papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Categories:

Лосев Алексей Федорович (10 (22) сентября 1893 — 24 мая 1988) История античной эстетики т. 8 – 2

Итоги тысячелетнего развития

Субстанциально-интегральная терминология

Природа

Доклассическое представление (Гомер и Гесиод)

Можно довольно точно характеризовать мифологию Гомера. Это — такая мифология, которая уже неотличима от поэзии, от искусства, от увлекательно изображаемых картин природной жизни. Это не значит, что мифология перестала существовать, но она теперь уже отождествилась с интересными и красиво рассказанными картинами жизни.

Ум и мышление всегда являются той или другой абстракцией в сравнении с цельной жизнью. Поэтому зародившееся в начале рабовладельческой формации мышление уже не могло удовлетворяться цельной, дорефлективной, домыслительной мифологией. А так как мифология решительно во всех вещах видела живые существа, а всякое живое существо есть сразу и субъект и объект, то зародившееся в начале рабовладельческой формации мышление
сразу же стало расчленять в мифе его объективную и его субъективную сторону. И в начале этот чувственно-материальный космос, который утверждался и во времена общинно-родовой формации, стал трактоваться только как объект. И на этой объективной точке зрения остановилась вся античная классика, и средняя, и зрелая, и поздняя. И, конечно, это было уже чистейшей абстракцией, поскольку чувственно-материальный космос вовсе не есть только объект, но еще и субъект, а в конце концов, конечно, и синтез объекта и субъекта.

Та природа, которую знает ранняя классика, — это есть чувственно-материальный космос как объект, причем объект в виде прямой и непосредственной фиксации бытия, и фиксация эта в ранней классике была покамест только еще описательной и только еще интуитивной. В средней классике у софистов, Сократа и сократиков природа уже перестает быть только интуитивной. Она станет здесь рационализированной, дискурсивной. В эпоху зрелой классики Платон сделает эту картину не только чувственно-материальной и не только дискурсивной, но уже диалектической или, точнее сказать, категориально-диалектической. Оставалось только дополнить эту картину энергийно-творческим изображением природы, как это и получилось у Аристотеля, и на этом уже кончалась вся классика с ее пониманием природы как чисто объективно данного материально-чувственного космоса.

В этом смысле и необходимо понимать сообщение (58 В 22), что пифагорейцы учат обо всем в природе на основании математики. Пифагорейцы, между прочим, уже доходили до понятия предела, поскольку у них сама природа получала предельное значение, как точка в отношении линии, линия в отношении плоскости и плоскость в отношении тела (58 В 24).

Синтетически целостная картина.

У досократиков имелось представление о природе именно всего (то есть вселенной), как оно существует и как оно возникло (90, 8, 1 = II 415, 18), причем гераклитовцы (22 с 2) говорили, что «природа довлеет всему во всех отношениях», а по Демокриту (В 176), это давление противоположно случаю.

противоположно случаю...

Она есть также и благоустройство всеобщего становления; и, прежде всего, она есть также и космический ум, который и «сплел природу вселенной» (Критий В 19, 2), будучи принципом всеобщего круговращения.

Самое важное здесь то, что природа, как учил Гераклит (В 10), рождает из себя противоположности, оставаясь, по Филолаю (В 1. 6), единым порождающим все из предела и беспредельного. Это и приводило к тому, что природа толковалась как «любящая скрываться» (Гераклит В 123) и что поэтому «логос природы» многим остается непонятным (В 1).

Соотношение природы и человека

До поры до времени человек трактовался как естественный результат общеприродного развития и никакого вопроса об особом соотношении человека и природы не ставилось. Но уже Фалес (А 1 = I 71, 24) противопоставлял природные дарования человека и воспитание, и тут уже крылся антагонизм, который был не чужд и Гераклиту (С 1, 11), утверждавшему, что закон и природа или согласуются, или не согласуются и что мы установили закон, а природу всего установили боги.

о. как у собачек. есть тип, есть воспитание...

Даже в деторождении Демокрит различал природу и обычай, только природу — у животных, а у человека — природу и обычай (В 278). Природа без закона бессильна; и природные способности человека могут выявиться или не выявиться в зависимости от воспитания (В 33; ср. 183). Отсюда и получалось, что софисты огромное значение придавали именно воспитанию (Протагор В 3), считая, что невоздержанные — рабы удовольствий, а воздержанные — господа над удовольствиями телесной природы (Горгий В 11 а = II 298, 10).

Tags: Лосев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments