papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Categories:

Институт Дальнего Востока РАН Духовная культура Китая : Энциклопедия : в 6 т. т. II

Буддизм

Северный, или тибетский, буддизм (ламаизм)

Для обозначения ветви буддизма, сформировавшейся в Тибете и распространившейся в Центральной Азии, до 60-х годов XX в. широко употреблялся термин «ламаизм». В 60-е годы духовный лидер тибетского буддизма Далай-лама XIV в связи с предпринятыми в Китае акциями, направленными против традиционной тибетской религии, которая была объявлена деградировавшей формой буддизма, не имеющей самостоятельной культурной ценности, предложил отказаться от термина «ламаизм» и говорить о буддизме определенных национальных районов. В 90-е годы обозначение «ламаизм» практически вышло из употребления и в российской науке

Ваджраяна считается ее адептами «результативной» «колесницей тайной мантры», способной привести к состоянию будды кратчайшим путем, за одну жизнь

Среди самых чтимых в тибетском буддизме бодхисаттв первое место занимает Авалокитешвара (Ченрези, Падмапани), бодхисаттва действенного сострадания. Он фактически стал главным божеством Тибета, а его эманации считаются инкарнированными в качестве далай-ламы, главы школы гелукпа и духовной иерархии всего тибетского буддизма. Авалокитешвару изображают держащим книгу и меч в ознаменование того, что он рассеивает умственный мрак.

Буддизм ваджраяны утверждает, что нет никакого реального зла в человеческом сознании, есть только преходящее загрязнение, которое временно затемняет потенцию высшего совершенства, принимая формы аффективного влечения.

Как гласит традиция, Будда Шакьямуни однажды предсказал, что спустя 1600 лет после его ухода из земной жизни родится человек огромной духовности и сострадания. Он станет распространять буддийскую Дхарму и будет известен как кармапа — «кармический», или «действующий». Таковым был признан Дусум Кхьенпо. По преданию, он предсказал все детали места, где будет найдена его следующая инкарнация, и передал эти сведения одному из своих учеников. Дусум Кхьенпо пророчествовал о множестве своих карм в будущем, уточнив, что уже существуют несколько его собственных инкарнаций, в том числе одна как эманация бодхисаттвы Авалокитешвары. Одновременно могут существовать несколько инкарнаций тела, слова, ума, знания и т. д.

У основателя этой традиции Атиши Цзонхава заимствовал концепцию классификации людей, более подробно рассмотрел вопрос о потребности духовно «низших» и популярной проповеди для них («общего Пути»).

Впоследствии мыслители школы гелугпа разработали учение о «ступенях Пути» (тиб. лам-рим) под руководством ламы-учителя, а в традиции этой школы обычная трехчленная формула монашеского обета (Будде, общине-сангхе и Дхарме) была дополнена четвертым членом — обетом ламе.

В VII-IX вв. китайцы имели регулярные сношения с Тибетом, тибетские цари временами контролировали части провинций Ганьсу, Сычуань и Юньнань.

В 1260 г. хан Хубилай присвоил представителю школы сакьяпа Пагба-ламе ряд титулов, в том числе «императорского наставника» (кит. ди ши), и принял от него инициацию. Во многом благодаря особым отношениям монгольских владык с тибетскими иерархами монгольские войска не углублялись на территорию Тибета, ограничиваясь вторжениями в Ганьсу, Сычуань и Юньнань.

В конце XVI в. тибетский буддизм утвердился в Ордосе, ставшем первым крупным плацдармом на территориях, населенных монголами, а в XVII—XVIII вв. распространился на все эти территории, включая Забайкалье и Калмыкию. Данная ветвь буддизма принесла в эти регионы письменную культуру, как и в Тибете, на долгое время определила специфику региональной «книжной» традиции, систему социально одобряемых жизненных ценностей, повлияла на характер фольклора и т.п., а тибетский язык стал там главным языком литературы, науки и образования.

Синкретические секты

Другим важным источником сектантства было манихейство, которое оказало заметное влияние на ряд сект, популярных в XII—XIII вв. на юго-востоке Китая, в частности на мин-зяо (учение о свете) и секту, получившую название чицай-шимо (букв, «есть постное и почитать демонов»). Последнее название оставалось одним из стандартных определений «ереси» вплоть до XVII в.

Общины последователей Ло Цина были особенно распространены в восточных провинциях, где их именовали лаогуанъчжай («вегетарианские собрания почтенных начальников»).

Как альтернатива «регулярного общества», секты выступали против собственности, требуя от вновь обращенных отказа от имущества или крупного денежного взноса в казну общины, отсюда же принятый в некоторых сектах обычай хоронить своих единоверцев голыми. Кроме того, секты проповедовали коммунализм, «жизнь одной семьей» и отрицали все различия между людьми — имущественные, социальные и даже половые. Об открытости сект свидетельствует и изначальный синкретизм их пантеона. Важной частью идеологии и практики сект было отрицание института семьи, которое могло выражаться как в запрете браков и даже строгом разделении друг от друга мужчин и женщин, так и в полной свободе сексуальных отношений. Характерно в своем роде известие автора минской эпохи о некоем проповеднике учения «Белого лотоса» по прозвищу Монах Сюй, который вступал в связь со всеми женщинами своей секты, не исключая и родственниц, что он именовал «передачей истины».

По мнению Хуан Юй-пяня, буддисты и даосы безопасны для правящей династии потому, что «ушли от мира» и их «нельзя поставить в один ряд с обладателями Небесного повеления на царствие». Только ереси, считает Хуан Юй-пянь, являют «прямую» противоположность конфуцианству — потому что они, как и официальная идеология, не отделяют религиозную жизнь от светской.

Tags: Духовная культура Китая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments