papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Categories:

Лосев Алексей Федорович (10 (22) сентября 1893 — 24 мая 1988) История античной эстетики т. 8 – 2

Итоги тысячелетнего развития

Субстанциально-интегральная терминология

Примат выражаемой предметности, или учение об элементах

Античная специфика

Отдельные элементы

На огне эта трагическая антиномия особенно заметна, так как огонь все уничтожает; однако он уничтожает это все постольку, поскольку оно существует, и сам-то он существует постольку, поскольку существует поглощаемое им. Рисуется трагическая картина мира, то возникающего из бездны огня, то поглощаемого этой бездной и уничтожаемого ею до последнего основания. В конце концов не люди, не демоны, не боги и не космос являются здесь последней инстанцией. Мировой пожар, в котором гибнет все живое и который постоянно возможен, вырываясь из неисповедимых бездн судьбы, — вот то мрачное, торжественное и величественное эстетической мироощущение, которое мы с ужасом почерпаем из тех же невиннных досократовских фрагментов. Что эстетики здесь нисколько не меньше, чем натурфилософии, с этим должен согласиться всякий!

Солнце вбирает в себя лучи эфира (Диоген Аполлонийский А 13). «То, что мы называем теплом, бессмертно, оно все мыслит, видит, слышит и знает все, что есть и что будет. Итак, оно в весьма большом количестве ушло в самый верхний круг, когда все было потрясено, и вот его-то, как мне кажется, древние назвали эфиром» (Гиппократ 64 С 3). Из этой цитаты видно, что эфир есть не только тончайшее вещество, но и вещество живое, снабженное чувствительностью и даже элементами сознания.

Прежде всего, Аристотель отличает «элемент» и от «природы», и от «усмотрения», и от «сущности», и от «цели». Поскольку все причины Аристотеля являются «началами», то в этом смысле между ними нет никакого различия. Тем не менее различие это, несомненно, имеется, поскольку Аристотель находит нужным все подобные термины перечислять в отдельности (Met. V 1, 1013 а 20—21): «Поэтому началом является и природа, и элемент, и усмотрение, и сущность, и, наконец, цель». Своеобразная особенность «элемента» весьма отчетливо выдвигается у Аристотеля и не раз им достаточно определенно формулируется.

Другими словами, если причинами, или началами, являются у Аристотеля форма, материя, движущий принцип и цель, то понятие «элемент» отличается только отсутствием движущего принципа.

При этом нельзя забывать того, что стоики все-таки резко отличали «элемент» (stoicheion) и «принцип» (arche): «Принципы не возникшие и неуничтожимые, а элементы уничтожаются с воспламенением [космоса]. Кроме того, принципы бестелесны и бесформенны, элементы же обладают формой» (фрг. 299). Следовательно, элементы отличаются от принципов своей материальностью, причем если все материальное возникает и погибает, сама материя все-таки вечна, поскольку никакая материальная вещь еще не есть сама материя и материя материальной вещи сама нематериальна.

Эфир у стоиков есть такой тончайший элемент, который остается даже при воспламенении всего космоса (II 188, 22—23). От огня эфир отличается своей предельной тонкостью, но также и своей способностью порождать все прочие элементы (313, 18 20).

И все же если бы в воздухе, эфире и на небе не было жизни, то ее не было бы на земле и в море (III 2, 3, 25—28). Интересно, что этот последний текст является у Плотина единственным текстом, в котором выступает термин «эфир». Но интересно также и то, что эфир рассматривается здесь в контексте рассуждения о космическом творчестве жизни.

Tags: Лосев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments