papalagi (papalagi) wrote,
papalagi
papalagi

Институт Дальнего Востока РАН Духовная культура Китая : Энциклопедия : в 6 т. т. II

Мифология. Религия

Изучение древнекитайской мифологии.

Как историк Фэн Тянь-юй обращает особое внимание на соотношение тех или иных мифов с соответствующей стадией развития общества, высказывая предположение о том, что миф о создании людей из лёсса (аналог глины в мифах других народов), очевидно, появился в пору изобретения гончарного производства. В подходе к мифу у Фэн Тянь-юя присутствует представление о разностадиальности мифа. Так, он отмечает, что миф о начале мира не является наиболее архаическим, а возникает позднее других, скорее всего в последний период развития родового общества

Целый комплекс проблем солярной мифологии исследован Сяо Бином в статье «Дети и внуки солнца». Сопоставляя образы и сюжеты древнекитайских мифов с японскими, корейскими, а также греческими, иранскими, индобуддийскими мифами и преданиями, автор приходит к выводу, что целый ряд героев древнекитайских мифов (Чжуань-сюй, стрелок И, Тай-хао, Шао-хао, Ци) являются солярными божествами различных племен. В статье исследуются и некоторые важнейшие фольклорные представления: зачатие от солнечного луча, мотив бросания нежеланного младенца в поле и выкармливания его животными или чужими людьми, ассоциативная связь между солнечным лучом и полетом стрелы; выясняется наличие трех поколений солярных божеств (Ди Цзюнь — стрелок И — дети И; Ди Ку — Ци — Чжао-мин; Тай-хао — Шао-хао — Бань), аналогичное трем поколениям персонажей греческой мифологии.

Интересен и проведенный впервые анализ китайского варианта мифа о похищении огня неким Шан-бо. Миф этот известен, однако, только в одной записи, сделанной в 1987 г. студентом Се Шу-мином от 60-летнего неграмотного деревенского жителя уезда Шанцю.

Специальная глава у Чэнь Люй-шэна посвящена отдельным элементам (деталям) изображений — разным типам изображения головы, головных уборов, одежды, причесок. Китайский ученый отмечает, что одежда и головные уборы первопредков являются точной копией костюма и уборов ханьской эпохи. При характерном для китайцев пристальном внимании к хронологии (династиям, годам царствования) для них обычным является отсутствие историзма в описании костюма и других деталей быта. Достаточно обратить внимание на традиционный театр, где герои разных эпох носят костюмы, не соответствующие изображаемому времени (они лишь условно старинные). Даже Чэнь Люй-шэн, описывая изображенные на ханьских рельефах одежды Фу-си и Нюй-ва, не углубляется в точную историю китайского костюма. Следует, однако, сказать, что начиная с эпохи Мин китайцы стали изображать первопредков не в костюмах, а только в юбке из листьев.

С этим было связано представление о полноте как положительном признаке и, наоборот, о слабости и худобе как о признаке болезненности, некрасивости, что, по мнению исследователя, зафиксировано и в китайской иероглифике, например, в иероглифах шоу [4\ — «худоба», цзи [15] — «тощий», которые пишутся с детерминативом «болезнь». Таким образом, считает ученый, древнейшее представление о «прекрасном» (в более поздние времена — красоте) было связано с полнотой и женскими гипертрофированными формами.

В отличие от ученых, считающих, что это изображение свиньи-тотема, Е Шу-сянь предполагает, что свинья здесь является символом жизни и потомства. Исследователь ссылается на многочисленные находки свиных голов в неолитических захоронениях севера и юга страны и на написание иероглифа цзя [2] («семья», «дом»), которое представляет собой свинью под крышей. Он предполагает, что в древнейшую эпоху упитанная и большеухая свинья могла почитаться в качестве домашнего божества и быть животной ипостасью древнейшего женского божества.

Развивая свой тезис о «матери-земле», Е Шу-сянь ссылается на древнекитайские памятники, в частности на «Чжоу и» («Чжоуские перемены»), где говорится, что небо — это отец, а земля — мать, и на древнее начертание иероглифа ту [1] — «земля». В отличие от Го Мо-жо, считавшего, что знак ту [1] — это изображение мужского члена, Е Шу-сянь, исходя из толкований древнейшего словаря «Шо вэнь» («земля — это то, что исторгает все живое»), приходит к выводу, что понятие «земля» в древнем Китае могло быть неразрывно связано со способностью женщины к деторождению. Тем более что иероглиф е [4], являющийся составной частью знака ди [2], тоже означающего «земля», в свою очередь, есть изображение женских гениталий.

Так, подробно рассматривая, как складывались представления о прекрасном (мэй), и сравнивая мышление древних греков, индийцев и китайцев, исследователь приходит к выводу, что если у греков и индийцев представление о прекрасном связано с понятием любви и внешней красотой женщины и юноши, то у китайцев понятие мэй первоначально связывалось не с любовью, а с едой. И только потом у китайцев сложилось представление о красоте (янь [5]), соответствующее современному понятию об изящном. Первоначально янь [5] связывалось, однако, не с изящным, а с «большим», «упитанным» и только потом стало синонимом женской красоты.

Tags: Духовная культура Китая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments