papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

И.П. Павлов: Павловские среды - протоколы и стенограммы физиологических бесед

Стенограммы 1935-1936 гг

Среда 13 ноября 1935 г.

6. Фобия глубины у «Джона» М. К. Петровой — патологическая лабильность тормозного процесса с особой окраской

И. П. Павлов. Теперь не менее интересная часть — часть патологическая. Эта патологическая часть целиком принадлежит М. К. Тут прежде всего обращает на себя внимание «Джон»,—получение искусственной фобии в лаборатории. Это произвело сильное впечатление не только на нас, но и на заграничную публику. Я помню, на конгрессе, сидя со мной, Хилл мне говорил, что на него весьма большое впечатление произвели опыты с фобией. Из этого я понял, что он слегка маракует и по физиологии. Он говорил: «А из этого очень многое следует». Так что у него есть наметки и по физиологии.

Вот уже 3 недели как пропала фобия, и собака во время опытов преспокойно спит. Это хороший пример того, как физиологический механизм вывертывается из трудных обстоятельств, которые нарочно создает человек. Интересно было бы нашими знаниями преодолеть это самоизлечение!

Тут кончилось победой торможения над раздражительным процессом. Может быть можно вернуть старое положение, если придать большую силу раздражительному процессу? Как вернуть? Для этого нужно было ввести кофеин. Когда кофеин ввели, то не взирая на то, что в нервной системе собаки господствовало торможение, она уже не заснула. Все истязательные приемы дали себя знать, вернулось прежнее состояние, — это дал вчерашний день. Значит, ясно, самозащитным процессом в этих трудных условиях для нервной системы было постепенно создано преимущество тормозного процесса над раздражительным. Тогда все заболевание исчезло — и болезненная окраска тормозного процесса и фобия. А когда увеличили раздражительный процесс, тогда вернулась старая история. Это очень поучительно. Это хороший анализ.

Когда впервые обнаружилась фобия, я хотел ввести вариации опытов по изучению двух процессов — раздражительного и тормозного, я понял фобию как патологическую лабильность и так и сказал в лондонском докладе, что фобия есть иллюстрация патологической лабильности тормозного процесса.

Возникает вопрос: что такое болезненность тормозного процесса, нужно ли отличать болезненность от патологической лабильности, или это одно и то же.

Нужно сказать: что касается раздражительного процесса, то там тоже происходило как бы слитие лабильности с болезненностью, получалась раздражительная слабость. Может быть, эта патологическая лабильность, как трудное, невыносимое положение, переносится собакой болезненно. Сопоставьте фобию с раздражительной слабостью.
М. К. Петрова. «Мампус» прыгал, кричал, лапу протягивал.
И. П. Павлов. Это ясно болезненность. И тут при фобии есть окраска болезненности, говорить нечего. Когда я там говорил об этом, я просто назвал это «патологической лабильностью», а она усложняется явным фактом, бесспорным — объективной мучительностью. У человека, когда он боится, боязнь есть страдание, а тут есть все соответствующие внешние признаки.
В целом это очень интересная вещь.

7. Трофические изменения кожи после трудных для нервной системы задач (опыты М. К. Петровой). Возможность влияния коры на патологические процессы внутренних органов

Вы помните, «Бой» — это великолепный сангвиник, который привлек внимание тем, что он выполнил переделку метрономов, кажется, в третий раз, а запаздывающий рефлекс выработал чуть ли не сразу. Затем, после кастрации и ряда вне-экспериментальных заболеваний он стал в конце концов поправляться и снова был испытан на разных трудных задачах, в частности на четыре раздражителя, из которых только четвертый подкреплялся. Это пока у нас считается самым трудным номером. Он сразу решил эту задачу, но лег на ней костьми.
М. К. Петрова. Не сразу лег, а после лета.
И. П. Павлов. Это опять интересная особенность. Значит, после лета он начал работать очень плохо, и вместе с тем у него появилась, как М. К . технически выражается, сухая экзема. Поверхность его кожи стала красного цвета, чего раньше не было.
Почему это случилось после лета? Казалось, наоборот, последующий летний отдых должен был восстановить его силы.. Оказывается довольно часто бывает, что результаты нервных напряжений у собак сказываются не немедленно.

У «Боя»—то же самое: до лета он задачу решил и в таком виде был оставлен, а после лета — оказался больным. На этот раз важным является то, что эта нервная трудность проявилась в болезненном состоянии кожи. Потребовалось применить ряд облегчающих средств. Отменили трудную задачу, ввели работу с перерывами через 2—3 дня и применили комбинацию брома с кофеином. Теперь он восстанавливается. Вместе с тем исчезла и экзема.

Совершенно ясно, что заболевание кожи было связано с трудным состоянием нервной системы.

Странно, но что-то не известно, чтобы у охотничьих или домашних собак случались частые падучие судорожные припадки, а у наших собак это весьма часто получается. Кто его знает, может быть это есть результат трудного состояния нервной системы, в которое мы приводим собак: мы усложняем нервную деятельность и она срывается.

20 ноября 1935 г.
1. К вопросу о типах: «Геркулес» К. С. Абуладзе — особая форма пассивно-оборонительной реакции] «Томбуш» М. К. Петровой — вариант агрессивной реакции сильного типа

Другая, очень интересная сторона, которую мы должны исследовать очень основательно, — это следующее.
Это была домашняя собака, очень холеная, очень обходительная, особенно со своим хозяином, очень нежная, даже ласковая. М. К ., с какой-то целью, хотела у нее выработать оборонительный рефлекс Собака дала при этом сильнейшую отрицательную двигательную реакцию и на все последующие раздражения ослабленным током продолжала отвечать тем же. Она отворачивалась, становилась в станке задом к кормушке и отказывалась от пищи.
Что это такое? Если в первом случае выступали черты рабской слабости, то здесь, нужно думать, горделивость: «а, ты меня обидел ни за что, ни про что, так я тебя знать не хочу!» Видимо тут агрессивная реакция приняла отрицательный, причем особый длительный характер.
Это уже вариация противоположного типа, который сознает свою силу, сознает, по-человечески говоря, свое достоинство, и раз против него поступили вредоносно, неправильно, то он знать вас не хочет. У него эта реакция продолжалась потом некоторое время.

4. Получение стереотипа на системе условных рефлексов с разными безусловными подкреплениями (опыты с «Явой» К. С. Абуладзе)

Тут особенно ясно, какое огромное значение имеют эти посторонние, побочные раздражители.
Я, например, при моей стариковской памяти, постоянно теперь этим пользуюсь. Желая запомнить, я нарочно обставляю данные представления побочными раздражителями.

5. Условные рефлексы на отношения раздражителей (опыты А. О. Долина)

Нужно помнить, что гештальтистам данный факт казался каким-то провалом всех условных рефлексов, — не знаю почему.

Я выставил положение, что каждое отдельное состояние нервной системы, входит ли туда одна клетка или много клеток, может быть отдельным условным раздражителем. В данном случае особое состояние, которое выражается в отношении, комбинации различных раздражителей, является условным раздражителем. Все это совершенно охватывается представлением об этих условных рефлексах.

7. Еще о типах. Безудержный, сильный до глубокой старости «Пострел» В. К. Федорова

«Пострел» почти всю жизнь проводит у нас. Он поступил к нам, надо думать, щенком, может быть годовалой или полугодовалой собакой. Он работал у М. К. 8 лет, у В. К. 6 лет, а считая, что тогда ему было год-два, значит теперь — 15—16 лет. Надо сказать, что соматические признаки его старости налицо. Он имеет уже катаракты на обоих глазах. Мускульная система ослабла, шерсть повыбилась. Прежде он был очень живой пес, теперь на станке он долго стоять не может, он тут же ложится. Все признаки налицо, что он соматически, т. е . во всех органах, кроме нервной системы, сильно постарел, сильно износился. Все же нервная система, наоборот, представляет, можно сказать, чудесное состояние.

Ранее он прямо раздражал своей безудержностью. Как-то на одном опыте присутствовал В. В . Савич, а он и охотник и человек с характером. «Пострел» так скандалил, что В. В. сильнейшим образом ухватил его за загривок и порядочно ударил. После такого приема «Пострел» заснул. Это интересный прием гипнотизации сильного типа.

Я говорю, что одно из сильнейших впечатлений для меня от всей 35-летней работы над условными рефлексами — это огромные, безграничные возможности нервной системы.
Достаточно сказать, что теперь, когда «Пострелу» 16 лет, когда он старик, когда тело сильно износилось, все же у него одновременно существуют рефлексы на 10 отдельных раздражителей, положительных или отрицательных, дифференцировка на трещетку, условный тормоз и запаздывающий рефлекс. Какая высокая рекомендация!

Надо сказать, что такие примеры есть и на людском материале. Я помню, меня всегда поражал покойный химик Н. Он был уже дряхлым стариком, когда появились впервые работы Рамзая, где он открыл несколько индифферентных благородных газов; Н. выступил на собраниях с рядом речей, и все мы были изумлены живостью его мысли и силой, с которой он говорил.
То же — и Кони. До глубокой старости он прекрасно мыслил и говорил.
Интересно, что нервная система, благодаря своей деликатности и сложности, является верховным органом всего организма. Удивительным образом, казалось бы, раз она самая деликатная, самая сложная, ей бы и ломаться прежде всего, однако в некоторых случаях выходит наоборот: тело сдает, а она проявляет высшие способности.
Значит: «я была главой, командиром, таковым до конца останусь,—
все остальные сдали, а я остаюсь».
Всего хорошего.


27 ноября 1935 г.


1. Гипнотическое состояние коры головного мозга как защитная реакция организма и симптомы патологического состояния высшей нервной деятельности

И. П. Павлов. Начнем сегодня с патологии. Надо сказать, что и в общей медицине бывают затруднения, когда вы должны в картине болезни отличить, что в ней есть результат повреждения и что есть результат противодействия организма данному повреждению. Эти две категории явлений очень спутываются. Дело науки и талантливости врача разделить их и понять, что есть истинная болезнь и что есть физиологическая мера против болезни.

Тем больше это дает себя знать в нервной патологии.

ага ага... Альфред Адлер в студии...

задача.
2. Симптомы хронического отравления собак алкоголем (опыты М. К. Петровой и В. К. Федорова). Фобия собаки-алкоголика как аналог алкогольного бреда преследования

У собак М. К . отчетливо выступила (то же имеется и в том опыте В. К ., о котором я уже рассказывал) раздражительная слабость, т. е. патологическая подвижность раздражительного процесса. Она заключается в том, что собаки, у которых выработана двигательная положительная реакция поднятия лапы на подставку при действии условного раздражителя, начинают стремительно и сплошь и рядом раньше действия раздражителя уже класть лапу на подставку. Следовательно, имеется патологическое ускорение раздражительного процесса, патологическая подвижность раздражительного процесса.

4 декабря 1935 г.

Таким образом подтверждается давнее наше представление, что при всех трудных состояниях страдает в первую голову тормозный процесс. Поэтому мы его считали особенно нестойким, хрупким, лабильным, что подтверждается теперь при анализах наших многочисленных опытов.

Tags: Павлов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments