papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Categories:

И.П. Павлов: PRO ET CONTRA

Личность и творчество И.П. Павлова в оценке современников и историков науки (к 150-летию со дня рождения)

Материалы к биографии И.П. Павлова

Ю. П. Голиков, К. А. Ланге Краткий очерк о жизни и деятельности И. П. Павлова

В силу высокой ответственности за судьбу высшего образования в стране И. П. Павлов не мог признать правильным возникновение в СССР в течение 1929—1930 . более 30 медицинских институтов. Он считал, что для них нет ни кадров, ни материальной базы, и протестовал против существования вузовских кафедр, на которых не ведется научная работа.

Подобные протесты Павлова против ломки образования и науки вызывали досаду и озабоченность правительства, особенно на рубеже 20—30х . Тогда он выступил против планов реорганизации Академии наук, намечавшейся на 1929 г. Правительство задалось целью обеспечить большее участие академии в решении практических задач по индустриализации страны и подъему сельского хозяйства, в строительстве социализма. Намечалось одномоментно ввести в академию 42 новых действительных члена, чтобы эти академики составляли в ней подавляющее большинство при голосовании по спорным вопросам. Впервые вводились академики по общественным наукам.

Во время одного особенно жаркого спора В. И. Вернадский предложил принять настойчивые указания компартии голосовать за баллотирующихся кандидатов не персонально, а по спискам, Павлов взорвался: «То, что вы предлагаете — это лакейство!» Попытки успокоить его не увенчались успехом…

После этого инцидента Иван Петрович до конца своей жизни не посетил ни одного общего собрания академии, считая поведение своих академических коллег в 1928—1929. штрейкбрехерством и капитуляцией перед грубой силой.

Едва узнав об аресте своего сотрудника коммуниста Ф. П. Майорова, Павлов схватил телефонную трубку и потребовал от телефонистки соединить его с «главным жандармом». Поначалу она отказывалась выполнить это требование, но Павлов был непреклонен. Ему ответил сам Медведь, начальник Ленинградского ОГПУ. Иван Петрович фальцетом прокричал: «Вот что, господин хороший, если завтра утром Федор Петрович Майоров не будет на своем рабочем месте, то я буду жаловаться господину Молотову или господину Сталину». К вечеру того же дня Ф. П. Майоров уже работал в лаборатории и больше никогда не арестовывался. Он написал «Историю учения об условных рефлексах» (1948).

Эта мысль уточнена в другом месте письма: «Я знаю русскую душу. Какою жизненною трагедиею специально на ней отзовется настоящая пропаганда атеизма».

Павлов опасался, что борьба с религией породит людей без нравственных абсолютов, без веры. «Но человек, — убеждал он своего ученика Е. М. Крепса, — не может жить без веры… Я считаю, что нельзя отнимать веру в Бога, не заменив ее другой верой. Большевику не нужно веры в Бога, у него есть другая вера — коммунизм. Другую веру приносит людям просвещение, образование… Надо раньше просветить народ, дать ему грамотность, образование… А разрушать веру в Бога, не заменив ее ничем, нельзя».

Далеко не все руководители государства, официальные философы и даже ученые приняли бухаринскую интерпретацию павловского учения об условных рефлексах. Например, Н. А. Семашко утверждал: «Слабая сторона его (Павлова. — Авт .) учения состоит в том, что он механический, а не диалектический материалист… И как бывает с механистами, механист-материалист Павлов, много поработавший над разрушением идеализма и поповщины, смыкается с самым доподлинным идеализмом».

Возвращаясь из своей первой заграничной поездки, тридцатилетний Павлов готов был, по собственному признанию, расцеловать даже русского жандарма на приграничной станции.

Мне рассказывала В. К. Фадеева, что на одной из «сред» Иван Петрович развил тему воспитания уважения к труду в связи со стахановским движением. Он говорил, что если капитализм воспитывает труженика, используя «отрицательное подкрепление» (не будешь трудиться, не на что будет жить), то социалистическое общество пытается достичь той же цели на «положительном подкреплении» — моральным поощрением трудовой деятельности, объявляя лучших тружеников героями страны. На таком подкреплении условные рефлексы вырабатываются гораздо труднее, чем на отрицательном. Павлов сомневался в возможности такого воспитания «в массовом порядке» — и все же надеялся на лучшее.

Павлова радовало, что за первое пятилетие 30х. средняя заработная плата советского рабочего и служащего поднялась втрое благодаря тому, что золотые резервы СССР увеличились до 1400 миллионов фунтов стерлингов. Ему импонировало укрепление государственного сектора во всех отраслях экономики, образования, культуры, науки. Если за одинаковую работу зарплата государственного служащего ниже, чем у работника частного предприятия, то это верный признак слабого государства.

В 30е . он не сомневался, что Германия нападет на СCCР, и приветствовал политическую доктрину коллективной безопасности, предложенную тогда Советским Союзом мировому сообществу. Беспокоясь за судьбу своей страны, Павлов перестал поощрять даже антисоветские шутки и анекдоты. Его сотрудница В. К. Фадеева рассказывала мне, как был обескуражен в 1934 г. физиолог, приехавший в павловскую лабораторию из провинции, реакцией Ивана Петровича на рассказанный им анекдот из той серии, которая прежде нравилась хозяину. А теперь он резко оборвал гостя словами: «Тот негодяй, кто хулит собственное правительство, когда родина в опасности».

Д. Тодес

Павлов и большевики

Павлов наш целиком, и мы его никому не отдадим.

Николай Бухарин (1936)

Политические взгляды накануне большевистской революции

В октябре 1917 г. Иван Петрович Павлов был ученым с мировым именем, его взгляды и политические убеждения за 68 лет жизни вполне сложились — сциентизм, усвоенный в юности, самодисциплина и профессиональный успех, достигнутые в период зрелости, и пылкий, но противоречивый патриотизм, закалившийся в последние десятилетия царской России.

Революция вскоре коснулась семьи и самого Павлова. Один из его сыновей, Всеволод, офицер, сообщал своим родителям с фронта об унижении офицеров и об «анархическом урагане», пожиравшем армию. Вскоре он присоединился к «белому движению». Другой сын, Виктор, отправился в таинственную поездку на территорию, занятую белыми, и, заразившись по дороге тифом, скончался.

Работа Павлова обеспечивалась доступом к особому валютному счету (для приобретения литературы и иностранного оборудования), его многочисленные просьбы о специальном фондировании автоматически одобрялись Совнаркомом и Ленсоветом, он имел возможность ездить за границу (например, в США в 1923 и 1929 гг.) и посылать туда своих сотрудников для изучения иностранной техники и пропаганды учения об условных рефлексах.

Эта стычка отразила сложность позиции Павлова как «преуспевающего диссидента». Несмотря на все его привилегии, его оппозиция политике коммунистов была искренней, но эти привилегии разделяли его с коллегами и неизбежно понижали его моральный авторитет среди них.

Коммунистическая партия, однако, имела на Федорова большие виды, и Павлов способствовал их успешному осуществлению. В 1927 г. он предложил назначить Федорова заместителем директора ИЭМа. Он был, признавал Павлов, важным приобретением для института и его собственной лаборатории как «человек с огромным административным опытом и тот, который пользуется уважением в тех инстанциях московских и ленинградских, от которых зависит прохождение институтских дел». Павлов, по-видимому, не возражал против назначения Федорова в 1931 г. первым в истории института директором коммунистом. В 1930х гг. Федоров стал важной государственной фигу рой, приняв участие вместе со Сталиным и Горьким в создании Всесоюзного института экспериментальной медицины в Москве, и, будучи его директором, играл центральную политическую и организационную роль в проведении XV Международного физиологического конгресса в 1935 г.

Tags: Павлов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments