тело» основателя — особое сакральное бездействие, ведущее к устроению государства. Чжан Хэн (78—139) писал: «Гао-цзу создал наследие [для потомков, а те] продолжили [его] тело и наследовали основание [государства; он] короткое время трудился, [они] долгое время отдыхали, „бездействуя, достигли устроения». Только действия основателя описывались глаголами со значением «создать» (чуан, цзо).

Когда Мин-ди в 67 г. разгневался на чиновников, приговоривших к смерти его младшего брата, один из них настоял на приговоре, в частности сославшись на то, что «Поднебесная — это Поднебесная Гао-ди, а не Поднебесная Вашего Величества», и брат Мин-ди вынужден был покончить с собой.

В отличие от действий основателя действия «продолживших тело» описывали также глаголы шу [13] («продолжать, передавать, следовать») и инь сюнь («сообразоваться с [тем, что есть], и следовать [этому]»). Это антонимы глагола цзо («создавать впервые», «творить», «изобретать»).

Если преемник не был сыном предшественника, полагали, что ему подобает все равно руководствоваться принципом сяо [1]. Например, Ай-ди (7—1 гг. до н.э.), чей предшественник Чэн-ди не был его отцом, повел себя так, как если бы был сыном Чэн-ди. Гэн Юй убеждал Ай-ди не расследовать и не предавать огласке поступок Чэн-ди, по династийным соображениям велевшего убить двух своих новорожденных сыновей; он напомнил Ай-ди, что «почтительный к родителям сын хорошо умеет следовать воле отца, хорошо умеет завершать дела другого», и тот прекратил расследование.

Tags: Институт Дальнего Востока
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments