papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

И.П. Павлов: Павловские среды - протоколы и стенограммы физиологических бесед

Стенограммы 1935-1936 гг

Среда 30 января 1935 г.

Косульников. Разрешите еще сказать...
И. П. Павлов. Нет, я разрешаю вам лучше подумать, а теперь перейдем к другому.

8. Случай парафрении в психиатрической клинике

И. П . Павлов. Теперь немного о психиатрической клинике. Ввиду чрезвычайной сложности материала, клиника не претендует на какую-либо строгую систему или классификацию. Когда еще нет никакого научного анализа нормальной психики, нельзя требовать классификации психических заболеваний.

Среда 6 февраля 1935 г.

4. Навязчивая ассоциация (сохранение агрессивной реакции при еде после исчезновения истинного повода к реакции у «Зевса» К. С. Абуладзе). Аналогия физиологических механизмов с навязчивой идеей и бредом. Клинический пример

И. П . Павлов. Другой интересный случай произошел на опытах у К. С. Факт заключается в следующем. Была группа щенков одного помета. В одной клетке жили вместе брат и сестра — «Зевс» и «Светлана», причем «Зевс» —возбудимый сильный тип, а «Светлана», очевидно, слабая. Когда им подавали в клетку общую чашку, то господин «Зевс» очень огрызался на сестру и отгонял ее от чашки. Теперь эта сестрица умерла, и «Зевс» остался один. Представьте, при еде он неизменно повторяет свою агрессивную реакцию, постоянно шарахается в сторону, скалит зубы, лает и т. д. К концу пятого месяца остается одно и то же, т. е . навязчивость. Как же иначе понять? Как же представить и понять этот факт? Я считаю, что, с одной стороны, здесь имеется навязчивость, а с другой—-имеется ассоциация. Вероятно представление об этом сопернике, образ этого соперника чрезвычайно подчеркивались в мозгу «Зевса», когда он был возбужден пищей. Эта запечатленность или инертность держится до сих пор. Это именно случай навязчивости.

Как толковать происхождение бреда преследования в данном случае? У больного был ранее алкогольный галлюциноз. Галлюциноз нужно понимать как повышенный тонус клетки. Это не наше обычное бледное представление о разных вещах, а подчеркнутое и усиленное, находящееся на необычной высоте.

Теперь он поправляется. Очевидно происходит ослабление процесса инертности. Он уже говорит: «черт с этими врагами, они раньше меня злобили, а теперь они на меня нагоняют только скуку».

А. Н. Пахомов. Как тогда произвести различие, почему в одном случае образуется навязчивая идея, а в другом бредовая. Вы раньше высказывались, что дело сводится к интенсивности воздействия.
И. П. Павлов. Застойность раздражительного процесса происходит не так, как в норме: раздражение действовало, вы на него отреагировали, и дальше это деятельное состояние коры утихает.
А. И. Пахомов. При навязчивости — в основе то же самое, но меньшей интенсивности.
И. П. Павлов. Это разное.
А. И. Пахомов. К бредовой идее человек относится без критики, а к навязчивой идее он относится критически.
И. П. Павлов. Это зависит от степени индукции, насколько другой отдел мозга действует и контролирует деятельность этого пункта.

Среда 13 февраля 1935 г.

2. Значение начального тонуса коры для протекания всей системы условных рефлексов или всего стереотипа. Влияние простого подкармливания па первом месте на действие электро-кожного раздражителя в стереотипе (опыты В. К. Федорова)

Думаю, что толкование тут очевидное и для нас очень важное. Здесь выступает очень важное отношение, которое мы, собственно, всегда предполагали. Раз вы применили еду на первом месте, значит вы повысили сильно тонус коры, тонус пищевого центра и вы образовали новое состояние нервной системы сравнительно с тем, когда собака не ела. Другое состояние создается и в остальной коре, так как по ней распространяется, конечно, отрицательная индукция. Когда электро-кожный раздражитель на нее действует, это уже не та кора, каковой она бы была без такого подкрепления. Отрицательная индукция уже ограничивает раздражительный процесс при электрическом раздражении. Это очень хорошая иллюстрация того факта, который мы все в голове держим и который часто дает себя знать. Когда речь идет об инертности, когда тонус затягивается, мы с этим считаемся. Ясно, самое натуральное объяснение только такое и есть, что тот раздражитель, который вы применяете первым, делается хозяином коры, т. е . представляет известный тонус и понижает тонус остальной коры, все другие раздражители падают не на нормальное, а на измененное состояние коры. Думаю, что другого толкования нельзя придумать. Это очень показательно и красиво.

6. О повторении и подтверждении добытых научных фактов. Собаки без дистантных рецепторов («Ява» К. С. Абуладзе)

И. П . Павлов. Я проникнут тем, что научная деятельность, научная наклонность, научная работа должны руководствоваться двумя тенденциями: с одной стороны—любознательностью, значит стремлением к новому, а с другой стороны—стремлением к подтверждению истины, к подтверждению того, что вы нашли. У меня в высшей степени сильна вторая тенденция. Когда я каждый год читал лекции и сопровождал их демонстрациями, то мне всегда доставляло большое удовольствие повторять старые и расстарые факты, но еще раз подтверждающиеся. Это особенно необходимо для биологических исследований, потому что биологические явления чрезвычайно сложны. Может быть такой случай, что они тысячу раз вышли, а в тысячу первый подвернулось новое условие, которого вы не знали и которое их изменило. Нельзя считать, что это скучно. Повторение особенно необходимо в нашей области.

Среда 20 февраля 1935 г.

6. Разбор двух патологических случаев из книги Пьера Жана «Начала интеллекта»

Значит, зрительный отдел мозга больного располагает таким малым количеством тонуса для раздражительного процесса, что он может под влиянием данного раздражителя сосредоточить свою активность лишь на одном пункте, а остальные пункты являются как бы несуществующими. Поэтому он отдельного человека видит, каждый отдельный момент видит, а что-нибудь другое в это время представить не может, поэтому для него пространство исчезает. У него дело ограничивается тем пунктом, который сейчас раздражается. У него нет никаких следов. Поэтому понятно, что он «потерялся в свете». Так что можно представлять это двояко: или это подобно положению «Ребуса», у которого, благодаря отсутствию грех главных дистантных рецепторов, чрезвычайно понизился тонус, или же подобно тому, что мы наблюдаем у обезьян, так как у них чрезвычайно слабы следы от раздражения, которые, как известно, у нас чрезвычайно сильны, потому что мы помним события, которые были 70—80 лет тому назад.

На обезьянах видно, что для того, чтобы что-нибудь сделать, перейдя от одного к другому, им нужно видеть оба раздражения. Если же обезьяна не получит второго раздражения, которое входит в комбинацию с первым, то она по следу их не свяжет. Положим, ей нужно заливать водой огонь. Если она на огонь смотрит, а рядом с этим глаз не упал на воду, которая стоит в стороне, то она не пойдет за водой, а сделает это только тогда, когда, двигаясь, увидит воду. Ясно, что у обезьян следы очень слабы.

Теперь, когда у меня со старостью начинает слабеть возбудимость мозга, самонаблюдение приводит к интересным аналогичным фактам. Мои стенные часы дома заводятся раз в неделю, именно в воскресенье. Несмотря на большую регулярность моей жизни, в последнее время я не могу запомнить этого срока. У меня день отдыха — воскресенье; это особенный день, он отличается от всех дней. Тем не менее у меня никаким образом сама не образуется мысль, что нужно завести часы. Однако стоит пробить часам, как готово дело: раздражение от часов,— а да, я должен завести часы. Явление совершенно того же рода.

Tags: Павлов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments