papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Categories:

Вернадский Владимир Иванович (1863—1945) Дневники 1917-1921

1919

Ромодан — Киев. 23.IХ/[6.Х.1]919

Георгий [Старицкий] подтверждает, что еще очень распространено настроение у населения о непрочности этой власти. Мне кажется, эта психология чрезвычайно важна. Я ее встречаю кругом, и с ней надо бороться всячески. Когда оно исчезнет или дрогнет, как, напр [имер], оно дрогнуло на Дону, мы будет иметь большой сдвиг к воссозданию жизни.

24.IХ/[7.Х], Бор[исполь] — Киев

Вместе с нами два офицера (один очень простой, 4 раза ранен, высказывался резко против монархии) и муж и жена Когены. Он к.-д., видный банковый деятель из Москвы, теперь, по-видимому, член совета м [инистерства] фин [ансов] в Ростове. Он рассказывал очень много интересного о ростовских делах, о большевистских. Умный и интересным человек. М[ежду] пр [очим], из его слов я узнал, что подчинение Деникина Колчаку состоялось вопреки постановлению Особ [ого] сов[ещания], принятому огромным большинством. Объясняют, м [ежду] пр [очим], влиянием англичанина Бригса. Приезжали из Парижа устраивать это дело Щербачев, Аджемов и еще кто-то из земцев.

Дорогой прочел Павловича [Вельтмана] об интернационализме. Легкая, но местами интересна. Я невольно все эти вопросы рассматриваю с точки зрения автотрофности человечества и геохимических процессов.

1/ [14] .X. [1] 919. Утро

Для меня, мне кажется, главное в том, что я все время недоволен формой записи, невозможностью выразить в удовлетворяющей меня форме, словами, переживаемое и чувствуемое. Кажется, переживалось немного и неосознанного, выраженного в логических образах впечатления, а когда приходишь к изложению пережитого за день,— видишь, какое количество — бесконечное — переживаний и перечувствований прошло через мое «я».

Удивительно несовершенен аппарат логического выражения бесконечности нашей личности. Язык, выработанный поколениями — бесчисленными — предков, представляет орудие слишком несовершенное. Находится в стадии роста? А между тем рост почти незаметен или даже незаметен на протяжении тысячелетий. Платон и современный человек? Но если мы уйдем еще глубже? Там ясен рост?

За чаем решаем продать мой фрак: обещают за него 1000 р., а м[ожет] б[ыть], больше. Ясно, что фрак в будущие ближайшие годы не потребуется.

Понед [ельник], 14/ [27[ .X. [1]919

В Киеве паника. Кто может — бежит. Не верят власти после драгомировского объявления о том, что жители могут быть спокойны (IX) и что Киев пе будет сдан. Из еврейских, украинских и профессорских кругов идут самые алярмистские сведения. Лекторий университета св. Владимира является одним из таких центров, откуда эти сведения распространяются.

Утром в связи [с] работой, читал статьи Максуэла в «Scient [ific] papers». Очень любопытны его замечания о жизни в связи с малой величиной органических элементов и сравнительно большой величиной атомов и молекул. Заслуживает серьезного внимания. М [аксуэл] ведь не знал недоступных зрению организмов и новых больших молекул.

16/[29].X. Утро

Вчера работал над жив [ым] вещ[еством] хорошо. Читал Боголюбова— философию религии (по указанию Зеньковского; умная апология — па научной почве), кончил Кропоткина о солидарности (живая, будящая мысль книга, не отделанная и не доделанная — но дорого свободное биение мысли).

25.Х/[7.XI.1]919

Глухая реакция — произвол не власти, а произвол безвластия: самое ужасное, что может быть.

27.Х/ [9.ХI.1] 919. Воскр [есенье]

Работал над живым веществом. Иногда мне кажется, что вся эта работа очень мало дает в результатах и что я не справляюсь с тем ее размахом, какой даю в ней. Нахожу новые и новые пропуски и убеждаюсь в ошибочной оценке сделанного до меня. Ищу корней своим мыслям и постоянно их находишь — иногда совершенно неожиданно. Сколько моих мыслей действительно моих? Сколько их возникло из фактов или из чтения? Сколько из них воспоминаний прочитанного или услышанного, отзвучащего иначе, чем у других в моей душе.

И сейчас для идеи о количественном постоянстве жизни я все нахожу новых и новых предшественников. Можно дать связную картину людей, подходивших к этой идее. А еще не так давно мне казалось, что нет почти следов этой идеи в прошлом, и это мнение было для меня мерилом того, что я далеко не охватил сделанного до меня. Нет истории этой идеи? Никто не проводил ее последовательно? Оказывала она то влияние на человеческую мысль, какое мне в ней видится? Сейчас Бюффон — фон Бэр — Флуранс — Агассис — Ф. Гартман — Прейер и, вероятно, многие другие. Прейера я, наверно, раньше читал. Находишь все новые и новые недостатки в своем знании и изложении.

Tags: Вернадский
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments